В Жуковском не утихает «выборный скандал»

Прошло почти полгода после единого дня голосования 14 сентября, однако вокруг выборов в городской совет подмосковного наукограда страсти не улеглись до сих пор. В ситуацию вмешался глава государства.


© haber.rotahaber.com

Прошло почти полгода после единого дня голосования 14 сентября, однако вокруг выборов в городской совет подмосковного Жуковского страсти не утихают до сих пор. Наблюдатели и члены избирательных комиссий, ранее сообщавшие о массовых нарушениях законодательства и фальсификациях, обратились в суд. Однако там их иски рассматривать не спешат. Дошло до того, что в ситуацию вмешался глава государства. «Росбалт» попытался высянить, когда будет поставлена точка в истории со скандальными выборами в одном из самых «протестных» городов региона.

В конце прошлого года на встрече с Советом по правам человека и развитию гражданского общества (СПЧ) президент России Владимир Путин поручил разобраться с нарушениями на выборах в городской совет подмосковного Жуковского прокуратуре. Отвечая на просьбу руководителя комиссии по избирательным правам Ильи Шаблинского помочь установлению справедливости, он заявил: «Что касается этого конкретного случая, то я обещаю, что будем разбираться, прокуратуре поручаю, и все там сделаем». Только с этого момента правоохранительная, следственная и судебная машина начала движение навстречу городским активистам, которого те ждали с середины сентября. Однако и теперь она ползет медленно, нехотя и с долгими остановками.

История противостояния представителей трех ветвей государственной власти и жителей Жуковского – чуть ли не самая насыщенная не только в регионе, но и в целом в стране. Если проанализировать медийное пространство, то может показаться, что некогда статный наукоград превратился в настоящий оплот гражданской активности. Громкий скандал вокруг возможной вырубки местного Цаговского леса послужил катализатором конфликта: с тех пор все предельно жестко и бескомпромиссно.

Так получилось и в сентябре. Строительная компания, с которой давно «воюют» экологи и градозащитники, решила воспользоваться возможностью войти в законодательный орган. Полагая, что компания в дальнейшем воспользуется возможностью лоббировать свои интересы, ее гражданские оппоненты также включились в избирательную кампанию. В итоге борьба оказалась нешуточной: наблюдателей и членов комиссий буквально силой выталкивали с участков для голосования, а итоговые протоколы попросту переписывали. Сразу после выборов активисты, имея на руках доказательства фальсификаций, обратились к правозащитникам и правоохранителям. Как результат – шесть рассматриваемых городским судом дел о нарушении избирательного законодательства. Однако до вмешательства в ситуацию главы государства продвинуться в разрешении проблемы удалось несильно.

По данным адвоката, представляющего интересы активистов и некоторых оппозиционных кандидатов, Ольги Балабановой, по искам, поданным еще в сентябре, предварительные заседания прошли только на днях. При этом заявлений было больше шести: некоторые иски были отклонены, другие — объединены в одно производство.

Претензии заявителей касаются сразу нескольких аспектов избирательного процесса. Один из них – переписывание итогового протокола с результатами на участках для голосования. «Фактически на руках у наблюдателей и членов комиссий с совещательным голосом оказались протоколы, по которым значились данные в пользу либо кандидатов от партии «Яблоко», либо других кандидатов по одномандатному списку, – поясняет юрист, – но в результате на спорных участках победу одержала партия ЛДПР, причем разница достаточно существенная».

Как ни странно, претензии наблюдателей сконцентрированы, помимо местных чиновников, именно на либерал-демократах: именно от них баллотировались представители строительной компании, конфликтующей с градозащитниками. Эта же бизнес-структура делегировала своих сотрудников и в составы «проблемных» избирательных комиссий – отсюда и случаи с незаконным удалением с участков наблюдателей от «Единой России» и «пересчет голосов», по которому проценты перетекали даже от партии власти, полагает Балабанова.

