Pussy Riot наоборот?

Великий пост в этом году был предварен двумя публичными акциями под православным знаменем. Герои этих дней – молодые люди, называющие себя православным общественным движением «Божья воля».

Великий пост в этом году был предварен двумя публичными акциями под православным знаменем. Герои этих дней – молодые люди, называющие себя православным общественным движением «Божья воля».

Итак, в пятницу вечером «Божья воля» ворвалась в офис партии «Яблоко» на Пятницкой улице. Внутри был один охранник. Акция снималась самими ее участниками на видео и имеется в открытом доступе в Интернете. Как явствует из ролика, охранника стали агитировать, спрашивая, знает ли он, что «Яблоко» поддерживает содомитов. Больше страж в кадре не появляется – непонятно, «прозрел» ли он под влиянием религиозной пропаганды или же «самоустранился» и ушел курить. Впрочем, напрашивается еще одна догадка: непосредственно в офис он непрошеных гостей все-таки не пропустил. Но перед дверями офиса в прихожей был стол с «яблочной» партийной литературой: книги, брошюры и т.д.

Сами участники акции предстают в кадре как небольшая группа молодежи обоего пола. За неимением других оппонентов, они сгребли со стола всю литературу и унесли, а затем торжественно сожгли в сквере у метро «Новокузнецкая».

Клерикальные мальчики и девочки сопровождали костер замечаниями насчет того, как лидеры «Яблока» Сергей Митрохин и Григорий Явлинский будут гореть в аду. Ну, а в вину партии «Яблоко» были поставлены, как и следовало ожидать, такие грехи, как защита прав гомосексуалистов и вообще западничество и получение денег из-за рубежа.

В воскресенье – в Прощеное, к слову сказать, воскресенье – «Божья воля» наведалась в Дарвиновский музей на улице Вавилова, 57. Здесь ими было разыграно действо в стиле флеш-моб – тоже заснятое и выложенное. Громогласная агитация против теории эволюции, с разбрасыванием листовок. Из окон музея (его относительно новое и весьма просторное здание украшено башенкой в любимом стиле Юрия Лужкова) – вывесили белую простыню с красной надписью «Мир создал Бог». А на самой башне укрепили белый флаг с цифрой 7522 – постулируя, что Бог создал мир 7 тыс. 522 года назад, и никаких «миллионов лет» не было.

Обе акции прошли, не то, чтобы уж совсем «мирно», но, в общем, без ужасов. С формальной точки зрения, можно даже сказать, ненасильственно. Охранника «яблочного» офиса никто не бил. В музее тоже вроде бы ничего не портили и никого прямо не обижали  - билетов, наверно, не покупали только. Во время приснопамятного разгрома другими ревнителями православия выставки «Осторожно, религия!» ситуация была подраматичней. 

Сергей Митрохин заявил, что партия будет требовать «привлечения к ответственности социально-опасных элементов», что со стороны лидера «Яблока» вполне естественно. Ближайшее время покажет, соизволят ли наши власти как-то наказать «божьевольцев»  и предъявить им хотя бы мелкое хулиганство (как известно, современная российская власть очень христолюбива).

Кто же эти молодые люди? Лидер новоявленного движения Дмитрий Цорионов - юноша скорее восточной внешности с черной бородкой-эспаньолкой – уже приобрел некоторую известность. Цорионов – фамилия осетинская, но избранный им псевдоним – еще менее русский. Называет себя Дмитрием Энтео. На обывательский слух, это звучит как некая аббревиатура НТО (что-нибудь типа «Народно-трудового общества).

Однако расшифровка есть: дотошные обществоведы-правозащитники сredo.ru выкопали соответствующие корни. Оказывается, «Энтео» происходит от слова «энтеогены».

Как сообщает Википедия, дословно это переводится как «становление божественным изнутри». Это название неформальной группировки различных субстанций растительного происхождения, содержащих психоактивные вещества, традиционно использующиеся для достижения измененного состояния сознания и приводящие к опьянению. Энтеогены использовали древние шаманы для вхождения в «мистические состояния», в которых они «общались с духами и божествами». В современном мире этим термином объединяют ряд наркотических веществ растительного происхождения, обладающих разнообразными способами действия на психику. Являются разновидностью психоделиков. Энтео, впрочем, связь псевдонима с «энтеогенами» отрицает, предпочитая переводить его как «бог внутри».

