Сотрудник МУРа оказался членом самой крупной ОПГ

В законную силу вступил приговор в отношении бывшего сотрудника Московского уголовного розыска Юрия Егорова. Он входил в группировку, которая похитила более ста квартир.


© Фото Надежды Красновой

В законную силу вступил приговор в отношении бывшего сотрудника Московского уголовного розыска Юрия Егорова. Он являлся членом одной из самых крупных столичных группировок, которая похитила более ста квартир. Другими ее участниками были нотариусы, адвокаты, работники Центров социального обслуживания (ЦСО) города Москвы, ДЭЗов и т.д.

Юрий Егоров был задержан ГСУ СК РФ по Москве15 марта 2010 года, когда еще являлся действующим оперативником 11-го отдела Управления уголовного розыска ГУ МВД РФ столицы. Вскоре он начал сотрудничать со следствием, а потом заключил досудебное соглашение. Благодаря этому ему была изменена мера пресечения на домашний арест, а позже - на подписку о невыезде. Оперативник на допросах рассказал о десятках эпизодов мошенничества с квартирами, о которых ему было известно, а также назвал более десяти своих подельников – нотариусов, юристов, риелтеров, социальных работников, служащих системы ЖКХ и т.д. В результате материалы в отношении него были выделены в отдельное производство и переданы на рассмотрение в Никулинский суд Москвы. Слушания проходили в особом порядке. Бывший полицейский был признан виновным в восьми эпизодах мошенничества. Ему назначили наказание в виде пяти лет лишения свободы. Он был взят под стражу прямо в зале суда. 

Сам Егоров и его адвокаты не согласились с таким решением и обжаловали его в Мосгорсуде. Арестованный и защитники указывали, что столь суровый приговор «дискредитирует институт досудебного соглашения и принцип справедливости», поскольку другому участнику группировки, нотариусу Игорю Когатько, тоже дали пять лет тюрьмы, а его роль «в раскрытии преступления значительно меньше». Адвокаты отметили, что именно показания Егорова «сыграли решающую роль в пресечении деятельности» ОПГ и установления всех ее членов.

«Ему предстоит свидетельствовать в отношении более десяти соучастников в суде, пребывая при этом в следственном изоляторе, где условия содержания более жесткие, чем в назначенной ему колонии общего режима», - заявили защитники в Мосгорсуде. Они также напомнили, что, работая в отделе по борьбе с мошенничествами с квартирами ГУ МВД по Москве, Егоров получил огнестрельное ранение, пуля из тела до сих пор не извлечена, из-за чего у него плохое состояние здоровья. По версии представителей осужденного, от деятельности бывшего опера «никто не пострадал и не понес ущерба, возврат квартир законным собственникам, в том числе государству, превратился в технический вопрос».  Адвокаты просили снизить Егорову срок до времени ,уже проведенного в СИЗО и под домашним арестом, поскольку экс-полицейский «порвал с преступным прошлым и не представляет общественной опасности».

Мосгорсуд указал, что благодаря сделке со следствием Егоров и получил столь маленький срок. Более того, служители Фемиды даже позаботились о его семье, не став, в отличие от того же Когатько, назначать крупный денежный штраф. В Мосгорсуде отметили, что, учитывая активную роль Егорова в совершении преступлений, отягчающие обстоятельства, каким являлась его работа в правоохранительных органах, а также количество эпизодов мошенничества, исправление опера без изоляции от общества невозможно. Поэтому решение Никулинского суда было оставлено в силе.

Это не первый приговор по громкому делу. Как уже сообщал «Росбалт», в мае 2012 года Никулинский суд назначил наказание другому участнику группировки - сыну бывшего командующего Железнодорожными войскам Григория Когатько нотариусу Игорю Когатько. Он получил пять лет колонии. Недавно ему добавили срок по еще одному эпизоду преступной деятельности – попытке хищения квартиры на Фрунзенской набережной, стоимостью 21 млн рублей. За это же преступление в марте 2013 года была осуждена бывшая работника системы столичного ЖКХ Ажи Шамилова. Несмотря на то, что во время следствия уроженка Дагестана пыталась оказывать давление на других обвиняемых, сотрудничавших с ГСУ СК по Москве, предлагала им скрыться, ей назначали наказание в виде двух лет и шести месяцев лишения свободы в колонии общего режима.    

