По «делу Банка Москвы» вместо олигарха судят студента

В Мещанском суде слушается одно из целого ряда дел о хищениях в Банке Москвы, однако ответственность за махинации могут понести не экс-глава банка Андрей Бородин и его ближайшее окружение, а совсем другие люди.


В Мещанском суде столицы 25 декабря  продолжится слушание по одному из серии уголовных дел о хищениях в муниципальном Банке Москвы. На скамье подсудимых по-прежнему только два человека – бывшие старший трейдер Константин Сальников и начальник управления сопровождения банковских операций Алла Аверина, каждый из которых свою вину категорически отрицает.

Главные фигуранты дел о масштабных аферах - экс-президент Банка Москвы Андрей Бородин и являвшийся его первым заместителем Дмитрий Акулинин, а также вице-президент банка Алексей Сытников и руководитель управления Дмитрий Строганов - для следствия недоступны. Они хоть и арестованы судом, но лишь заочно, поскольку с 2011 года скрываются в Англии и  некоторые даже успели получить там политическое убежище.

По версии следствия, Бородин и  Акулинин образовали  организованную преступную группу, куда чуть позже вошли Сытников  и Строганов, с которыми, начиная с декабря 2008-года по 2010 год, осуществлялось  хищение  вверенных им средств. Для этого с аффилированными и находящимися под патронажем Строганова  фирмами сначала заключались договоры на покупку крупных партий валюты, затем составлялись документы о ее продаже по более высокому курсу. Однако фактического движения денег по договорам не осуществлялось, а рублевая разница между курсами перечислялась со счетов Банка Москвы на счета подконтрольных  и подотчетных его VIP-руководству компаний.

За два года, как подсчитали следователи, было заключено 228 подобных сделок (конверсионных операций), сумма ущерба от  которых  оценивается в размере свыше 1 млрд. руб.

В осуществление масштабной  и продолжительной аферы организаторы, как полагает следствие, вовлекли тогдашнего вице-президента банка Алексея Сытникова и начальника одного из управлений кредитной организации Дмитрия Строганова (они также укрылись за границей), а те якобы привлекли Сальникова и Аверину.

Однако последние,  почему-то никуда не сбежали – ни тогда, когда в бега подалось руководство и топ-менеджмент банка, ни тогда, когда им, Сальникову и Авериной, предъявили обвинения, оставив под подпиской о невыезде, хотя  расследование и допросы начались еще в 2011-2012 гг.

Более того, у Сальникова и Авериной никогда не было каких-либо крупных денежных средств либо ликвидного имущества, в т.ч. и недвижимого, поскольку за исполнение своих служебных обязанностей они получали только зарплату.

Сегодня бывшему старшему трейдеру Сальникову инкриминируют растрату в особо крупном размере, совершенную группой лиц (ч. 4 ст. 160 УК РФ), а начальнику управления сопровождения банковских операций Авериной - пособничество в совершении преступления (ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст. 160 УК РФ).

При  ближайшем рассмотрении ситуация вызывает ряд вопросов.

Так, например, Константину Сальникову на момент, когда в Банке Москвы начала разворачиваться исследуемая судом афера, было лишь 22 года. Молодой человек, имевший незаконченное  образование (физфак МГУ), был непрофильным сотрудником банка, никогда ранее не сталкивался с финансовой сферой, поэтому его трудовая деятельность на новом поприще  шла параллельно с обучением.

Единственное, что в этой ситуации  мог делать Сальников – стараться добросовестно исполнять тот объем работы, который распределяло ему вышестоящее руководство. Он, как показали свидетели, получал от курирующего его  начальства в лице Сытникова и Строганова  договоры, записки и указания с данными конверсионными сделками и регистрировал их в системе автоматического учета, первое время – с помощью и под контролем более опытных коллег. Именно такие сделки спустя 4 года были признаны следователем  фиктивными.

 «У Сальникова, в силу его трудовых обязанностей,  с частью  которых он даже не был ознакомлен под роспись, не имелось   полномочий как-либо  изменять параметры сделок. А заподозрить их противоправный, убыточный  характер он не мог в силу отсутствия опыта и знаний, а также и в связи с ограниченностью его служебного функционала. Ведь и более опытные банковские сотрудники, и даже внутрибанковские и сторонние проверки длительное время  не фиксировали нарушений. Да и невозможно даже  предположить такое, видя договоры, подписанные  вице-президентом Сытниковым и завизированные юридическим департаментом банка», - убежден источник, близкий к расследованию.

