Первый марш без Удальцова

В столице прошел «Социальный марш». Несогласные решили сменить уже ставшие привычными политические лозунги на иные, близкие и понятные всем обывателям. Но акция получилась не столь многочисленной. И не только непогода была этому причиной.


© Денис Гольдман

В столице прошел «Социальный марш». Несогласные решили сменить уже ставшие привычными политические лозунги на иные, близкие и понятные всем обывателям. Но акция получилась не столь многочисленной. И не только непогода была этому причиной.

«Вот почему так мало коммунистов, эсеров, почему? Какие они социалисты, раз в такой акции участие отказались принять?», - вопрошал мужчина с белой лентой на куртке у случайного собеседника, молодого человека, чья одежда не была украшена какой-либо символикой.

Похожие слова произносили и другие участники марша, поскольку его организаторами были заявлены  требования, касающиеся самых что ни на есть насущных бытовых проблем: рост тарифов ЖКХ, обманутые дольщики, сохранение системы образования, а  участников оказалось на порядок меньше, чем на прошлых акциях протеста. Сказалось ли отсутствие отбывающего домашний арест Сергея Удальцова (он был в числе активных сторонников этого протеста) или то, что большинство оппозиционеров отмежевалось от акции, но на улицы вышло всего около трех тысяч человек.

Денис Гольдман

И все же основные цвета «Социального марша» оказались красными. Это приводило даже к некоторым конфузам.  Одна старушка перед началом шествия подошла к молодым людям с белыми лентами и сказала: «Что-то коммунистов слишком много сегодня». На что юноша ей ответил с улыбкой: «Ну это же социальный марш, они его инициаторы...» (хотя организаторы у акции были другими).

В этот раз несогласных можно было условно разделить на два типа: те, кто выступал за принятие конкретных мер в той или иной жизненной сфере и те, кто шел со стандартными «глобальными» лозунгами типа «Долой полицейское государство!» и «Россия будет свободной!».

Денис Гольдман

Однако бросалось в глаза,  что  состав  участников акции был несколько иным, нежели на многочисленных «Маршах миллионов». Тогда основной протестный костяк составляли молодые люди и политические активисты. Теперь же — обыкновенные граждане, преимущественно преклонного возраста, а примерное соотношение активистов и простых несогласных в процентах — 30 на 70.

Денис Гольдман

Тем временем активисты левых движений поигрывали характерными кричалками: «Рост тарифов!», - начинал ведущий с мегафоном, - «К чертям собачьим!», - отвечала колонна. «Коррупция! - К чертям собачьим!», «Бюрократия! - К чертям собачьим!», «Парламент! - К чертям собачьим!». В качестве квинтэссенции этой своеобразной «игры» колонна указала то же направление и капитализму.

Помимо «красных», в акции участвовали представители анархистского движения, демократы, либералы и даже члены ЛГБТ-сообщества. С последними, к слову, на старте шествия организаторы обошлись не совсем дружелюбно: мужчина, обеспечивающий безопасность на мероприятии, по всей видимости, не был проинформирован о том, что использовать радужные флаги незадолго до начала акции было все же разрешено, и вырвал из рук у ЛГБТ-активистки знамя. Выведенная из себя столь грубыми действиями, девушка кинулась отбирать флаг, и возникла перепалка, однако вовремя подоспевшие организаторы погасили конфликт, предложив даме пройти от головы колонны в ее середину.

Несмотря на порой достаточно радикальные лозунги, сотрудники полиции не вмешивались в происходящее и соглашались на разговоры с протестующими, что называется, не по уставу.

Денис Гольдман

Одной из тем марша и последующего митинга «За права москвичей» было сравнение с параллельной акцией «В защиту детей», инициированной партией «Русские матери» и прокремлевскими молодежными движениями. Протестующие шутили на тему, все ли получат деньги после этой акции и не останется ли обездоленных школьников и бюджетников, и выкрикивали шутливые лозунги «Астахов ест детей!» и «Долой власть педофилов!».

В расстоянии нескольких сотен метров после поворота на Проспект академика Сахарова участников «Марша» ждал небольшой фургончик, кузов которого был оборудован под сцену. На митинг, завершающий акцию «За права москвичей» осталась примерно половина людей — внесла свою лепту непогода.

Тон всем последующим ораторам задал депутат-справедливоросс Илья Пономарев. В самом начале своего выступления он отметил, что многие представители протестного движения полагают, что социальные проблемы не важны. И как раз из-за них ситуация не меняется. «Они говорят: «Зачем выступать про проблемы, когда нужно требовать отставки Путина, а все остальное потом приложится». Конечно, Путина — в отставку, но жить-то надо здесь и сейчас, и решать проблемы надо здесь и сейчас».

Денис Гольдман

Политик также парой слов упомянул митинг «В защиту детей»: «Они решили провести контрмитинг, якобы за права детей, а на самом деле - за права депутатов, которые голосовали за «закон Димы Яковлева», чтобы показать, что все его поддерживают».

 Все, кто выступал после Ильи Пономарева, призывали к единению оппозиционных сил на почве бытовых социальных проблем. Представитель инициативной группы МГУ сказал, что нужно бороться за то, чтобы образование было качественным и бесплатным. В пример он привел недавние действия своих коллег. Лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин заявил, что менять власть нужно на предстоящих выборах в Мосгордуму. Он сообщил, что его партия оставляет свободной половину партийного списка, чтобы гражданские активисты попытались побороться за места в парламенте под их флагами.

Денис Гольдман

 К сожалению, ораторов было так много, что участники акции попросту замерзали и в спешке покидали площадь, и когда со сцены прозвучало предложение поддержать резолюцию митинга (не зачитывая ее) руки в знак согласия подняли лишь несколько десятков человек.  

Денис Гольдман, фото автора