Выйти на след "квартирной мафии" в феврале 2010 года удалось сотрудникам УВД ВАО Москвы. К ним обратились знакомые 81-летней Натальи Фель, владевшей квартирой на Средней Первомайской улице. Женщина, ранее завещавшая им квартиру, при загадочных обстоятельствах исчезла в 2007 году. Когда же пропавшую по суду признали умершей, обнаружилось, что при помощи непонятно откуда взявшегося еще одного завещания у квартиры пенсионерки появились новые собственники. Из документа следовало, что свое жилище Фель оставила никому не известной приезжей. По данному факту было возбуждено дело по статьям УК РФ 159 (мошенничество) и 105 (убийство).

Оперативники выяснили, что завещание приезжей и документы о смене собственника были заверены у столичного нотариуса Игоря Когатько. Изучив его деятельность, представители правоохранительных органов, по их словам, вышли на след настоящей квартирной мафии, от действий которой страдали как одинокие граждане, так и люди, имеющие семьи.

По данным сыщиков, одним из активных участников группировки был сотрудник МУР Юрий Егоров. Он долгое время работал в милиции, во время одного из задержаний даже получил пулевое ранение. Последние годы оперативник служил в 11-м отделе Управления уголовного розыска, которое специализируются на раскрытии преступлений в сфере недвижимости. В обязанности Егорова, в частности, входил сбор сведений о проблемных квартирах, владельцы которых исчезли, были убиты и т.д., а также не имеют близких родственников. Опер передавал соответствующую информацию в официальные органы и просил не регистрировать никаких сделок с этими объектами недвижимости.

По данным участников расследования, таким образом, у сотрудника МУР формировалось база данных на фактически бесхозные квартиры. В какой-то момент он стал делиться этими сведениями со знакомым адвокатом Николаем Никоновым. Тот дружил с Когатько, который согласился оформлять поддельные завещания на такое жилье (за каждый "липовый" документ нотариус брал $10 тыс.). Затем Егоров снимал запрет на сделки с квартирами, далее они оформлялись на подконтрольных группировке людей – мелких торговцев, алкоголиков и т.д… Затем жилье либо сдавалось на длительный срок, либо пускалось в продажу. 

По словам сыщиков, это только те участники мафии, на которых пока собраны неопровержимые доказательства. В материалах дела фигурируют другие нотариусы, адвокаты, а также сотрудники правоохранительных органов и Центров социального обслуживания города Москвы (их представители ухаживают за пенсионерами, одинокими людьми, инвалидами).

Именно милиционеры и соцработники были основными поставщиками сведений о проблемных квартирах. Причем нередко в тот момент, когда объекты недвижимости попадали в поле зрения участников группировки, их владельцы – одинокие пенсионеры и алкоголики, приезжие, которым престижное жилье досталось по наследству, — были еще живы. Потом же оказывалось, что они пропали без вести или убиты, а их квартиры проданы.

Сыщикам удалось узнать почти о 70 случаях составления поддельных завещаний, доверенностей, договоров купли-продажи. Еще о 20 случаях на допросах рассказал сам Когатько.

Жертвы пытались оспаривать все эти «липовые» документы в судах разных инстанций, но почти все проиграли. Процессы длились годами, новые собственники недвижимости приносили заверенные все тем же Когатько, копии или дубликаты завещаний, договоров и т.д.

Все попытки получить от нотариуса оригиналы или выписки из нотариальных книг ничем не заканчивались. Вначале Когатько игнорировал запросы пострадавших и судов, потом присылал отписки, а в 2009 году известил суды, что из его офиса на Новом Арбате неизвестные украли абсолютно все документы с 2004 по 2009 годы: реестры, алфавитные книги завещаний, сами завещания и т.д. Поэтому предоставить оригиналы документов и выписки нотариус не может. 

Одним из первых по громкому делу был задержан Юрий Егоров, начавший давать показания. Игоря Когатько взяли под стражу 9 сентября 2010 года, он тоже стал сотрудничать со следствием.

Александр Шварев