Ничего личного - просто кризис

Ежедневно в СМИ появляется информация о новых проблемах как малого и среднего бизнеса, так и госкорпораций. Эксперты попытались проанализировать, что происходит в самых рискованных сегодня сегментах отечественной экономики.


© Интернет

Геополитическая напряженность все больше влияет на экономику государства. Ежедневно в СМИ появляется информация о новых проблемах как малого и среднего бизнеса, так и государственных корпораций. Издания пестрят сообщениями о тяжелом положении ресторанов и кафе, оказавшихся на грани выживания после введения продуктового эмбарго. Турфирмы, толком еще не оправившиеся от летнего кризиса, испытывают падение спроса на заграничные путевки из-за скачков курсов валют. Мелкие предприниматели массово пытаются продать свой бизнес. «Росбалт» попытался проанализировать, что происходит в самых хрупких сегментах отечественной экономики.

Туризм

Одним из первых с реалиями нового экономического кризиса встретились в туристическом бизнесе. Еще живы были воспоминания о летней панике на рынке, когда несколько обанкротившихся компаний едва не потянули на дно всю отрасль, поэтому процесс восстановления потребительского доверия только-только запускался. Однако к концу 2014 года цены на нефть уверенно устремились вниз, европейские и американские санкции от демонстрации оскала перешли к действию, а «вишенкой на торте» финансовых проблем стало решение Центробанка повысить ключевую ставку на 6,5 процентных пункта — до 17% годовых – «из за возросших девальвационных рисков». На следующий же день случился «черный вторник» и рубль резко упал в цене. С тех пор даже самые бешеные скачки курсов валют не вызывают острых ощущений у рядовых граждан, а безысходность положения породила ироничное понятие «российский дзен». Но предпринимателям, бизнес которых завязан на чем-нибудь иностранном — начиная от продукции и заканчивая путевками, – стало не до шуток.

Минувший год в туристическом бизнесе не иначе как «беспрецедентным» не называют. Даже в период экономического кризиса 2008-2009 годов сокращение потока россиян, желающих отдохнуть за рубежом, составило 20-25%. Сейчас же этот показатель порой достигает 70%. «Это совершенно невероятная ситуация и, конечно, турбизнес находится в полном шоке, - констатирует пресс-секретарь Российского союза туриндустрии (РСТ) Ирина Тюрина. - Мало того, что прошла очень болезненная череда банкротств, вызвавший кризис доверия к турбизнесу, так еще и компании активно сокращают расходы, снимают полетные программы – сейчас это продолжается». По ее словам, количество предложений турфирм нынешней зимой сократилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в два раза. 

Более того, в планах на летний сезон игроки рынка ведут себя предельно аккуратно и отказываются от минимальных рисков. «Компании сокращают штаты, переезжают в маленькие офисы, сокращают зарплату, многие перешли на трехдневную рабочую неделю, потому что делать нечего — спроса нет. Все они находятся в тяжелом, очень тревожном состоянии», - поясняет Ирина Тюрина. При этом она отмечает, что компании, которые работали на внутреннем рынке, кризиса, по понятным причинам, не почувствовали, а наоборот ощутили значительную прибыль. Поэтому крупные операторы, изначально ориентированные только на зарубежные туры, постепенно перестраиваются для работы на отечественных курортах.

Отели и рестораны

Неизбежно отразилась внешнеполитическая напряженность и на иностранном турпотоке. По данным операторов, с марта он снижался, а по итогам года 2014 года составил примерно 35-40%. Изменения почувствовали даже брендовые и статусные российские гостиницы, которым пришлось приспосабливаться к новым условиям. «В данном случае брендовые отели пострадали в большей степени, потому что они теряют свой контингент, - поясняет вице-президент Федерации рестораторов и отельеров (ФРиО) Вадим Прасов. - Поэтому даже какие-то демпинги на рынке были. У каждого отеля своя структура спроса, но многие пересмотрели свое отношение: кто-то активно работал в конференц-формате, конференций стало меньше, соответственно начали смотреть на другие сегменты, кто-то отдавал предпочтение россиянам, но если приезжают иностранцы, то все равно готовы принять». Прасов уверен: в сложившейся ситуации «адекватные» и «не пассивные» участники рынка теряют не много.

