Семнадцать лет за смерть Егора Щербакова

Мосгорсуд признав виновным в убийстве, спровоцировавшем протесты в Бирюлево, уроженца Азербайджана Орхана Зейналова, отправил его в колонию строгого режима. Осужденный вину не признал.

Московский городской суд в понедельник признал виновным в убийстве москвича Егора Щербакова в октябре прошлого года уроженца Азербайджана Орхана Зейналова и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет в колонии строгого режима. Кроме того, он обязан будет выплатить 3 млн рублей отцу погибшего в качестве компенсации. Выслушав приговор, Зейналов в очередной раз заявил об отказе признавать свою вину.

В последние дни усиленное полицейское оцепление вокруг здания Московского городского суда — дело привычное. И понедельник, назначенный для оглашения приговора Орхану Зейналова, уроженцу Азербайджана, подозреваемому в убийстве в октябре 2013 года москвича Егора Щербакова в районе Западное Бирюлево, не стал исключением: размеренно прогуливающиеся вдоль забора наряды блюстителей порядка, автобусы с бойцами ОМОН и большое количество телекамер.

Перед началом заседания адвокаты подсудимого пытались донести свою позицию до журналистов. По мнению защиты Зейналова, судебным процессом в данном случае управляет «общественное мнение» - отсюда, соответственно, и такое жесткое наказание, запрашиваемое гособвинением — 18 лет лишения свободы.

«Зло порождает зло, а несправедливость порождает еще большую несправедливость. Если принимать решения не в соответствии с законом, а в соответствии с общественным мнением, преступлений меньше не станет», - убеждал адвокат Орхана Зейналова Абасмирза Абдуллаев.

Появления судьи журналистам и родственникам покойного Егора Щербакова пришлось ждать около 40 минут. Все это время подсудимый стоял в стеклянном «аквариуме» и изредка осматривал конвоиров, бойцов спецназа и сотрудников полиции, окруживших «клетку». Руки в наручниках — за спиной. Наконец, заняв свое место, судья Николай Ткачук огласил состав суда, назвал дело, приговор по которому будет оглашаться, и неожиданно разрешил присутствующим присесть.

Текст приговора гласит, что в ночь с 9 на 10 октября 2013 года москвич Егор Щербаков вместе со своей девушкой Ксенией Поповой возвращался домой на Востряковский проезд из кафе, где пара отдыхала с друзьями. При этом, согласно показаниям свидетелей (как друзей, так и девушки убитого), молодой человек в тот вечер не употреблял спиртных напитков, а его спутница выпила не больше одного бокала пива.

Во дворе дома Щербаков и Попова встретили сильно пьяного Зейналова, который начал оскорблять девушку. Молодой человек за спутницу вступился, но в ходе драки Орхан выхватил из кармана нож и нанес противнику два удара — в живот и сердце. Вторая рана оказалась смертельной. Позже, в ходе дачи показаний, Ксения Попова вспомнит, что Щербаков, завидев оружие в руках у Зейналова, попросил того погасить конфликт, но безуспешно. После ранения противника Зейналов скрылся. А Егор Щербаков, по свидетельству Ксении Поповой, из последних сил попытался добраться до дома, но не сумел. Судмедэксперты констатировали: смерть наступила спустя считанные минуты после нанесения ранения в области сердца.

Уже 15 октября, после массовых протестов в районе Западное Бирюлево, где местные жители и столичные праворадикалы разгромили торговый центр «Бирюза» и — частично — овощную базу, Орхан Зейналов был задержан в подмосковной Коломне. Его сразу доставили в Москву на вертолете. На допросе преступник заявил, что впервые увидел убитого и его девушку, а потому «конфликта с ними спровоцировать не мог».

В ходе судебного разбирательства дядя Орхана Зейналова отметил, что видел вечером 9 октября в одном из столичных кафе, как его родственник выпил немало спиртного, и констатировал его неадекватное состояние и агрессивное поведение в тот день. Более того, двоюродный брат Зейналова охарактеризовал его как в целом «вспыльчивого человека, который может завестись по любому, даже незначительному поводу».