Примечательно, что, как отметил сам беглый олигарх Андрей Бородин в интервью журналу Forbes, трейдера Сальникова он «и в глаза не видел», как и тысячи других рядовых сотрудников своего банка.

По словам адвоката Константина Сальникова Алексея Артамошкина, у защиты много вопросов и по доказательной базе, на которой основывается обвинение. Например, в деле фигурируют записи «прослушки», производимой не спецслужбами, а техническими работниками того же банка в отсутствие судебного решения и согласия собеседников, чьи разговоры «писались сплошным образом».

Таким образом, тайно записанные   разговоры сотрудников, которые обвинение позиционирует как надлежащее доказательство,  на взгляд защитника, не только не являются содержательными, но и  получены с явными нарушениями закона.

Между тем рассматриваемое в настоящее время Мещанским райсудом столицы дело о хищении 1 млрд 86 млн рублей - не единственное обвинение, предъявленное Акулинину и Бородину: в ноябре 2013 года следствие обвинило каждого из них  в легализации денежных средств, полученных преступным путем. По данным МВД, в 2008-2011 годах они организовали перечисление с корреспондентского счета ОАО «Банк Москвы» не менее 50 млрд руб. на счета подконтрольных их коммерческих компаний, зарегистрированных на Кипре.

Бородин, в свое время близкий к «команде» экс-мэра столицы Юрия Лужкова, также был привлечен в качестве обвиняемого по иному делу о хищении из Банка Москвы. По версии следствия, около 13 млрд руб., полученных от правительства, банк под руководством все того же Бородина,  направил на кредитование ЗАО «Премьер Эстейт»,  а впоследствии эти деньги оказались на счетах главы компании «Интеко» Елены Батуриной и ее деловых партнеров. Кроме того, вышеуказанный крупный финансист подозревается в продаже пакета акций Эстонского кредитного банка по цене, заниженной на €12 млн.

Однако сегодня бывший «хозяин» Банка Москвы Андрей Бородин, обвиняемый в нескольких крупных мошенничествах и разыскиваемый по «красному циркуляру» Интерпола как особо опасный преступник, для российской Фемиды недоступен. Он с семьей живет в самом дорогом поместье Великобритании, которое приобрел за 140 млн фунтов стерлингов еще в 2012 году.

По данным Forbes на 2015 год, его состояние оценивается в $800 млн. Семья Бородина позирует для модных фотографов, а сам он тратит сотни тысяч долларов на аукционах.

«Мы понимаем, что дело о хищениях в Банке Москвы относится к категории «громких» дел, вызвавших большой общественный резонанс. Совершено несколько однотипных  преступлений, за нанесенный ущерб  от которых   должны понести  строгую ответственность  виновные лица. Однако создается впечатление, что сейчас для правоохранителей  остро необходимо хоть на кого-то «навесить» вину - возможно, чтобы облегчить доступ российского правосудия к Бородину и Ко. Но оправдывает ли даже такая цель привлечение к уголовной ответственности  невиновного человека, которого «использовали в темную», как это нередко делается в делах такого рода.  Получается, что английский статус «политических беженцев», которым располагают Бородин и Акулинин, а также невозможность привлечь к ответственности скрывающихся за границей Сытникова и Строганова, играют в данный момент  роковую роль в судьбе моего клиента, - убежден  адвокат Сальникова Алексей Артамошкин. - Рядовой клерк-исполнитель, находящийся на нижней ступени банковской иерархии и только начинавший работать в этой сфере, обвиняется по статье, предусматривающей до 10 лет лишения свободы, как будто он чуть ли не организатор и активный участник хищений. Мы очень надеемся, что суд критично оценит позицию обвинения, сумеет объективно и беспристрастно  разобраться  во все обстоятельства дела, проанализирует  документально подтвержденные доводы стороны защиты  и вынесет справедливый вердикт».

Дарья Истомина


Ранее на тему МВД завершило расследование дела против бывших руководителей Банка Москвы