России хватит своих рабочих рук?

Действующая концепция демографической политики в России ориентирована на замещающую миграцию, то есть компенсацию естественной убыли коренного населения приезжими. Однако, по мнению экспертов, такой подход недальновиден.


© Инфографика

Действующая концепция миграционной политики в России ориентирована на замещающую миграцию, то есть компенсацию естественной убыли коренного населения приезжими. Однако, по мнению экспертов, такой подход недальновиден.

Во-первых, приезжая в Россию, иностранные граждане со временем начинают воспроизводить ту же модель репродуктивного поведения, что и представители принимающей стороны, то есть, начинают тоже меньше рожать. Во-вторых, они тоже стареют, переходя в разряд нетрудоспособных. И тогда, чтобы компенсировать нагрузку на трудоспособное население нам придется привлекать в страну еще больше иностранцев. Вопрос только в том, где их взять, если уже сейчас население стран-доноров сокращается, а рождаемость стремительно идет на убыль.

«Модель замещающей миграции применительно к России основана на ложных предпосылках. Во-первых, в нашей стране нет дефицита трудоспособного населения. К концу нулевых годов Россия вышла на пик по количеству трудоспособного населения за всю свою историю. Если сравнивать с периодом сталинской индустриализации, когда великие стройки делались практически вручную, то есть при минимальном уровне трудозамещающих технологий, тогда городское население, на плечах которого и лежала индустриализация, было просто в разы меньше, чем сегодня. Так что, с точки зрения абсолютных цифр, идея о том, что нам не хватает рабочих рук - миф», - полагает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

При этом он обратил внимание на то, что в ситуации долгоиграющего экономического застоя темп создания рабочих мест будет низок, а в некоторых сферах речь пойдет и об оптимизации.

В свою очередь старший эксперт Института экономической политики имени Гайдара Сергей Жаворонков отмечает, что все разговоры о том, что мигранты - залог нашего экономического роста, также не имеют под собой никаких аргументов. «Сравним за последние 50 лет США и Японию. В США с 1960-х годов проводится либеральная миграционная политика, в Японии - жесткая, при этом, в Японии отмечается почти восьмикратный экономический рост, тогда как в США этот показатель не превышает 2,8 раз. Видимо, Японии совершить экономическое чудо отсутствие мигрантов не помешало», - подметил он.

При этом не драматизирует Жаворонков и ситуацию с рождаемостью. «Коэффициент рождаемости у нас составляет 1,69 на одну женщину, что выше, чем в Германии, Японии и многих европейских странах. При этом на протяжении последних лет мы наблюдаем рост этого показателя. По прогнозам, к 2025-2030 году мы сможем не только компенсировать демографическую яму, но даже увеличить население», - полагает эксперт.

Нередко от чиновников можно услышать речи о законопослушности среднеазиатских мигрантов. Правда, зачастую, озвучиваемые ими цифры (2-3% всех преступлений) верны только для России в целом. «Понятно, что в Чечне и на Чукотке, где мигрантов нет, нет и такой мигрантской преступности, но в крупных городах она принимает угрожающие масштабы. Так, если взять Москву, здесь 17% всех преступлений в целом совершаются иностранными мигрантами, около 20% убийств, более 40% изнасилований. Это официальные данные», - подчеркнул эксперт.

По другим данным, тоже, к слову, официальным, за минувший год мигрантами вывезено из России свыше 18 млрд долларов. «Для сравнения, сами они заплатили за разрешения на работу и патенты порядка 1 млрд долларов. Фактически треть годового оттока капитала из страны - тоже дело рук мигрантов», - обращает внимание Жаворонков.

Таким образом, по мнению экспертов, замещающая миграция - это лекарство, которое может оказаться хуже болезни.

При этом авторы концепции государственной миграционной политики, говоря о необходимости привлекать в страну иностранных граждан вне зависимости от их квалификации, признают возможные риски, ведь мигранты, въезжающие в Россию сегодня сильно отличаются от тех, кто приезжал к нам в начале 1990-х годов, отмечает Михаил Ремизов. Это плохо образованные, не владеющие русским языком среднеазиаты, как правило, из аграрных регионов, не обладающие необходимыми для работы знаниями и навыками.

