Тесак не готов сесть «за слова»

Суд приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении националиста Максима Марцинкевича. Он обвиняется в разжигании межнациональной розни и призывах к насилию через видеоролики в соцсетях.


© Кадр видео

Кунцевский районный суд Москвы в среду приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении националиста Максима Марцинкевича, также известного под прозвищем Тесак. Он обвиняется в разжигании межнациональной розни и призывах к насилию через видеоролики, которые публиковал в социальных сетях. На первом заседании по делу были допрошены два свидетеля обвинения - как оказалось, совершенно по-разному относящиеся к деятельности и персоне Марцинкевича.

«Да, давайте тоже зайдем, мы тоже телевидение - "Школьное". Ну, и вообще хоть на телике засветимся. Надо только спросить, когда покажут", - искренне радуясь своим же шуткам, три подростка - старшеклассники лет 16 на вид - пытались проникнуть в зал заседаний Кунцевского районного суда в общем потоке журналистов. Со стороны их можно было принять за сторонников подсудимого Максима Марцинкевича: ведь что школьники могут делать летом перед дверьми зала, где судят националиста? К тому же, как известно, средний возраст членов возглавляемого им праворадикального движения "Реструкт" весьма невелик.

Однако на разбирательство по делу Марцинкевича юношей не пустили приставы - в небольшом зале и без того собралось достаточно прессы и участников процесса. Одних адвокатов у Тесака – четыре. Спустя некоторое время после того, как собравшиеся разместились на скамейках, в «аквариум» для подсудимых полицейские завели Марцинкевича – с эффектными казацкими усами, в черной футболке с надписью «Русич» и традиционных клетчатых шортах. «Усы и все это - в поддержку братства народов - русского и украинского. Меня очень огорчает то, что там происходит», - объяснил он свой внешний вид во время разрешенного приставами пятиминутного брифинга перед заседанием. «Свободы слова в этой стране нету...Зато педофилов защищают. Я считаю, что я невиновен, а меня должны тут судить. Мы все понимаем, что в теории в этой стране не может быть оправдательного приговора», – вещал Тесак из клетки. Не забыл он упомянуть и свои «заслуги» в борьбе с педофилами. По его мнению, именно активная «общественно-полезная деятельность» и побудила следователя (размещающего в социальных сетях, как заявил националист, «фотографии с целующимися полицейскими») свести с ним личные счеты.

«Я лично поймал 115 педофилов, организация (движение «Оккупай-педофиляй», возглавляемое Марцинкевичем, - «Росбалт») поймала более двух тысяч педофилов. Если это не имеет никакого значения, если у нас в стране каждого человека можно посадить за обзоры фильмов, то, наверное, я живу в какой-то галлюцинации. Я один сижу в России по 282 статье, никто не сидит, - негодовал Тесак. Националист убежден: сидит он именно за то, что не согласен с предъявленным обвинением. «Мне предлагал следователь...Ты, говорит, распишись, получи свои четыре года и езжай себе спокойно на зону, но не готов я на это пойти».

Очевидно истосковавшись по публичности, Тесак в запале упомянул и карательную судебную систему времен Сталина, отметив, что тогда «были случаи, когда людей оправдывали, а сейчас — нет». «Я голодал 67 дней, скинул 41 кг, требовал всего-навсего дополнительную экспертизу по делу провести, которая определит, угрожал ли я чем-либо и кому-нибудь в своих обзорах фильмов. А он исследовал все, кроме того, что я просил», - резюмировал обвиняемый. На последний вопрос – «Как вам удается поддерживать спортивную форму» – Тесак застенчиво ответил: «Да, я занимаюсь каждый день, набрал уже 24 килограмма». «Все, время вышло, освобождаем помещение», - прервал брифинг начальник конвоя. В зал вошла судья Светлана Ухналева.

По версии следствия, националист Марцинкевич в сентябре и октябре 2013 года снял и с личного компьютера разместил в социальных сетях три видеоролика (два из них — «рецензии» на художественные фильмы), в которых призывал насилию в отношении лиц кавказской национальности и приезжих из Средней Азии и разжигал межнациональную рознь.

В одном из роликов, фигурирующих в обвинительном заключении, к примеру, призыв в отношении мигрантов «повторяется не менее 8 раз, и имеет в своем составе словесную конструкцию, содержащую глагол повелительного наклонения – "выкинуть".

«Оканчивается восклицательным знаком и представляет собой открытую форму словесного воздействия на поведение адресатов, заявленного в виде обращения, выражающего оскорбление человеку по национальному признаку. Это, в сочетании с глаголом «выкинуть», выражает негативное отношение и призывает к нетерпимости, психологической и психической, розни и вражды и ненависти в отношении определенной группы лиц — уроженцев Средней Азии и Кавказа», - читал прокурор.

Следствие констатировало, что в роликах Марцинкевича мигранты представлены преимущественно в негативном свете: как наркоманы, виновники всех автомобильных аварий, наличия пробок на дорогах и люди, занимающие рабочие места коренного населения. «Осуществлены психологические действия, которые направлены на создание видимости превосходства коренных жителей над уроженцами Средней Азии и Кавказа», - огласил гособвинитель. При этом он отметил, что в рассматриваемых роликах люди, не разделяющие позицию автора, подвергаются резкой критике и оскорблениям.

Выслушав заключение следствия, судья обратилась к обвиняемому: понятен ли ему текст. "Не до конца оно мне понятно, я с ним, естественно, не согласен. В отношении кого конкретно я возбуждал вражду, кому и чем я угрожал?", - спросил Марцинкевич.

«Максим Сергеевич, выводы и заключения экспертов включены в материалы дела, которые вам были предоставлены», - ответил ему прокурор, однако это националиста не успокоило.

«Я для прессы больше скажу. Если я кому-то говорю: «Я тебя сейчас зарежу, то я угрожаю. Я спрашиваю, кому и чем я угрожал? Можете ответить на этот простой вопрос?», - настаивал он. «Максим Сергеевич, давайте прежде всего работать для рассмотрения уголовного дела. Сейчас этот спор не решить», - присмирила подсудимого Светлана Ухналева и пригласила на допрос первого свидетеля обвинения — Виталия Цимоданова.

«Присутствующий на скамье подсудимых вам знаком? В неприязненных отношениях с ним состоите?», - приступил к привычной работе гособвинитель. «Да, знаком. Состою...В обиде», - начал молодой человек и, встретив непонимание в глазах прокурора, пояснил: «Мы хотели с ним заняться одним проектом, но он вдруг уехал на Кубу», - с серьезным видом пожаловался свидетель. Журналисты в зале прыснули, но дальше подавить смех становилось все сложнее. Для начала Цимоданов пообещал «говорить только правду» и рассказал, что лично знаком с подсудимым уже два года — оба участвовали в записи роликов про рейды с разоблачением педофилов. По его словам, все видеосюжеты монтировал и выкладывал в Интернет не Тесак, а один из членов его движения.

На просьбу рассказать о событиях 8 ноября 2013 года он невозмутимо ответил: «А что было тогда?». Через несколько вопросов свидетель порядком раскрепостился и рассказал, что иногда приезжал к Марцинкевичу, чтобы «взять покушать спортивного питания». «Порядочный, добросовестный, никому не желает зла, всем желает помогать, - охарактеризовал подсудимого Виталий Цимоданов. Затем тяжело вздохнул и добавил: «Обидно». «Обидно кому: ему или вам?», поинтересовался прокурор. «Мне обидно. Что он тогда уехал... Но я считаю его невиновным!», - заявил свидетель с таким невинным выражением лица, что в зале послышался уже откровенный хохот.

«Я вообще не очень понимаю, в чем суть допроса Виталия, о чем он может свидетельствовать», - прокомментировал выступление приятеля Тесак. Однако Цимоданова все же не отпустили. Судья поинтересовалась у него, допрашивали ли следователи его ранее, на что тот уверенно ответил «нет». «Тогда подойдите, пожалуйста, сюда и посмотрите — это ваша подпись под протоколом?», - обратилась Светлана Ухналева и показала ему материалы дела. Свидетель свою подпись признал и вспомнил, что давал сотрудникам полиции «пояснения», чтобы его «быстрее отпустили домой».

Пока гособвинитель зачитывал его ранние показания, свидетель Цимоданов с помощью жестов общался с подсудимым. В том числе несколько раз он символично провел большим пальцем по горлу.

В завершение молодой человек сделал резкое заявление об угрозе собственной безопасности. По его словам, поговорить со следующим свидетелем, который написал в полицию заявление о незаконной деятельности Марцинкевича, ему помешал человек в погонах, который, помимо всего прочего, якобы посулил ему большой тюремный срок за «дачу неправильных показаний». «Я не хочу, чтобы мне угрожали, поэтому я требую защиты», - заявил Цимоданов и зачем-то добавил, что когда его штрафовали за езду без прав, психиатрическое обследование не выявило у него отклонений.

Следующий свидетель — молодой программист Кирилл Копишевский – действительно жаловался в полицию на экстремистское содержание роликов Марцинкевича, однако сделал это из чисто гуманистских соображений. Факт беседы с Цимодановым он подтвердил, однако угроз со стороны лица в погонах не слышал.

«Я увидел во «ВКонтакте» несколько видео с резкими выражениями, которые способствуют разжиганию конфликтов между представителями разных национальностей, и меня это возмутило», - рассказал свидетель. Потом он обратился к руководству социальной сети с просьбой удалить опасные видеоролики, однако его призыв был проигнорирован. И уже следующей инстанцией, в которую последовало обращение, стала полиция. При этом Кирилл Копишевский подчеркнул, что не желал расправы над Марцинкевичем, а лишь стремился оградить посетителей сайта от опасного контента. Названия роликов и их четкий сюжет он вспомнить не смог.

«Были два отзыва на фильмы, а остальные видео были, ну как, шоу, скажем так – не могу сейчас подобрать синоним. В целом я поддерживаю решение тех социальных проблем, которые освещает Марцинкевич, но его действия я не разделяю. Меня не устраивает то, что информация с призывами и радикальной точкой зрения присутствует, я этого не одобряю. Занимался бы Максим тем же вопросом по-другому, я бы его поддержал», - отметил он, добавив, что «надо понимать: когда унижают людей выборочно, по национальности или другим принципам, эти люди становятся более озлобленными на своих обвинителей, а конфликтная ситуация развивается".

Слушая показания молодого человека, Тесак заметно посерьезнел. Когда ему предоставили слово для вопросов, он произнес: "Вот шесть с половиной лет назад на твоем месте стоял Навальный. Он тоже написал заявление, потому что ему не нравились мои слова, и я сел. Сегодня я тоже сижу за слова. Тебя как, совесть не мучает?".

"Нет, не мучает", - спокойно ответил свидетель.

После заседания адвокат Максима Марцинкевича Александр Железников заявил, что защита отнеслась к заявлениям обоих свидетелей критически.

Денис Гольдман