Воистину, чудны дела твои, Господи. В общем, по сведениям интернет-сообщества, молодой человек баловался наркотиками и восточными философиями, и псевдоним еще оттуда. Ресурс Дмитрия Энтео «В контакте» весьма насыщен, молодой лидер пишет почти каждый день. Выкладывает массу иллюстративных и видеоматериалов. Агитирует за Христа «по системе» ныне покойного о. Даниила Сысоева, чьим адептом  является. Это – наиболее «радикальное православие», когда за любым оппонентом полностью отрицается какая-либо правда. Спасутся только православные – среди которых, с точки зрения проповедника, тоже большинство еретиков. Все остальные, даже католики, будут вечно гореть в аду – разумеется, в прямом смысле, шкворчать, - ну, а атеистов о. Сысоев вообще призывал свозить на лесоповал еще при жизни.

В таком духе проповедовал о. Даниил Сысоев – обладавший, правда, личным обаянием и во многом бывший «лучше своих проповедей». Но Сысоев пытался так разговаривать с мусульманами – и его за это застрелили. Энтео куда осторожнее: от «яблочников» пулю не схлопочешь. Митрохин только генеральному прокурору пожаловался, а Дарвиновский музей даже и не жалуется покамест.

Со стороны Русской православной церкви уже последовала кое-какая реакция – в виде полемики между двумя знаковыми фигурами: протоиереем Всеволодом Чаплиным и протодьяконом Андреем Кураевым.    

«Минувшей ночью православные люди завершили прощеное воскресенье и начали Великий пост, – пишет о. Андрей Кураев. - Переходным моментом является чтение великопостной молитвы: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Если эти люди занимались минувшей ночью такими вещами, то они, несомненно, активисты, но слово «православные» здесь лишнее. Называть их движение «Божья воля» — это вообще кощунство».

У о. Андрея вызвала недовольство позиция о. Всеволода Чаплина, который «не нашел слов для осуждения погромщиков». «То есть, ну как бы, дистанцировался от них, но так мягонечко, что православные это, несомненно, восприняли как похвалу — "дух акции был немножко более агрессивным, чем надо". Кому надо? Кто дозирует меру разрешенной погромности? С какой поры делом веры стало врываться в политические центры?» -  риторически спрашивает Кураев.

Есть у произошедшего еще одна параллель – корреспонденту «Росбалта» на нее указал известный политолог,  директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Борис Кагарлицкий. «Посадить, как Pussy Riot, в аналогичный лагерь, - предложил собеседник агентсттва. - Тогда можно будет хоть как-то обосновать приговор Pussy Riot.

«Строго говоря, со стороны Pussy Riot имело место мелкое хулиганство, которое квалифицировали как «посягательство на основы», - отметил Кагарлицкий. - Сейчас мне очень интересно, как государство будет реагировать на такие же вещи и квалифицировать реальные нападения на какие-то объекты. Проблемы же не в том, что в стране есть те или иные экстремистские группы. Вопрос – как к ним относится государство. Если это пресекается, ставится в рамки, это один вопрос. Если им не дают понять, что этого делать нельзя  – они делают выводы».      

Действительно: поведение «божьевольников» во многом напоминает действа незадачливых радикальных феминисток, чья судьба столь надолго попала в центр общественного внимания в прошлом году. Причем, не всякое сравнение тут в пользу феминисток: Надежда Толоконникова, как известно, до акции в Храме Христа Спасителя участвовала в другой «акции» в Биологическом музее имени Тимирязева – почти в Дарвиновском – и то, что там происходило, было, во всяком случае, куда неприличней.

Можно ли назвать Энтео и его друзей Pussy Riot наоборот»? Кто они – тоже «деятели искусства», хотя бы и в нынешнем, глубоко извращенном понимании? И можно ли их считать «деятелями современного искусства», коль скоро их идеи ультра-реакционны (Энтео даже полагает, что Солнце, несмотря ни на что, все-таки вокруг Земли вертится), но методы – полностью из арсенала их «постмодернистских» и «суперполиткорректных» антиподов?