Еще одна отрасль предпринимательства, которая для выживания вынуждена была решительно перестраиваться, - ресторанный бизнес. С начала декабря количество только столичных заведений сократилось почти на 900 – это 8% от общего их количества. Все рестораны, находящиеся в нише между элитным уровнем и фастфудом, оказались в зоне риска из-за запрета на ввоз европейских продуктов и ингредиентов, падения курса рубля и соответствующего снижения покупательных способностей россиян, а также роста арендных ставок. Кухни в спешке заменяют привычные зарубежные овощи, фрукты, сыры и рыбу на отечественный аналог. Предприниматели прогнозируют: к весне в Москве может закрыться 3 из 11 тысяч заведений.

Однако  Вадим Прасов и здесь не склонен нагнетать ситуацию. Он уверен, что от кризиса пока пострадали только те заведения, которые всегда вели неграмотную ценовую политику и умели подстраиваться под веяния рынка. «Зачастую многое зависит от адекватности управленческой команды, потому что всегда можно сократить какие-то затраты, придумать выход из ситуации, - говорит он. - Просто есть какие-то ситуации… Допустим, если ресторан находился в бизнес-центре, который потерял массу арендаторов, тогда сложно, конечно, что-то планировать. Потому что там никакого потока, кроме арендаторов, особенно и не было. Есть заведения, которые пострадали от того, что собственники помещений были несговорчивы в части пересмотра арендной платы и просто пытаются ее умножать на курс доллара».

Производство

Помимо общественного питания, в значительной степени пострадала производственная сфера, завязанная на поставки сырья из-за рубежа. Некоторые предприятия уже находятся в стадии «предзакрытия», - констатирует руководитель центра экспертизы и аналитики проблем предпринимательства «Опоры России» Иван Ефременков. Организация проводит мониторинг предприятий, чтобы выяснить, какие риски больше всего пугают участников рынка. Результаты исследования показывают: в числе основных – падение спроса на продукцию, задолженность по зарплате и перед поставщиками. Последний фактор видят наиболее опасным более 60% опрошенных.

Член Общественной палаты РФ Виктор Ермаков добавляет: от кризиса пострадал бизнес, который несет большие транспортные издержки, а также приборостроение, радиоэлектроника и производство медицинского оборудования. Также в СМИ мелькают и другие фигуранты «черного списка» - в том числе, и магазины одежды, обуви и спортивных товаров.

Член союза отечественных производителей спортивных товаров Алла Кулемина предполагает, что рост цен в этом сегменте может быть вызван подорожанием на фоне падения рубля тканей и фурнитуры, привозимых известными брендами из-за рубежа. «Ни для кого не секрет, что у Nike, Reebok и Adidas все, что связано с одеждой, производится в Твери, а все, что с кроссовками — в Ярославле. Поэтому они получают из-за границы фурнитуру, лекала, ткани и шьют здесь. Более качественного, но чисто российского бренда я не знаю, но здесь все делается руками россиян», - говорит она.

Торговля

Накануне СМИ сообщил о еще одной тревожной тенденции: владельцы мелких предприятий стремятся как можно быстрее продать свой проблемный бизнес из-за сложной ситуации на рынке. По данным РБК, на портале количество объявлений на портале Avito.ru о продаже бизнеса в минувшем году значительно увеличилось: в Москве – в 14,5 раза за год, в Санкт-Петербурге – в 15,8 раза. Самые частые предложения касаются продажи парикмахерских, кафе и турфирм.

Однако Ирина Тюрина не считает, что если в туристическом бизнесе и наметился такой тренд, то он никак не может быть реализован, поскольку вряд ли найдутся желающие купить убыточную турфирму в кризис: «За все годы существования частного туристического бизнеса в России я не знаю ни одного оператора, который не мечтал бы кому-нибудь продаться. Единицам это удавалось, это редчайший случай и «везуха» такая, что весь рынок просто лопается от зависти. В нынешней ситуации нужно потрудиться, чтобы найти того сумасшедшего, который согласился бы купить турфирму. Продать туристическую компанию сейчас — это из ряда фантастики».

Не склонен связывать с предпринимательской безысходностью рост предложений по продаже бизнеса и Вадим Прасов. По его мнению, на это указывает в том числе и ценообразование: «Я знаю несколько людей, которые предлагают что-то купить. Какие-то площади, с интерьером и так далее. Но пока адекватной цены я не увидел, то есть, видимо, люди не последнее продают. Когда сложно все, продавец достаточно гибок в плане, а здесь объявили какой-то ценник несуразный и ни в какую сторону не двигаются, поэтому могу предположить, что у них не все так плохо».

Денис Гольдман