Россия не готова сама растить своих детей?

Нужно ли нам международное усыновление? Как правило, именно этот вопрос возникает, когда достоянием общественности становится очередная история о жестоком обращении с детьми-сиротами, которым «посчастливилось» обрести семью за границей.


© Фото Дарьи Мироновой

Нужно ли нам международное усыновление? Как правило, именно этот вопрос возникает, когда достоянием общественности становится очередная история о жестоком обращении с нашими детьми-сиротами, которым «посчастливилось» обрести семью за границей.

Затронул эту тему и уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, выступая на парламентских слушаниях в Госдуме, и даже высказался о том, что отдавать детей иностранным усыновителям не следовало бы, гражданами каких бы процветающих стран они не являлись.

С 2000 года около 65 тыс. детей было вывезено из России иностранными гражданами. Из них 19 погибли от рук приемных американских родителей, и это только наиболее зверские случаи, о которых стало известно. Необоснованно мягкий приговор, вынесенный чете Крейвер, обвиненных  в убийстве приемного ребенка из России Вани Скоробогатова, оправдание Брайана Дикстры, убившего Илью Каргинцева, позиция американского правосудия в вопросе Майкла Гризмора, обвиняемого в изнасиловании удочеренной россиянки Ксении Антоновой… Напомнив обо всех этих историях, которые происходили с приемными детьми из России в США, Павел Астахов призвал не отдавать российских детей-сирот иностранным усыновителям.

«Не поддавайтесь мифам, истерикам, которые убеждают нас, что закрыть иностранное усыновление нельзя, тогда у российских детей сирот не будет будущего - это вранье», - отметил Астахов в ходе парламентских слушаний в Госдуме. По его словам, люди, которые продолжают воспевать в своих рассказах Америку и говорить о том, какое прекрасное будущее ждет там наших детей, либо просто бессовестные люди, либо участвуют в этом бизнесе, в котором крутиться полтора миллиарда долларов в год.

Правда, как пояснили «Росбалту» в пресс-службе уполномоченного, Астахов имел в виду вовсе не закрытие международного усыновление, а скорее -  приоритет в вопросах усыновления для российских граждан. Да и международные обязательства вряд ли позволят нам навсегда закрыть двери для иностранных усыновителей.

В соответствии со ст. 21 Конвенции ООН о правах ребенка Россия, как страна-участница Конвенции, приняла на себя обязательства о том, что усыновление ребенка в другую страну может рассматриваться как альтернативный способ устройства ребенка, при невозможности передачи его на воспитание в семью внутри страны. Отказ от международного усыновления будет являться нарушением положений международного документа.

Хотя, по мнению заместителя председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ирины Соколовой, ввести мораторий на усыновление все-таки стоило бы, но только для тех стран, с которыми у нас не подписано двустороннее соглашение. Пока определенные договоренности есть у России с Италией, Францией, а с 1 ноября вступает в силу двустороннее соглашение о сотрудничестве в области усыновления и с США.

«Раньше, когда Россия обращалась в Госдепартамент по громким делам, связанным с гибелью российских детей, ведомство отвечало, что его полномочия ограничены. Двустороннее соглашение с США должно в корне изменить ситуацию с усыновлением. За всеми детьми будет сохранено российское гражданство до 18-летия. Уйдет в прошлое независимое усыновление - все будет под контролем государства. Дети обязательно будут ставиться на учет в российские консульские учреждения, которые также смогут контролировать условия их жизни в приемных семьях», - рассказала о достоинствах соглашения депутат. Правда, ожидать того, что со вступлением в силу этого соглашения сразу же перестанут происходить случаи насилия, по мнению собеседницы агентства, не стоит. Но если этот документ дает хоть какие-то гарантии, то в отсутствии оного проконтролировать судьбу усыновленных детей иностранцами и вовсе не представляется возможным. Поэтому страны, отказавшиеся от подобных договоренностей, должны лишаться права усыновлять детей-сирот из России, полагает Соколова.