На следующий день после убийства, как установили следователи, Зейналов позвонил отцу и признался, что «убил русского». На первых допросах он заявлял: «парень, который шел с девушкой, обругал его, после чего занес руку к себе за спину» – это подсудимый расценил как «желание достать какое-то оружие», и потому нанес два удара ножом. Тогда Орхан Зейналов признавал свою вину частично: «Убивать не хотел, а нанес удар ножом в целях самообороны». Однако впоследствии его позиция кардинально изменилась — он заявил об алиби. Якобы в день преступления он находился в Коломне, но затем появилась еще одна версия — местонахождение мешали вспомнить провалы в памяти.

Психологическая характеристика Зейналова гласит: «Наблюдаются такие психологические особенности, как слабосформированная социальная позиция, трудности эмоционально-волевой регуляции поведения, уязвленное самолюбие, повышенное чувство собственной значимости, ранимость в отношении критических замечаний со стороны окружающих, недостаточная способность к сопереживанию, склонность к импульсивным, агрессивным реакциям, саморисовке, самопрезентации, привлечению к себе внимания». При этом эксперты пришли к выводу, что адекватность во время и после преступления подсудимый сохранял.

Алиби Зейналова суд не признал из-за «противоречивости его показаний о своем местонахождении 9 октября».

«Показания всех очевидцев полностью согласуются с видеозаписью камеры видеонаблюдения. Обоснованность экспертного заключения по поводу видеозаписи сторона защиты не оспаривала. Суд приходит к выводу о том, что алиби Зейналова несостоятельно», - отметил судья Ткачук.

«С учетом причинения физических и нравственных страданий — потери сына» – суд частично удовлетворил иск отца Егора Щербакова Виктора о компенсации ущерба и постановил взыскать с Зейналова три миллиона рублей. Наказание – 17 лет колонии строгого режима — исчисляется с момента задержания – 15 октября 2013 года.

«Вам сущность приговора понятна – в чем суд вас признал виновным?», - спросил у подсудимого Николай Ткачук после оглашения приговора. Зейналов всем своим видом продемонстрировал, что не понимает, что ему говорят, и обратился на азербайджанском к своему переводчику.

«Он говорит, что нет», - озвучил переводчик.

«17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, понятно это?», - повторил судья. Зейналову перевели — понятно. «Решение по гражданскому иску понятно? Три миллиона рублей компенсации, понятно?», - вновь обратился к преступнику судья. Орхан Зейналов в ответ вдруг повысил голос: «Понятно, а так я невиновный», – и что-то прокричал на родном языке.

«Там указано, что в течение десяти суток после оглашения вы вправе обжаловать приговор, если вы с ним не согласны. Понятно? Переводчик, переведите», - отрезал Николай Ткачук. Получив согласие, он объявил о закрытии заседания.

На выходе из Мосгорсуда гособвинитель Анастасия Шпаковская озвучила позицию прокуратуры: «данный приговор — в рамках законности и справедливости».

Адвокат Орхана Зейналова Виктор Аникушкин заявил о намерении защиты обжаловать постановление Мосгорсуда в Верховном суде РФ в пятницу, после получения текста приговора на руки: «Защита считает, что очень суровый приговор. В своем последнем слове он (Орхан Зейналов, - «Росбалт») озвучил доказательства своей невиновности. Он в тот день находился в другом городе, Коломне Московской области». Юрист также добавил, что защита будет добиваться полного оправдания Зейналова.

«Я полностью согласен с приговором. Суд был справедливым, правильным, - отметил Виктор Щербаков. – Суд посчитал этот срок правильным, я в принципе согласен. Какой приговор суд не вынес бы, любой родитель, любая мать, любой отец не простили бы. Не простили бы то, что случилось. То, что случилось — очень больно для нашей семьи, для меня, для брата Егора, для мамы Егора. Больно, очень больно... Но мы будем учиться жить без Егора... Естественно, он останется навсегда с нами... Большое спасибо экспертам, которые провели громаднейшую работу по выявлению этого преступления. То, что он (Зейналов, - «Росбалт») понесет наказание, я считаю правильным».

По его словам, после закрытия овощебазы в Западном Бирюлеве стало «гораздо спокойнее». «Чисто человеческая поддержка была со стороны друзей Егора, со стороны соседей. Поддержка очень добрая и человечная. Гораздо спокойнее стало, люди как-то себя почувствовали более уверенно.», - сказал Виктор Щербаков.

Денис Гольдман