«Черносотенцы разного рода были – это наши вполне самостоятельные традиции, - считает Борис Кагарлицкий. - Чтобы устроить погром, какой-то особенно оригинальной мысли не требуется. Разгромить музей – довольно безопасное дело, куда проще, чем напасть на мечеть. Международные параллели – да, есть. Скорее их можно сравнить с США, но как раз в рамках той самой «мультикультурности», которую так не любят те же самые православные. Они копируют некоторые западные модели, и у них те поведенческие практики, которые имеют корни вполне отечественные, стали трансформироваться под влиянием медийной среды».

Писатель Сергей Шаргунов, по его признанию, сам «в юные годы участвовал в акциях, хотя и не религиозных, а  общегражданских». Корреспонденту «Росбалта» Шаргунов заявил о своем «сдержанном» отношении к попыткам «религиозного участия в общественной реальности через акции прямого действия».

«Вообще, я за самое широкое участие самых разных людей в общественной жизни, - отметил Сергей Шаргунов. - Главное, чтобы они не нарушали Уголовный кодекс. Если кто-то ведет себя, как шпана – совершено неважно, каких взглядов этот человек придерживается. Может быть, он мне тысячу раз близок, поскольку я человек довольно консервативных настроений, но если они нарушают закон или вламываются в чужой офис – это вопрос к законодательству, и это еще и вопрос дискредитации церкви».

«К сожалению, вокруг церкви в последнее время появляется значительное количество людей, которых кто-то как будто направляет, – добавил собеседник агентства. - Может быть, они думают, что таким образом помогают церкви или консервативным силам общества. На самом деле они их только позорят и выставляют как каких-то скоморохов. Если православные будут превращаться в скоморохов, к тому же общественно небезопасных, то в первую очередь это будет бить не по тем, кем они недовольны, а по самим верующим».

 «Берутся за основу методы сторонников актуального искусства и акционизма, - подтвердил консервативный политолог, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. -  Я знаю, что те, кто сейчас воспринимается как православные активисты, сами выходцы из контркультурной молодежной среды. И их методы проецируются те же самые. Что с одной стороны понятно, поскольку их методы кажутся эффективными и обеспечивают обсуждаемость. Это работает, и с этой точки зрения все хорошо».

«Но это не очень хорошо для христианских общественных организаций, - подчеркнул Ремизов. - У них должна быть другая задача. Связанная с наработкой доверия, с созданием навыков практической солидарности, с развитием христианского гражданского общества. Поэтому, условно говоря, повестка, при которой общество готово было бы воспринять христианский активизм – это не сопротивление дарвиновской эволюции, а решение социальных проблем, абортов, беспризорности, разных механизмов благотворительности».

«Конечно, это стилистически дискредитирует консервативное движение, - считает политолог. - Мне представляется, что шанс на развитие христианской политики в нашей стране связан с привлечением скорее глав семей, чем молодежи. Этого не хватает – социальных форматов, ориентированных на средний класс в широком смысле слова. Социализированных людей, образующих общественную ткань. На этих людей надо ориентироваться и исходя из этого выбирать форматы».

Но молодежь с этим, конечно, не согласна. Про Pussy Riot вспомнил и известный культуролог, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей. 

«Мне кажется, это некоторый звонок из будущего, – заметил Дондурей корреспонденту «Росбалта». - Молодые же люди не могут жить без идеологических поисков. Иначе у них не будет ощущения времени, своей энергетики, броска вперед. Поэтому я думаю, вы правы, это поисковые акции, и там более образованные люди, чем казаки. Будет, видимо, и то, и другое, но движение будет в сторону фундаментального национализма, которое будет, конечно, родниться с православием. Потому что многие европейские идеалы сожжены или, наоборот, не выращены».

«Я думаю, что в определенной степени мы стоим на пороге мощнейших поисков тех идеологий, которые придут на смену ныне существующим, – резюмировал Даниил Дондурей. -  «Что будет после Путина?» - размышляют молодые люди. И, естественно, это не только мировоззрение и философия Pussy Riot, но и прямо противоположное. И, я думаю, что все эти «воины» в каком-то обозримом времени найдутся».

Леонид Смирнов