«Россия узбекам не нужна»

Жители Узбекистана едут в Россию, чтобы заработать и вернуться назад. Получить российское гражданство хотели бы 14% из них, причем только лишь чтобы избавиться от дискриминации, рассказала эксперт по проблемам миграции Валентина Чупик.

Граждане Узбекистана занимают далеко не последнее место в миграционном потоке, захлестнувшем нашу страну. При этом большинство из них устремляются именно в российскую столицу. Чего они ждут от миграции? Хотят ли просто подзаработать, или, может, остаться здесь на ПМЖ? О том, как живется узбекам в России в интервью «Росбалту» рассказала  сотрудник автономной некоммерческой организации содействия социально-экономическому развитию народов Кавказа Валентина Чупик.

- Сколько всего мигрантов из Узбекистана приезжает в Москву?

- Данные последнего исследования, проведенного по нашему заказу в Узбекистане (1000 домохозяйств) в конце января этого года показывают, что ежегодно в Россию приезжает 3,1 млн. мигрантов со средним сроком пребывания 4,7 месяца. При этом одномоментно в России находится около 1,2 млн. человек. Порядка 31,6% от общего числа узбекских мигрантов приезжают именно в Москву и Московскую область. За год в столице их бывает около 980 тыс. человек, однако в каждый промежуток времени их число не превышает 400 тыс. человек. Большинство мигрантов из Узбекистана (91%) – мужчины.

- Почему же среди мигрантов так мало женщин? И кто входит в те 9%, которые все же приезжают в Россию?

- Дело в мусульманских представлениях о роли женщины в семье. Считается, что женщина не должна работать вне дома, поэтому на заработки отправляются, как правило, мужчины, а женщины следят за хозяйством и воспитывают детей. Те 9% - это либо жены пропавших в России мужей, которые условно едут в Россию разыскивать супругов, а на самом деле – зарабатывать деньги, чтобы прокормить семью. Поиск мужей для них – некое оправдание. Просто отправиться на заработки неприлично, ведь это будет означать, что семья мужа бросила ее с детьми. Кроме того, некоторые женщины едут в Россию с мужьями, которые планируют здесь обосноваться надолго, еще часть из этих 9% составляют девочки-студентки.

- Многие ли узбекские мигранты приезжают в Москву, имея профессию? Легко ли им найти работу по своей специальности?

- Большинство узбекских мигрантов - 94,2% - имеют профессиональное образование. Так, 22% мигрантов из Узбекистана приезжают в Россию с высшим образованием или ученой степенью: 12% имеют инженерно-технические специальности, 10% - экономические и гуманитарные.

Около 17% являются квалифицированными рабочими, имеют за плечами пятилетний стаж или высокий профессиональный разряд. При этом, только 13% удается трудоустроиться по специальности из-за дискриминации по признаку национальности и гражданства. К слову, не могут устроиться по специальности, в том числе, и русские выходцы из Узбекистана.

Большая часть мигрантов трудоустраивается не по специальности: на стройках (44%), в сфере бытового обслуживания населения (27%) или общепита (21%).

Российским работодателям, в основном, безразлична квалификация мигрантов – они потребляют всех и стараются употребить именно на неквалифицированные работы. К квалифицированному труду обычно допускаются (и то не всегда) мигранты, имеющие уже опыт работы именно в России, желательно – именно у этого работодателя.

- Хотят ли они остаться в России?

- Не нужна Россия узбекам. Им деньги нужны. Иммиграционные намерения имеют лишь 5,6% мигрантов из Узбекистана, получить российское гражданство хотели бы 14,1%, но не для того, чтобы жить здесь, а чтобы избавиться от дискриминации.

- Получают ли мигранты то, зачем едут?

- Заработать получается практически у всех - у нас в опросе не оказалось тех, кто вообще ничего не приобрел в миграции. Другое дело – сколько. С проблемой частичной или полной невыплаты зарплаты сталкиваются 67,4% узбекских мигрантов. Остаться жить, по данным опроса, не получается вообще. Но здесь может быть погрешность методики – мы ведь опрашивали людей в Узбекистане, а не в России, то есть заведомо тех, у кого не получилось. Вот в апреле проведем опрос в Москве и Московской области – скажем более точно.

- Ощущают ли узбеки негатив со стороны россиян? Отвечают ли взаимностью?

- По нашим данным все иностранцы сталкиваются с проблемой незаконных задержаний и необоснованных «проверок документов» со стороны сотрудников полиции и других структур (ЧОПов, СЭС, служб безопасности предприятий и других). При этом 67,4% сталкиваются с частичной либо полной невыплатой заработной платы, 81% - с трудовой эксплуатацией и иными нарушениями трудовых прав, 62,1% - с дискриминацией по признаку национальности и гражданства при найме на работу, аренде жилья, попытках получения медицинской помощи и социальных услуг, обращении в государственные органы и учреждения.

Порядка 21,3% отмечают, что сталкивались с необоснованными отказами госслужащих в оформлении документов, 12,8% мигрантов становятся жертвами преступлений и лишь 4,5% получают какую-то помощь от российских правоохранительных органов. Около 2,6% подвергаются нападениям националистов, еще 0,7% попадают в настоящее рабство.

Если это – негатив со стороны россиян – то более чем сталкиваются.

Отношение к россиянам нельзя назвать негативным или позитивным – оно потребительское. Россиян рассматривают либо как работодателей (тогда хороший/плохой), либо как представителей каких-либо органов (как правило, очень плохой), либо как соседей (как правило, либо очень хороший, либо очень плохой – основная масса просто не знакома, поэтому нейтральна).

- Приезжие из Узбекистана предпочитают жить закрытыми группами или стараются интегрироваться в принимающее общество?

- В рамках этого опроса такой вопрос не ставился. Могу говорить только по бытовым наблюдениям и исследованиям 2007 и 2011 годов. В основном, приезжающие из Узбекистана узбеки и таджики объединяются в неформальные сети, называемые «бригадами» (происходит от строительных бригад, но в такие же сети объединены и парикмахеры, и дворники, и таксисты), где происходит большая часть их социального общения, которое не выносится на всеобщее обсуждение.

Параллельно мигранты имеют связи с коллегами по работе других национальностей плюс небольшое бытовое общение с соседями – где и стремятся добросовестно соблюдать местные правила общежития.

Узбекистанские мигранты из нацменьшинств (русские и корейцы) вообще не поддерживают устойчивых связей с соотечественниками, всячески стремятся к интеграции – но они же гораздо чаще жалуются на конфликты с принимающим сообществом, на дискриминацию, на агрессию со стороны местных.

- Могли бы вы привести пример выходцев из Узбекистана, которым многого удалось добиться в России?

- Вопрос не по адресу. Ко мне приходят те, которые добились только проблем – я же бесплатный юрист! Ну, знаю пару бизнесменов средней руки, врача хирурга-кардиолога, который слывет ангелом-бессеребренником и живет на содержании жены, знаю нескольких студентов и аспирантов, которым светит неплохая научная карьера. Но я не могу сказать, что они «многого добились». Более того, не уверена, что они не добились бы в Узбекистане большего.

Беседовала Анна Семенец