Другой род нарушений, вызвавших недовольство граждан, связан с формированием комиссий. Адвокат напоминает, что в Жуковском, как и по всей стране, незадолго до единого дня голосования составы УИКов и ТИКов обновились. Однако этим в подмосковном наукограде не ограничились: в последний момент все избирательные участки были ликвидированы и пересмотрены, а в комиссии набрали новых членов. «Как они принимали решение, кого включить в комиссию, кого нет, — остается большой загадкой», – сетует она. Здесь, по словам юриста, в состав комиссий и вошли представители строительной компании.

Одного только рассмотрения дел в суде было добиться непросто. Районные инстанции принялись за работу только после того, как активисты обжаловали их отказы рассмотреть обращения кандидатов и наблюдателей в Мособлсуде, а президент страны погрозил по телевизору. «Это к вопросу о том, насколько быстро функционирует система, если задание дает глава государства», – иронизирует Балабанова. По ее словам, пока только из трех уже рассмотренных жалоб на незаконное удаление наблюдателя с участка удовлетворена была лишь одна: член УИК с правом совещательного голоса был исключен потому, что, по версии главы комиссии, был пьян.

Выгнанный спустя полчаса после закрытия участка мужчина отправился в больницу для проведения медицинского освидетельствования. Анализы не выявили в его крови алкоголь, и с результатами экспертизы он обратился в суд. «Казалось бы, что может быть проще: есть решение об удалении за то, что человек был пьяный, и есть медицинское решение, что человек был трезвый, – рассказывает один из кандидатов на выборах 14 сентября Эла Знаменская. – Но судья на этом не остановилась и решила заслушать свидетелей. На мой вопрос, как показания свидетелей могут отменить документ об освидетельствовании человека с печатью из больницы, она сказала, что нужно изучить доказательства, и вызвала врача. Хотя предметом являлся не тот факт, пьяным он был или нет, а то, нарушал ли он избирательное законодательство или нет. Это было единственное основание для удаления». Всего же, по данным общественников, незаконно удалено было 15 человек.

С самой женщиной, по ее словам, произошла еще более интересная история. В качестве члена комиссии она наблюдала за подсчетом голосов на одном из участков. Когда выяснилось, что большинство горожан проголосовало за нее, ее поздравили. Однако по приезде в ТИК, глава комиссии получил сообщение о том, что «контрольные соотношения не сошлись», и отправился пересчитывать бюллетени и сверять документы.

«Это вообще магическое словосочетание в наших судах. В любой непонятной ситуации говори, что не сошлись контрольные соотношения. Но, по словам членов ТИК, которые принимали документы, через полчаса итоговые данные уже были другими», – вспоминает Знаменская. Она также считает, что на одном из участков результаты выборов переписали таким образом, что голоса в пользу ЛДПР были отняты даже у «Единой России». В результате четыре бюллетени превратились в 184.

В ходе судебного разбирательства к материалам дела были приобщены так называемые «книги», куда записываются данные всех пришедших на участок избирателей. Получив к ним доступ, Эла Знаменская пообщалась с указанными в списке жителями Жуковского.

В результате она выяснила, к примеру, что член корреспондент РАН Владимир Нейланд не принимал участие в голосовании. Однако в книге указано обратное. Более того, его жена и сын тоже были туда вписаны, хотя также галочек нигде не ставили.

По словам Элы Знаменской, уже шесть человек отправили заявление в Следственный комитет по поводу фальсификации их голосов. В это число входят люди, которые в день выборов были за границей, и не способные ходить инвалиды, в избирательных документах указанные как добровольно явившиеся на участок граждане.

Впрочем следователи не спешат изымать официальные документы и возбуждать уголовные дела даже при наличии явных доказательств фальсификации, считает Знаменская.

«Это тот интересный момент,  когда все все понимают, но ждут политической воли», - констатирует она.

Денис Гольдман