Выбор гастарбайтера: подполье или просвещение

Кто был первым космонавтом, когда распался СССР, и где заключаются браки? Без этих знаний, подтвержденных государственным сертификатом, легально на работу в России теперь мигранту не устроиться.


© Фото Анны Семенец

Кто был первым космонавтом, когда распался СССР, и где заключаются браки? Без этих знаний, подтвержденных государственным сертификатом, легально на работу в России теперь мигранту не устроиться — с нового года в силу вступили новые положения, обязывающие пройти комплексное тестирование. В такой ситуации выбор у гастарбайтеров не велик: либо подполье, либо просвещение.

Вступившим на тропу закона придется пройти комплексный экзамен на знание русского языка, истории и основ законодательства, который после стольких лет споров, наконец, запущен. С 1 января 2015 года без сертификата о его прохождении в ФМС лучше и вовсе не соваться — бессмысленно. Оценив ситуацию, иностранные трудяги отправились на штурм Центров тестирования.

С девяти утра в стеклянном вестибюле одного из таких центров, действующего на базе РУДН, стала собираться разношерстная компания: одни переминались с ноги на ногу у перил на ступеньках, другие — очевидно, те, что пришли пораньше, — оккупировали подоконники по обе стороны от входа. Были среди них и люди явно славянской внешности, и выходцы из Средней Азии, но большинство представляли уроженцы Закавказья.

Фото Анны Семенец

«Экзамен здесь сдают?» - обращается вновь прибывшая к двум мужчинам, устроившимся на подоконнике. Те кивают в ответ.

«Я тут как: заранее записываться нужно?» - продолжает расспрашивать девушка.

«Нет. Приходите, берете с собой паспорт и сдаете. Да вон там, у окошка, и расписание, и список документов», - указывает мужчина на стенд.

Внимательно изучив информацию, девушка остается — видимо, все необходимое в наличии, и день подходящий. В разные дни экзамен сдают разные категории: на получение патента, разрешения на временное проживание (РВП), вида на жительство. Сегодня тест для последних двух.

Фото Анны Семенец

Экзамен состоит из трех модулей: русский язык, история и основы законодательства. Все три сдают в один день.

«Что касается русского языка, здесь ничего не поменялось - экзамен по-прежнему состоит из пяти субтестов: чтение, письмо, грамматика, аудирование и говорение, - объясняет глава Центра тестирования РУДН Екатерина Куликова. - У разных категорий в экзамене заложено разное количество вопросов, время, отведенное на тестирование, соответственно, различается. У тех, кто получает патент, вопросов по истории и законодательству — по 10, у тех, кто планирует получить РВП или вид на жительство — по 20. Проходной балл тоже разный: экзамен для получения РВП или вида на жительство серьезнее, чем для патента. Заявка-то иная, следующий шаг — гражданство РФ».

Ближе к 10:00 начинают пускать в здание. Собравшихся сразу провожают в аудиторию.

«РВП — сюда, вид на жительство — в другую сторону», - дирижирует преподаватель.

Ничего похожего на ЕГЭ здесь нет и в помине: мигранты рассаживаются по местам, не снимая верхней одежды, рюкзаки и сумки тут же, под рукой, на столе мобильники. Правда, что касается гаджетов, завидев их, преподаватель вежливо просит отключить средства связи и убрать со стола.

«Это же не школьники, - удивляется Куликова вопросу о так называемой «информационной безопасности». - Все они сами платят за экзамен: 5,3 тыс. рублей стоит тест для РВП и вида на жительство, 4,9 тыс. рублей — для патента. Поймав на списывании, мы просим удалиться из аудитории. Следующий экзамен, как говорится, снова за ваш счет». Так-то!

Пока иностранцы рассаживаются, преподаватель проводит короткий инструктаж: никаких пометок в бланках заданий — для ответов существуют отдельные бланки, никаких двойных ответов, все бланки должны быть подписаны: ФИО, страна, дата.

«Здесь никто никаких денег не берет — все платежи проходят через банк, после экзамена», - в свою очередь напоминает директор Центра.

Прежде чем приступить к тестированию, «болельщиков» провожают в коридор. Их едва ли меньше, чем самих испытуемых — многие пришли поддержать своих братьев, жен, друзей.

«Первое задание — аудирование...» - на этих словах дверь в аудиторию закрывается, и группе поддержки остается только гадать, что происходит по другую ее сторону.

Усаживаюсь на скамейку в ожидании директора центра. Через минуту ко мне подсаживается холеный молодой человек.

