"Москва" по-китайски

Массовое заселение столичного района Люблино китайцами началось еще летом 2009 года, когда был закрыт Черкизовский рынок, и большая часть торговцев-азиатов перекочевала на юго-восток столицы, в торгово-ярмарочный комплекс «Москва».

Массовое заселение столичного района Люблино китайцами началось еще летом 2009 года, когда был закрыт Черкизовский рынок, и большая часть торговцев-азиатов перекочевала на юго-восток столицы, в торгово-ярмарочный комплекс «Москва». Это мгновенно вызвало волну протеста со стороны местных жителей.

Люди испугались того, что внезапно на улицах появилось множество незнакомых лиц. Отсюда - страх перед повышением уровеня преступности, загруженности дорог и увеличением количества мусора. Поначалу москвичи писали жалобы в префектуру Юго-восточного округа Москвы с требованием если не закрыть ТЯК «Москва», то хотя бы переместить всех его «обитателей» подальше, за МКАД. Но так и не были услышаны. Таким образом, вместо "Черкизона" появился "Люблизон".

Третья сила

Порыв жителей Люблина с энтузиазмом поддержали националисты. В частности, так называемое «Движение Против Нелегальной Миграции»(ДПНИ), отнесенное Генпрокуратурой к наиболее активным экстремистским объединениям России, огранило «народное» недовольство и преобразовало его в политический манифест ультраправого толка.

ДПНИ обеспечило проведение нескольких акций протеста против перевода «Черкизона» в Люблино, в которых, наряду с жителями района, принимали участие и рядовые националисты. Организаторы даже вынуждены были отказаться от своих традиционных имперских знамен с вызывающей символикой, так как, по вполне понятным причинам, далеко не все жители Люблина полностью разделяли их взгляды.

Протестующие требовали закрытия «Люблизона», выселения китайцев, уничтожения контрабандной продукции и отставки чиновников — вплоть до префекта ЮВАО Владимира Зотова. Но даже с такими требованиями самый массовый митинг собрал не больше 800 человек.

ДПНИ провело большую по меркам района агитационную кампанию: раздавались агитлистовки, был создан специальный сайт, на котором любой желающий мог выразить свое мнение по поднятому вопросу, подписать общее обращение к префекту или составить личное. Также на сайте собирались свидетельства того, что китайцы мешают местным жителям спокойно существовать, и публиковались сообщения о преступлениях, совершенных мигрантами в Люблине. Но со временем националисты отступили, а местные жители смирились с проблемой.

Мини-Шанхай

«Мы будто в Шанхае живем. Утром и вечером кругом ходят, на своем что-то щебечут», - иронизирует Людмила, жительница дома, расположенного недалеко от ТЯК «Москва». Ей и ее соседям приходится сложнее всего:  квартиры массово сдаются выходцам из КНР.

Местные жители давно приноровились извлекать максимум выгоды из «визита» заграничных гостей. Квартиры сдаются по цене вдвое, а то и втрое превышающей стандартную. Не приученные к тонкостям жизни в России, китайцы, с радостью соглашаются на любую стоимость, так как жилье они снимают не поодиночке, а одной или сразу несколькими семьями. В итоге, в плюсе и арендодатели, и арендаторы. Единственные в данной ситуации, кому подобные сделки не в радость, — соседи.

«Вот вы жарили когда-нибудь селедку на сковороде? А вот они жарят. Знаете, какой запах ужасный? Ничем его не перебить! Так что в то время, когда они готовят, лучше не вообще в подъезде не появляться».

Еще один большой недостаток люблинских китайцев - их нечистоплотность. Они, по словам местных жителей, оставляют пакеты с отходами в подъезде, да и в целом мусорят гораздо больше, чем остальные.

«Вы бы видели, как они толпами тут бродят с баулами этими своими. А так, из окна забавно наблюдать, как они из подъезда и в подъезд бегают: как тараканы», - говорит пенсионерка. «Да, кстати! Даже тараканы с клопами из-за них у нас в подъезде появились! А счетчики воды вообще зашкаливают!», - вспомнила она.

Но в целом, серьезных конфликтов у местных жителей с приезжими никогда не возникало. В большинстве своем, они ведут себя спокойно и тихо, частенько придерживают дверь подъезда, помогают пожилым людям, и регулярно здороваются с соседями. Жителей, а вернее жительниц Люблина, подобные проявления вежливости умиляют и немного забавляют. 

Но все же, теперь они побаиваются отпускать детей на улицу одних, да и сами стараются в темное время суток на улицу не выходить - мало ли что может приключиться.

Элементы азиатской культуры в районе видны еще задолго до входа на территорию ТЯК «Москва»: на гаражах и заборах наряду с надписями-рисунками в стиле граффити на русском языке присутствуют и иероглифы.

Следуя примеру американских коллег, столичные предприниматели как российского, так и китайского происхождения по-своему отреагировали на переселение «обитателей» Черкизовского рынка в торгово-ярмарочный комплекс «Москва».

К примеру, в местном кинотеатре как-то практиковался показ фильмов с китайским синхронным переводом. Тогда возмущение (особенно в интернет-блогах) достигло крупных масштабов и проект пришлось прикрыть. Некоторые рекламные вывески и указатели внутри комплекса продублированы на китайском языке. Одна из них гласит: «Фотоателье», следует перечисление услуг, а чуть ниже — все то же самое, но на китайском.

В китайских ресторанах и кафе меню на самых «ходовых» языках — русском и китайском. Конечно, объективнее было бы добавить еще узбекский и таджикский, а первый язык в этом ряду убрать совсем, но проверки правоохранительных органов и различных «контролирующих» служб этого сделать не позволяют.

Первое, что приходит на ум русскоязычному посетителю ТЯК «Москва», - желание сменить название на «Шанхай» или «Пекин». Однако при более глубоком рассмотрении все оказывается не так-то просто. Китайцев там действительно большинство, но не критическое — примерно половина от общей массы людей. Из них - треть может произнести пару фраз на русском — это и есть торговцы. Остальные - служат грузчиками и различными помощниками, и общаются на родном языке. Все охранники в ТЯК, как на подбор, - славянской внешности, а дворниками и обслуживающим персоналом традиционно служат мигранты из Средней Азии.

Незваные гости

Сотрудник полиции во дворе жилого дома подходит к женщине азиатской внешности с двумя детьми, представляется и просит посмотреть документы. Женщина, похоже, не поняла его слов.

«Что вы смотрите на меня? Документы давайте, паспорт ваш». Со второго раза дама выполнила просьбу полицейского — протянула какие-то бумаги. «Так, а где свидетельство о рождении?», - молчание. «Ну, такая бумажка, дается, когда ребенок рождается. Вот у вас двое детей, значит две бумажки должно быть», - полицейский переходит на язык жестов. Так и не получив «бумажки», он провел женщину с ребятишками к машине и увез в участок. Судя по его усталому виду, подобные истории для Люблина — типичны.

Недавно на сайте префектуры появился подробный отчет о работе в минувшем году: по жалобам граждан выявлено почти пять тысяч нелегальных мигрантов, а более 16 тысяч нарушителей миграционного законодательства привлечены к административной ответственности.

Денис Гольдман