«Но, в целом, трудно с этической точки зрения говорить сегодня о полном запрете на иностранное усыновление. Проблема в том, что очень многие дети, которых усыновляют те же американские приемные родители – это дети с серьезными врожденными проблемами здоровья, другим цветом кожи. В России, к сожалению, не так много людей, готовых их усыновить», - заметила депутат.

В качестве примера Соколова привела истории двух чемпионок паралимпийских игр в Лондоне – Джессики Лонг и Татьяны Макфадден из США. «Это наши русские девочки, с тяжелыми врожденными пороками, которых в 1990-е удочерили американцы. В Америке они сейчас чемпионы и звезды, о которых снимают фильмы. Нашли бы они в России такие же приемные семьи, которые бы помогли им стать чемпионами? Маловероятно», - полагает собеседница агентства.

Категорически против иностранного усыновления высказалась директор Института демографической безопасности, детский психолог, вице-президент и соучредитель Межрегионального Фонда социально-психологической помощи семье и ребенку Ирина Медведева. «Лучше бы роль иностранного усыновления в системе семейного устройства наших детей-сирот свелось к нулю. Столько детей бесследно пропало после усыновления в другую страну, никто не знает, где они и что с ними. Не говоря уже о том, что у нас катастрофическая ситуация с демографией, и при этом мы продолжаем отдавать детей за границу», - отметила собеседница агентства.

Не так однозначна в своих суждениях оказалась доктор психологических наук, эксперт в вопросах усыновления, сопредседатель экспертного совета комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Галина Семья. Нельзя лишать детей-сирот возможности обрести семью за границей, уверена собеседница агентства. Ребенок должен быть передан в семью, и, как у нас в законодательстве прописано, если нет россиян, готовых взять этого ребенка, пускай его берет семья иностранная.

«Я не являюсь ярым противником закрытия международного усыновления. Но в последние годы много усилий было вложено в разработку двусторонних соглашений между Россией и Италией, Россией и Францией, Россией и США, где достаточно хорошо продуманы моменты контроля над судьбой усыновленных за границу детей. Я бы попробовала поработать по этим законам, тем более, речь уже не идет о десятках тысяч детей, которых мы отдавали», - заявила эксперт. Она отметила, что полностью закрыть международное усыновление, не дав возможность нескольким десяткам детдомовцев обрести семью за границей, если мы не можем найти ее в России, нельзя. Иначе мы фактически лишаем ребенка права жить и воспитываться в семье. Но сделать так, чтобы иностранным усыновителям просто не досталось детей, можно. И это уже проблема специалистов, уполномоченного по правам ребенка.

Система, которая есть сегодня, рассчитана на тех детей-сирот, которых и так забирают, отметила Галина Семья. Сейчас темпы устройства детей в семьи замедлились потому, что в детских домах остались ребята так называемой «группы риска» по семейному устройству. Это подростки старше 10 лет, и таких в детских домах почти 70%, дети с ограниченными возможностями здоровья – порядка 25%, дети-сиблинги, то есть братья и сестры, которых нельзя разделять при устройстве в семью. Еще есть группа детей, которых не хотят брать в семью вследствие их этнического статуса.

Чтобы этих детей брали в семьи, нужно предложить потенциальным родителям нечто большее, чем увеличение размера пособий. Например, предоставить им определенный набор гарантированных услуг. «Если я взяла ребенка с отклонениями в развитии, мне должна быть гарантирована любая медицинская помощь, которая ему может потребоваться», - привела пример возможных гарантий эксперт. При этом она отметила, что сейчас только в 30% регионов семьи, ставшие многодетными в связи усыновлением, получили официальный статус многодетных и соответствующие гарантии. Как, по мнению чиновников, люди должны усыновлять, например, детей-сиблингов, в такой ситуации?

«Должны быть одинаковыми как ведомственные, так и межведомственные показатели. А сегодня у нас число лишения родительских прав для прокуратуры и суда – хороший показатель, а для органов опеки – плохой», - заметила Семья.

Не мешало бы обратить внимание губернаторов на эту проблему и ввести в систему показателей оценки эффективности их работы устройство детей в семьи. И пока ничего из этого списка не сделано, говорить о закрытии международного усыновления, по меньшей мере, рано.

Анна Семенец