«Вы тоже на экзамен?» - осторожно начинает он.

«Не совсем», - улыбаюсь в ответ.

«И я не совсем. В понедельник сдавал тест — завалил историю», - сетует собеседник.

«И что, неужели успели подготовиться к пересдаче?» - интересуюсь я.

«Не-е-ет, что вы! Я думал, может, получится как-то иначе договориться». Очевидно, юноша признал во мне «товарища по несчастью» и решил действовать общими силами.

«Да и кому вообще нужна эта история? Я у босса своего спрашиваю: «Серег, знаешь, когда Куликовская битва была?», а он смеется в ответ. Ничего, мол, из школьной программы не помню, и не сильно расстраиваюсь на этот счет», - рассказывает молодой человек.

«Я сам из Молдавии. Свою-то историю не знаю, а тут еще вашу учи!»

На этой фразе на горизонте появляется директор центра, и мой собеседник быстро ретируется. Разговор переходит в техническую плоскость.

«В одной аудитории обычно используется минимум два варианта закрытых тестовых материалов. Всего же в работе их 10», - делится Екатерина Куликова.

«В сущности, если при таком раскладе сегодня пользоваться одним вариантом, завтра — другим, послезавтра — третьим, просчитать, какой вариант будет в следующую пятницу невозможно. Даже если мы не будем тасовать задания по вариантам, шансы списать или заучить правильные ответы равны нулю», - продолжает собеседница агентства.

Словом, сдать экзамены гастарбайтеры могут только путем честного просвещения. Кстати, вопросы по истории и праву есть в открытом доступе: порядка ста на каждый предмет. Если самостоятельно разобраться в тонкостях российской истории и законодательства мигрантам сложно, всегда можно обратиться за помощью к профессионалам. Курсы подготовки действуют как при религиозных и общественных организациях, так и в самих центрах тестирования. «Иногда инициаторами обучения выступают работодатели. Они организуют занятия на своей территории», - рассказывает Куликова.

Есть в Центре тестирования и другая приятная опция — работодатель может заказать «выездное тестирование»: «если речь о Москве и ближайшем Подмосковье, сотрудники центра готовы приехать сами. Причем, стоимость экзамена не увеличивается ни на рубль: мигранты платят те же деньги, но сдают экзамен без отрыва от производства. Мы привозим счета, которые также можно оплатить в ближайшем банке».

«Проходной балл не такой высокий: нужно правильно выполнить лишь половину заданий в каждом из блоков», - отмечает Куликова. Из 191 человека, прошедшего комплексный экзамен в РУДН с начала года, на пересдачу отправилось лишь 10%.

Не зная приятной статистики, в коридоре, держа кулачки, «болельщики», как их называют сотрудники центра, продолжают переживать за своих близких.

Открывается дверь, и за ней появляется крепкий мужчина южной наружности.

«Ну как?» - спрашивают его хором, затаив дыхание.

«Ничего сложного — школьная программа», - отвечает собеседник на чистом русском.

Фото Анны Семенец

На вопрос о том, почему сдает экзамен, если «в школе проходили», «аттестат в наличии», отвечает сумбурно: «Я школу в СССР заканчивал, потом в вузе Российском учился, а когда в ФМС документы мои переводили, вместо «Георгий»  написали «Гиоргий». Теперь документ забраковали и отправили на экзамен».

Минут через 15 в коридоре появились двое молодых людей, как две капли похожих друг на друга. На вопрос о том, какие встретились трудности, братья отмахнулись, посоветовав проштудировать весь школьный курс истории.

Показавшаяся вслед за ними девушка такой уверенности уже не излучала: «сложные вопросы были по истории и праву — не знаю, на все ли правильно ответила».

Дальше экзаменуемые стали выходить из аудитории один за другим.

«Сложно было?» - спрашиваю у паренька из Средней Азии. Юноша явно воспринял мой вопрос как личное оскорбление.

«Первого космонавта помните? А дату распада Советского Союза? Тогда ничего сложного» - резюмировал молодой человек, оценив наши «хоровые» ответы.

«Когда была Куликовская битва?» - бросил ему вдогонку добродушный кавказец солидного возраста.

«Эм-м... 1380-й», - крикнул паренек, уже не оборачиваясь.

Часы, недели, месяцы подготовки, борьба с неуемным волнением и два часа на то, чтобы доказать — ты готов. Результаты сегодняшнего экзамена станут известны лишь дней через 10, и многие из участников станут еще на одну ступень ближе к российскому гражданству.

Анна Семенец