Хочу учить ребенка дома!

Семейное образование существует в российском законодательстве порядка 20 лет. Однако на деле это право зачастую остается только декларативным: родители наталкиваются на сопротивление со стороны школ и чиновников управлений.

Семейное образование существует в российском законодательстве порядка 20 лет и согласно новому закону «Об образовании» право заниматься обучением ребенка в семье имеют все родители несовершеннолетних. Однако на деле это право зачастую остается только декларативным, и родители, решившие заняться образованием своего ребенка самостоятельно, наталкиваются на сопротивление со стороны школ и органов управления образованием. Как сделать семейное образование доступным, обсудили эксперты и практики семейного образования в Общественной палате РФ.

«Радует, что в нашей стране право на семейное образование гарантировано гражданам на законодательном уровне и многие семьи этим правом пользуются. По различным оценкам до 100 тыс. детей на территории РФ обучаются в семье», - отметил председатель МОО «За права семьи», гендиректор Аналитического центра «Семейная практика. РФ», советник Всемирного конгресса семей по российскому конституционному, гражданскому и семейному праву Павел Парфентьев. Особенной популярностью такая форма обучения пользуется у родителей, чьи дети с малых лет занимаются спортом и планируют сделать карьеру на этом поприще, детей талантливых, музыкально одаренных, которые все время посвящают своему увлечению. Кроме того, причиной перевести ребенка на семейную форму обучения может стать конфликт со сверстниками, учителями или постоянные командировки родителей, не позволяющие семье осесть на одном месте. Отдают предпочтение семейному образованию и родители детей-инвалидов, которые считают, что дома их ребенок может получить больше, нежели в школе.

Правда, по словам эксперта, далеко не всегда перевод ребенка на семейную форму обучения проходит гладко. «Не редки случаи, когда руководители образовательных учреждений пишут на семью жалобу в комиссию по делам несовершеннолетних или в органы опеки, заведомо ложно обвиняя родителей в том, что они не пускают детей в школу, нарушают право на образование. Такие ситуации не всегда пресекаются со стороны прокуратуры и семьи нередко не получают защиту даже со стороны уполномоченных. Обратившись за помощью в решении проблемы, они сталкиваются с угрозами отобрания детей», - подчеркнул Парфентьев.

Проблема в том, что действующее законодательство, в том числе новый закон «Об образовании», не содержит прямого обязательства органов власти какого-либо уровня обеспечить доступность такой формы образования всем семьям. В результате годами могут не приниматься соответствующие региональные нормативные акты, а без этих документов перевести ребенка на семейную форму обучения просто невозможно.

Своим опытом с участниками круглого стола поделилась родитель, практик семейного образования Тамара Кузьмичева из Липецкой области. Школа, а затем и местный орган управления образованием перевести ребенка на семейную форму обучения отказались, объяснив это отсутствием региональных документов, регламентирующих ее использование. Решить проблему Кузьмичевым не удалось даже в суде.

Суд первой инстанции поддержал позицию чиновников, указав на то, что действительно, в отсутствии соответствующих региональных документов предусмотренное федеральным законом право на семейное образование реализовать невозможно, и оно остается «сугубо декларативным».

Несмотря на то, что такое решение противоречит Конституции РФ в ее толковании Конституционным судом, по словам Кузьмичевой, оно было оставлено в силе судом второй инстанции, и вот уже третий год ее дети вынуждены обучаться в форме экстерната, которая в регионе регламентирована.

И это проблема не только регионов. «Нет» семейного образования и в отдельных школах Первопрестольной. Так, по словам руководителя клуба семейного образования Татьяны Толоконниковой (г. Подольск), руководители трех из 16 школ ЮЗАО и ЮАО, в которые она обращалась, заявили, что такая форма как семейное образование в их учреждении не предусмотрена. И это несмотря на то, что и в Москве и в Подмосковье семейное образование регламентировано законодательно и в других школах реализуется без проблем.

Помимо юридической, существует и проблема практической доступности семейного образования, заметил Парфентьев. До 2004 года согласно федеральному законодательству родители, обучающие своих детей дома, получали компенсацию в объеме норматива финансирования на обучение ребенка в школе. В 2004 году под предлогом перераспределения функций между федеральными и региональными властями эта норма была отменена, и финансирование семейного образование оказалось в компетенции субъектов. Однако на сегодняшний день лишь несколько регионов, в число которых входит и Москва, оказывают поддержку таким семьям. При этом в каждом регионе свои правила.

«В Москве дети, обучающиеся по форме семейного образования, числятся в составе образовательной организации, мы получаем на них бюджетное финансирование, которое передаем родителям. Более того, тем, кто учится по программе начальной школы, мы компенсируем несъеденные завтраки, оплачиваемые из бюджета», - поделился опытом зампредседателя комиссии ОП РФ по развитию образования, директор ГАОУ «Центр образования «Царицыно» №548 Ефим Рачевский.

Однако такая схема работает далеко не везде. В отдельных регионах, требуют от родителей отчеты о целевом расходовании получаемых средств, совершенно не учитывая, что семейное образование – не только купленные учебники, но время и усилия, затраченные родителями, чтобы объяснить ребенку материал по программе.

Но справедливо ли, что негосударственным школам поддержка оказывается, а родителям, обучающим детей дома – нет, притом, что требования к результатам образования, получаемого в любой форме одинаковы?  

По словам Маргариты Макаревич, обучающих дома восьмерых детей, даже то, что компенсации прописаны на региональном уровне, не всегда гарантирует их выплату. Обучая своих детей по семейной форме, Маргарита столкнулась с тем, что общеобразовательная школа заключает с ней договор на весь год, а коррекционная, где учится один из ее малышей, – только на 9 месяцев за вычетом летнего периода. «Получается, что обучая дома ребенка с ограниченными возможностями, что требует больше сил и внимания, я получаю меньше, чем за образование здорового ребенка первого класса», - подчеркнула Макаревич. При этом обе эти школы находятся в столице!

Одни школы, по словам Макаревич, выплачивают компенсации за вычетом консультаций и аттестации, другие платят родителям лишь за пять дней обучения вместо шести. Вывод напрашивается сам собой - определенного порядка выплат родителям не существует либо он не работает.

В свою очередь руководитель ассоциации «Россия. Семья. Дети» Марина Ожегова обратила внимание, что до сих пор непонятными для родителей остаются порядок и объем аттестационного тестирования. Так, в одной школе требуют, чтобы ребенок проходил аттестацию раз в месяц и по каждой теме, а в другой вполне довольствуются ежегодной проверкой знаний по всему курсу. Кроме того, школы необоснованно ограничивают выбор образовательных программ и пособий, отказываются предоставлять консультации или, напротив, навязывают лишние часы.

Складывается впечатление, что каждый регион, как впрочем, и каждая отдельная школа живут по каким-то своим правилам и федеральный закон им не писан. По словам Парфентьева, единственный выход их сложившейся ситуации – поменять законодательство.

Все перечисленные выше недочеты следует учесть при доработке законопроекта, призванного внести в действующее законодательство изменения в связи с принятием ФЗ «Об образовании», в том числе законодательно закрепить обязательство органов власти обеспечить доступность семейного образования, вернуть норму, регламентирующую выплаты родителям, уверен эксперт.

Анна Семенец