Закон для «золотой» молодежи?

Чиновники решили ограничить траты подростков. Минюст уже направил текст поправок в Гражданский кодекс РФ на рассмотрение правительства, и если там идею поддержат, несоверншеннолетние смогут в месяц тратить не больше 19 тыс. 155 рублей.


Сегодня, согласно ст. 26 Гражданского кодекса, подростки вправе свободно распоряжаться своими доходами, но уже вскоре они могут этого права лишиться. Минюст направил в правительство РФ ряд поправок к законопроекту о новой редакции ГК, согласно которым подростки от 14 до 18 лет без согласия родителей смогут в месяц потратить не больше трехкратного размера прожиточного минимума, установленного в России. Во втором квартале прожиточный минимум составил 6 тыс. 385 рублей, значит, независимые подростки, как полагает Минюст, должны тратить в месяц не больше 19 тыс. 155 рублей. 

Чем руководствовались чиновники Минюста, выдвигая такое предложение? Чего хотели добиться? А главное – как намерены контролировать траты подростков? Вместо ответов на эти вопросы корреспонденту «Росбалта» из ведомства, возглавляемого Александром Коноваловым, пришло следующее: «Проект поправок правительства РФ был направлен Минюстом в правительство РФ 10 сентября 2012 года. Поправка с предложением об ограничении несовершеннолетних распоряжаться своими доходами поступила из Министерства образования и науки РФ, в компетенции которого находится указанный вопрос». И вроде бы все понятно: поправку мы не готовили и о том, чем руководствовались авторы, не знаем. Правда и в Министерстве образование, в компетенции которого, как сказано в сообщении Минюста, находится данный вопрос, ответов получить тоже не удалось. «По этому вопросу вам нужно обратиться в министерство юстиции. Представителем правительства РФ по данному вопросу является министерство юстиции. Данный вопрос разрабатывался не одним ведомством и не двумя. Представляет правительство, повторюсь, министерство юстиции», - вот такой незамысловатый ответ дали «Росбалту» в пресс-службе ведомства, возглавляемого Дмитрием Ливановым.

Откуда растут ноги у данной поправки можно было бы выяснять до бесконечности, но это все же не главный вопрос. В первую очередь хотелось разобраться, есть ли необходимость в подобного рода ограничениях. Эксперты, опрошенные «Росбалтом», в один голос говорят, что нет.

«Когда встречаются подобные инициативы, у меня всегда появляются сомнения: авторы живут в реальном мире или нет? Предложение Минюста совершенно надумано и не имеет под собой никаких оснований. Во-первых, далеко не каждый подросток работает, во-вторых, далеко не каждому платят такие деньги, тем более официально. Возможно, некоторые ребята в Москве и Санкт-Петербурге и получают больше 20 тыс. рублей, но их не так много для того, чтобы прописывать это в законодательстве», - считает член комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей, член партии КПРФ Ольга Алимова.

Согласен с ней и уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович, который также не увидел причин для принятия такого рода поправок. По его словам, сумма, о которой говориться в поправках – 19 тыс. 155 рублей - во многих регионах потолок для всей семьи. Полагать, что такая сумма – стандартная зарплата несовершеннолетнего подростка в России, по меньшей мере, глупо.  

Да, сегодня хорошо получают юные актеры, спортсмены, модели, но не все, а только те из них, кто достиг, что называется, высшего пилотажа. А таких в нашей стране можно по пальцам перечесть. Есть еще обеспеченные семьи, где, возможно, родители сталкиваются с такими проблемами. Но, по мнению детского омбудсмена, решение их кроется вовсе не в законодательной плоскости, а в соответствующем воспитании, в том числе и в отношении денег и умения с ними обращаться.

Возможно, стоило бы добавить в школьные учебники по математике несколько глав, посвященных этому вопросу, чтобы подростки научились ориентироваться в мире денег, считает Бунимович. В любом случае, это вопрос воспитания, а не столь экзотического законодательства. «Из тысяч обращений по самым разнообразным случаям, которые приходят в аппарат уполномоченного, ни разу не сталкивался с этой проблемой. Возможно, она есть у кого-то из родителей в Минюсте, но это единичные случаи», - считает он.

И если уж поднимать вопрос детей и денег, то проблема, по словам столичного детского омбудсмена, кроется здесь совсем в другом: зачастую подростки не могут найти себе работу даже в каникулы, а если и находят, то нередко оказываются обманутыми работодателями и не получают обещанной зарплаты. Вот этим вопросом стоило бы заняться чиновникам, а уж с тем, куда подросткам тратить деньги и сколько, разбираться должна семья, уверена депутат Алимова. «Если ребенок пошел на работу, значит, он пытается самоутвердиться или просто хочет иметь карманные деньги, чтобы тратить их на себя, будь то дорогая одежда или не менее дорогие занятия с репетитором. В любом случае, определять, сколько тратить ребенку, а сколько приносить в семью должны родители по согласованию с ребенком, а не законодатели», - заметила собеседница агентства.

При этом остается загадкой и то, как чиновники намерены контролировать траты подростков: будут ли это доносы соседей, или родители сами должны будут сдавать своих чад властям? «Лучше бы контролировали, куда уходят миллиарды бюджетных средств», - негодует депутат.

Разделяет ее мнение и уполномоченный по правам ребенка. «Прежде чем ограничивать траты подростков законодателям следовало бы научиться контролировать серьезные взрослые траты государственных чиновников, чего они до сих пор сделать не могут», - считает он.

По словам Бунимовича, у него сложилось впечатление, что подобными законами власти просто пытаются отвлечь внимание общества от более важных проблем.  «Ни вреда, ни пользы предложение Минюста не принесет, а мы в Госдуме будем обсуждать его годами, создавая видимость деятельности, вносить множество поправок. Нужен ли вообще такой закон?» - задается вопросом депутат.

А между тем, как сообщают «Известия», изменения в Гражданский кодекс будут заслушаны во втором чтении нынешней осенью, и в Минюсте рассчитывают на принятие подготовленных поправок.

Правда, по словам Бунимовича, как бы ни сложилась судьба этого предложения, никакой роли оно не сыграет. «Идея ведомства вроде и касается детей, но впервые я вижу поправку, которая настолько экзотична и ни о чем, что от ее принятия мало что изменится. Обидно только, что чем больше мы принимаем вот таких бессмысленных и недействующих законов, тем больше мы развращаем людей по отношению ко всему законодательству», - заключил детский омбудсмен.

Анна Семенец