Столицу избавят от "гетто для ночевки"

Перспектива «спальных районов» Москвы – далеко не самый сенсационный из вопросов, поднятых главным архитектором столицы Сергеем Кузнецовым в первые месяцы его высокой миссии. Скорее, вопрос этот можно назвать самым загадочным.


До сих пор те или иные должностные лица периодически замечали в печати, что «спальные районы» у нас серые, непривлекательные, что там очень мало развлечений (и вообще, всего мало, кроме жилья как такового). Причем, жилья, опять-таки, бетонного, квадратно-кубического, «не создающего гуманной среды». Но если кто-то и читал эти реплики, то, в общем, все понимали, что это «разговоры в пользу бедных».

Сам «предмет разговора» какой-то расплывчатый и пугающий своей величиной. Что значит «спальные районы»? Если подумать, то это большая часть города. В которой, соответственно, проживает большинство из нас. Пару лет назад, на заре «собянинской эры», промелькнули цифры, из которых можно было понять, что около 80% москвичей живут в современных «бетонных коробках».

Положим, какая-то часть «коробок» расположена в историческом центре (некоторые из них вставлены туда достаточно варварскими способами). Кроме того, за последние годы, к счастью, на дальних окраинах Москвы появились кварталы домов нового поколения, которые, хотя и из бетона, конечно же, сделаны, но все-таки их «научились строить», в них какая-то эстетика есть. Да и природа с дальних окраин еще не вся ушла.

Но все-таки, основная, можно сказать, «подавляющая» часть города занята именно «серыми коробками» с большим или меньшим количеством зелени и с довольно-таки «спартанской» инфраструктурой, выполненной по остаточному принципу. Что со всем этим можно сделать? И за сколько времени? И в каком направлении хоть начинать?

«Начало разговора», можно сказать, было положено молодым главным архитектором, который вдруг заявил в «Российской газете» следующее:  «Строить же традиционно спальные районы, к которым мы привыкли - как Бутово, Черемушки, Марьино - я надеюсь, мы вообще прекратим. Это неправильный формат проживания человека. Они существуют словно для того, чтобы человек максимально быстро добежал до метро и уехал оттуда». И чуть ниже добавил: «Это большая проблема. В большинстве районов нет свободных мест для застройки. Они нуждаются в реновации, чтобы начать хотя бы точечное внедрение нужных функций. Но после полутора месяцев работы на этом посту я никаких обещаний пока давать не могу».

Пока главный архитектор Москвы согласился достаточно кратко ответить на вопросы корреспондента «Росбалта».

- Сергей Олегович, можно ли причислить к «спальным районам» большую часть московской территории?

- К сожалению, общая площадь спальных районов действительно велика и занимает практически всю территорию от МКАД до Третьего Транспортного Кольца.

- Какие меры планируется принять для улучшения или реновации «спальных районов» Москвы?

- На данный момент есть две модели реновации «спальных районов». Одна из них предполагает снос ветхого жилищного фонда и создание на его месте новой многофункциональной застройки. Такая застройка подразумевает под собой район насыщенный как жилой функцией, так и офисными, торгово-развлекательными площадями и другими объектами, способными сделать проживание человека комфортным и снизить затраты времени в пути на работу или по своим личным делам.

В тех случаях, когда жилой фонд еще не считается ветхим, важно всеми способами повышать многофункциональность таких районов, если есть пустые участки – их нужно застраивать нежилой функцией.

- Планируется ли что-нибудь для тех районов, которые уже давно построены и сформировались как «спальные»?

- Сейчас идет программа по развитию социальной и общественной инфраструктуры на первых этажах домов. Там планируется организация спортивных залов, кафе, магазинов, салонов красоты и небольших офисных помещений.

Важно понимать, что многие жители Москвы, хотя и ошибочно, считают спальные районы комфортной городской средой. Поэтому мы должны учитывать одно важное правило, что главное - не вторгаться в жизненное пространство людей, а грамотно развивать сопутствующую ему инфраструктуру.

- Что значит «прекратить строить спальные районы»? Планируется ли как-то изменить географию рабочих мест в городе? Под силу ли это архитекторам?

- «Прекратить строить спальные районы» значит превратить их в многофункциональные районы, строить жилье совместно с офисными зданиями, магазинами, кафе, прочей инфраструктурой для комфортного проживания на данных территориях.

Архитекторам под силу спланировать город, который будет подразумевать географию рабочих мест в Москве, и этим будут плотно заниматься в НИиПИ Генплана. Вопрос же мотивации бизнеса – дело переговоров, ими мы так же будем активно заниматься.

Смысл города – пешеходная доступность и многофункциональность. Город – это ни дома, ни дороги, ни тротуары. Город – это стиль жизни.

Это – начало серьезного и небыстрого разговора. Все, кто заинтригован, будут следить за постепенным развитием событий.

Беседовал Леонид Смирнов

 

 

 

 

 

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru