Братья Навальные и "Ив Роше"

Суд приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении оппозиционера Алексея Навального и его брата Олега. Они обвиняются в мошенничестве в особо крупном размере с использованием служебного положения и легализации вырученных средств.


© Фото Дениса Гольдмана

Замоскворецкий районный суд Москвы приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении оппозиционера Алексея Навального и его брата Олега. Они обвиняются в мошенничестве в особо крупном размере с использованием служебного положения и легализации вырученных средств. По версии следствия, Навальные в период с 2008 по 2013 год похитили денежные средства компании "Ив Роше Восток" в размере свыше 26,7 млн рублей, а также ООО "Многопрофильная процессинговая компания" в размере более 4,4 млн рублей". Обвиняемые вину не признали, заявив о фальсификации материалов дела и его политической подоплеке, и отметили, что компания «Ив Роше» официально уведомляла Следственный комитет об отсутствии ущерба, однако суд этот факт игнорирует.

«Всем привет, чего это вы такие все серьезные?», - с улыбкой поинтересовался у журналистов, скопившихся в душном коридоре Замоскворецкого суда, Алексей Навальный и прошел в зал, преследуемый сопровождающим сотрудником ФСИН. Оппозиционер, находящийся под домашним арестом с конца февраля, прибыл на первое заседание по делу «Ив Роше» с небольшим опозданием. Настрой у него был крайне позитивный, чего не скажешь о его брате. Олег Навальный, казалось, был несколько напряжен, однако охотно смеялся над многочисленными шутками Алексея и оживленно обсуждал с ним происходящее.

Запустив в зал лишь десятерых представителей прессы, коих было гораздо больше, судебный пристав с невозмутимым видом отрезал: «Остальные — на первый этаж, смотреть трансляцию», - и захлопнул дверь. Едва в холле суда перед скромным телевизором расположились на стульях сторонники Алексея Навального и не совсем удачливые журналисты, процесс стартовал. Сначала оппозиционер заявил ходатайство об обеспечении трансляции процесса в Интернете «в связи с тем, что есть определенный общественный резонанс, далеко не все попали в зал, а нам скрывать нечего, процесс открытый».

«Вместо того, чтобы приходить сюда и устраивать толкучку, люди могли дома комфортно посмотреть, что тут творится», - аргументировал он. Выслушав доводы защиты, судья Елена Коробченко отклонила заявление, отметив, что трансляция заседания и так ведется на первом этаже. Впрочем, секретарь суда неверно восприняла решение судьи и величественным жестом выключила телевизор, вызвав бурное негодование собравшихся. Через некоторое время Елена Коробченко прервала читающего обвинительное заключение прокурора, сообщила о том, что в зале ведется незаконная аудиотрансляция заседания и ушла на десятиминутный перерыв для выявления нарушения.

Паузой воспользовались приставы. Они внесли три дополнительных скамейки и позволили разместиться на них оставшимся журналистам. Пока в зале происходили изменения, Алексей Навальный вспомнил широко разошедшуюся накануне в Сети цитату премьер-министра РФ Дмитрия Медведева с молодежного форума «Машук-2014»: «Сейчас судья зайдет и скажет: "А давайте просто сделаем селфи и разойдемся"». «Или прокурор ходатайство такое заявит», - послышалось из зала.

Возврат судьи Коробченко ознаменовался повторным ходатайством Алексея Навального: «Ваша честь, вы сами говорили, что все желающие смогут смотреть внизу, а сейчас внизу желающие смотреть не могут. Вы отлично знаете, что не все желающие находятся сейчас в этом зале, что в том числе представители СМИ, а не просто желающие не смогли попасть на процесс. У нас есть техническая возможность устроить трансляцию внутри суда. Я считаю, что своими действиями вы нарушаете мои права и делаете процесс де-факто закрытым». Однако обращение оппозиционера было отклонено.

Прокурор Надежда Игнатова продолжила зачитывать обвинительное заключение. По версии следствия, Олег Навальный, обладая определенными полномочиями на должности руководителя департамента внутренних почтовых отправлений «Почты России», замыслил со своим братом преступный сговор для хищения денежных средств. Совершить деяние они, по версии обвинения,  хотели путем заключения заведомо невыгодных договоров на выполнение посреднических услуг с созданным ими же «лжепредприятием».

Для этого – утверждает следствие – Алексей Навальный приобрел пакет документов компании, зарегистрированной на Кипре, для ее дальнейшего использования в качестве ООО «Главное почтовое агентство». В качестве учредителей он якобы решил использовать подставных лиц, которые не подозревали о его преступных замыслах.

В свою очередь Олег Навальный, согласно версии следствия, воспользовавшись своим должностным положением, в 2008 году получил сведения о расторжении соглашения между «Почтой России» и компанией «Ив Роше» о доставке грузов из Ярославля в почтовые отделения при столичных вокзалах. Далее Навальный «решил обмануть представителей ООО «Ив Роше Восток»» и – вопреки полномочиям госслужащего – «создал безвыходность ситуации» и предложил парфюмерной компании «заведомо невыгодный контракт» на перевозку товаров из Ярославля в Москву «с компанией-перевозчиком, принадлежащей к лжепредприятию «Главное подписное агентство»».

Гособвинение также утверждает, что Олег Навальный обманул представителей «Ив Роше», заверив их, что компания-перевозчик сотрудничает с «Почтой России». В итоге, по версии, озвученной прокурорами, с 2008 по 2012 год парфюмерная компания выделила на перевозки около 38 млн рублей, более 26 из которых Навальные якобы присвоили и использовали в личных целях. Для легализации же полученных средств, по версии следствия, братья перечисляли их по фиктивным основаниям на подконтрольное Навальным и их родственникам предприятие "Кобяковская фабрика по лозоплетению".

Эпизод с хищением почти 4,5 млн рублей у фирмы «Многопрофильная процессинговая компания» прошел, как пояснили прокуроры, по схожей схеме. Там, по версии обвинения, Навальные обеспечили «заключение заведомо невыгодных договоров о доставке клиентов «Ростелекома» квитанций на оплату услуг связи» и прочих бумаг.

После прочтения обвинительного заключения Елена Коробченко предоставила слово обвиняемым. «Я расскажу немножко другую историю, правдивую и свою», - начал Олег Навальный. По его словам, «Главное подписное агентство» создавалось с целью реализации проекта, суть которого заключалась в сборе подписки на печатные издания через мобильные терминалы оплаты и интернет. «Обычно оформить подписку человеку очень неудобно и долго, поэтому мы хотели вынести сбор подписки на терминалы оплаты, после этого размещать подписку уже в подписных агентствах и «Почте России»», - пояснил он. Навальный подтвердил, что идея создания компании пришла в голову именно его брату Алексею в 2007 году и была им поддержана.

Решение зарегистрировать основным акционером компании иностранное физлицо было продиктовано, по утверждению Олега Навального, давлением на Алексея из-за его оппозиционной деятельности и желанием избежать политических и экономических рисков в бизнесе.

«У меня не существовало никаких интересов в «Почте России», я не являюсь госслужащим, у меня в трудовом договоре никаких ограничений на коммерческую деятельность», - опроверг он одно из положений обвинительного заключения.

В 2007 году представители «Ив Роше» обратились к нему за помощью в решении проблемы с доставкой товара из Ярославля в Москву. «Все их машины приезжали ночью, в период пиковых нагрузок на предприятия связи Москвы, многие машины оставались здесь до утра, и компания несла потери из-за транспортной доставки. Я быстро нашел перевозчика на рынке, договорился о перевозках в условиях тарифов, которые мне озвучили в «Ив Роше»», - пояснил обвиняемый.

Компания, которую нашел Олег Навальный - «Автосаго» - занималась перевозкой мясной продукции из Москвы в Ярославскую область. Обратно в столицу машины возвращались пустыми, чем и решил воспользоваться Олег. По его словам, стороны сошлись на выгодном тарифе и, более того, «Ив Роше» ежегодно пролонгировала действие договора. Ровно до того момента, когда в 2012 году в офис парфюмерной компании не пришли сотрудники Следственного комитета. Обвиняемый также обратил внимание на то, что «Автосаго» заключал соглашение с «Ив Роше» о перевозке товара со склада компании в Ленинградской области в Ярославскую, однако следствие, по его словам, этот факт совсем не заинтересовал.

Говоря об эпизоде с "Многопрофильной процессинговой компанией" («МПК»), Олег Навальный подчеркнул, что представители «МПК» сами обратились к нему, как к специалисту, по поводу доставки счетов пользователям услуг Ростелекома в разные города России. Печатью счетов занималась компания «М-Сити», доставкой до почтовых ящиков — «МПК», а «Главное подписное агентство» – до почтовых пунктов. Однако затем, по словам обвиняемого, «МПК», в целях повышения оперативности, передала контракты на печать и доставку счетов в компанию братьев Навальных. Субподрядчиком стала «М-Сити».

«Этот процесс был абсолютно прозрачным для всех участников, никто в заблуждение не вводился, свидетельские показания это подтверждают. Все документы, которые оформляло «Главное подписное агентство», подписаны, платежи проведены, все стороны бизнеса подтвердили, что деятельность была осуществлена, поэтому я не понимаю, каким образом документы и деятельность можно назвать фиктивными. Так можно любого дилера назвать фиктивным и лжепредприятием», - резюмировал Олег Навальный.

Его адвокат Кирилл Полозов добавил, что «Ив Роше» официально известила следствие о том, что ущерб компании Навальные не нанесли, а цены всех договоров были среднерыночными, однако этому заявлению гособвинитель значения не придал, а напротив, привлек компанию в качестве потерпевшей стороны.

«Мое отношение к обвинению, наверное, примерно такое же, как и у вас, – обратился к судье Коробченко в начале своего выступления Алексей Навальный. – Вы же запретили трансляцию суда? Это говорит нам всем одно: «Мы не хотим, чтобы вот эту ахинею слышало большое количество людей, потому что это обвинение — бред». Это просто описание рядовых событий, к которым лишь добавлены слова «фальсификация» и «лжепредприятие».

Оппозиционер заявил, что если из материалов обвинительного заключения убрать вышеперечисленные слова, то получится обыденное описание регистрации среднестатистической компании.

«А каким образом люди регистрируют компании в России? Идут в юридические фирмы, открывают расчетные счета. Так устроено в России все. Преступные у тебя цели или не преступные. Может вы не обратили внимания, но вы реально сказали, что признаком легализации была уплата налогов и сборов», - продолжал эмоционально напирать Навальный.

«Давайте немножечко потише все таки», - перебила оппозиционера судья.

«Извините, ваша честь, но если вам кто-то на флешке принесет приговор, в котором будет пять или шесть лет, это будет пять или шесть лет, поэтому я и испытываю некоторую эмоциональную вовлеченность в процесс», - съязвил Навальный и продолжил. – Ну и, конечно, вершиной всего этого являются «незаконные и сфабрикованные выплаты» определенным лицам. Это, может быть, у вас «незаконные выплаты», а в нормальном мире это называется зарплата. Обращаю внимание — белая зарплата, с уплатой всех налогов и подоходных взносов. И это все лжепредприятие? Просто по одному признаку, просто потому что там стоит слово «лжепредприятие», - заявил обвиняемый, отметив: несмотря на кипрскую регистрацию, все необходимые налоги компания платила в России.

Затем Навальный перешел, по его мнению, к реальной подоплеке уголовного дела. Для этого оппозиционер углубился в воспоминания о событиях 2012 года, когда в России существовала «определенная политическая активность». Он заявил, что перед митингом 15 декабря в обществе шла дискуссия о необходимости согласования массовых мероприятий с властями.

Оппозиционер напомнил, что публично изложил свою позицию о ненужности получения разрешений. После чего, по его мнению, и появились уголовные дела. «Смысл этого был совершенно понятен. В чем смысл домашнего ареста? Чтобы я в Интернете ничего не писал. Чтобы ограничить мою политическую деятельность. В чем смысл этого дела? Чтобы ограничить мою политическую деятельность. Компания «Главное почтовое агентство» действительно была придумана по моей идее, в течение какого-то времени она была никому не нужна. После этого, когда у Олега что-то получилось с этими перевозками, он использовал эту компанию. В материалах дела вообще нет ничего, что свидетельствовало бы о том, что я чем-то занимался с этими перевозками. Я там никогда не был, ни с кем переговоров не вел. Раньше был Офицеров, теперь Навального притащили. Да я вообще не знаю ни про какой «Ив Роше»!».

В завершение оппозиционер предрек «развал» обвинения.

В свою очередь адвокат Алексея Навального Ольга Михайлова дополнила своего подзащитного данными аудита «Ив Роше», согласно которым, цена за транспортировку товара была на 4% ниже среднерыночной, а также заявила, что суть обвинения оппозиционеру следователями разъяснена так и не была.

Под конец заседания судья определила порядок допроса более 200 свидетелей по делу, а также рассмотрела ходатайства Навального о визите нотариуса — для оформления доверенностей на представителей в судах по остальным многочисленным делам – и походе в соседний «Сбербанк» для получения зарплаты.

«Особенно меня по банку интересует, у меня денег нет. Я с преступным умыслом выбегу с подъезд (дальше не могу — браслет на ноге) и кого-нибудь ограблю», - мрачно пошутил Навальный.

«Вот этого, конечно, не надо», - ответила Елена Коробченко и поинтересовалась. – Ну а куда вы так торопитесь, вы что, убегаете куда-то?». И в зале в очередной раз послышался дружный смех.

Ходатайства судом были удовлетворены.

Денис Гольдман