Правда, решать проблему они предлагают не за счет отсечения нежелательных мигрантов, а за счет мер по их адаптации и интеграции. «К слову, в государственной миграционной политике вообще не существует задач по ограничению нежелательной миграции. Речь идет лишь о разных степенях содействия», - подметил эксперт.

Сейчас ФМС активно выполняет поручение президента правительству по созданию системы адаптации и интеграции мигрантов в России. Уже запущено два пилотных центра в Оренбурге и Тамбове, а в будущем предполагается такими центрами охватить всю страну, причем, создавать их планируется за счет государства и работодателей. «Но если мы испытываем некий дефицит рабочей силы и кадровый голод, особенно по рабочим специальностям, не лучше ли направить эти средства на социализацию, воспитание, образование и профориентацию собственного населения. Уверен, что гораздо меньшие средства, вкладываемые в профориентацию детей и молодежи в сторону инженерных и рабочих специальностей будут более эффективны, чем создание целой инфраструктуры для социализации и адаптации населения слабо развитых стран», - отметил глава Иинститута национальной стратегии.

В свою очередь советник директора Российского института стратегических исследований, главный редактор информационно-аналитического портала Demographia.ru Игорь Белобородов считает, что рассчитывать на интеграцию выходцев из Средней Азии вообще не стоит. «Это невозможно по определению. Дистанция между Россией и среднеазиатскими странами слишком велика и не следует напрасно вкладывать деньги в мифическую интеграцию. Все эти кроскультурные модели полностью провальны. Никто из приезжих не собирается добровольно менять свою идентичность», - отметил он.

По мнению экспертов, ставку нужно делать только на временную подконтрольную миграцию под ответственность работодателя и только по его предварительному запросу, как это делается с визовыми мигрантами. Кроме того, если уж и привлекать мигрантов, не стоит зацикливаться на Средней Азии, уверен Белобородов.

«Ни в одной постсоветской стране сейчас показатели рождаемости не превышают трех детей на одну женщину. В Узбекистане суммарный коэффициент рождаемости ниже двух детей. Ущербность установки на замещающую миграцию в том, что она по определению недолгосрочна. Миграционные циклы должны ориентироваться не на завтрашний день, а минимум на несколько десятилетий. Возникает резонный вопрос: если делать ставку только на мигрантов, откуда мы будем набирать мигрантов в перспективе, когда во многих странах-донорах сейчас наметилась депопуляционная динамика», - недоумевает эксперт.

Хотя, конечно, с сегодняшними показателями рождаемости в России тоже далеко не уйдешь, и какой-то внешний ресурс совершенно необходим, признался Белобородов. И имея достаточно многочисленную русскую диаспору за рубежом было бы глупо этим не воспользоваться.

«Сегодня много говорят о том, что необходимо принять срочные меры по выдаче гражданства украинцам. Сложность здесь заключается в том, Украина жестко пресекает практику двойного гражданства и, по сути, эта мера может действовать только в отношении тех, кто готов паковать чемоданы с билетом в один конец», - отметил в свою очередь Ремизов. Он предложил применять в отношении русскоязычных граждан Украины практику, которая действует в Польше - «карта поляка». Формально не будучи гражданством, этот документ дает существенный пакет прав, в том числе трудовых.

Белобородов на этот счет заметил, что предложенная схема важна еще и тем, что на нее есть социальный запрос не только из Украины, но и из Молдавии, Казахстана.

Для привлечения мигрантов можно было бы воспользоваться и экономическим кризисом в Европе, полагает Белобородов. «И Балканы, и Болгария, и Греция могли бы потенциально быть заинтересованы при соответствующих условиях в иммиграции в Россию. Особенно это актуально на том фоне, что страна постепенно становится своего рода моральным лидером, когда речь идет об однополых браках, определенных вещах, которые пока еще дороги европейцам. В этом смысле у нас очень большие шансы», - уверен он.

Однако когда целые сектора экономики монополизированы определенными этническими сетями, разумеется, туда не только человек из восточной Европы не приедет, но и наши сограждане из депрессивных регионов, заметил в свою очередь Ремизов. И с этим вопросом, по его мнению, нужно серьезно разбираться, вводя политику строгого отбора тех, кто к нам приезжает.

Анна Семенец