Корабли - на свалку!

Судам - утилизация, экипажам - берег. Такой приговор вынесен столичному клубу юных моряков. «Росбалт» разбирался в противоречивой истории.


Приговоренный "Ленинград" © Фото с сайта spasiflot.ru

Свое решение городской департамент имущества аргументировал результатами экспертизы, которая признала корабли непригодным. Однако сами члены экипажа утверждают, что в прошлом году все три судна, которые готовятся списать в утиль, были частично отремонтированы и готовы к работе.

За сохранение судов в клубе юных моряков бьются давно. Тревогу подняли уже после того, как члены экипажей трех судов - «Ленинград», «Беляков» и «УК-5» - получили уведомления о сокращении. Опубликованная инициативной группой петиция набрала уже более трех тысяч подписей. Общественный резонанс вызвал интерес к проблеме в верхах. Сегодня на ситуацию обратил внимание мэр Москвы Сергей Собянин. Как сообщили «Росбалту» члены экипажа, сейчас по запросу градоначальника готовится пакет документов о состоянии судов. В попытке выяснить, что же на самом деле происходит с флотилией, корреспондент «Росбалта» выслушала все стороны конфликта.

Как заявил «Росбалту» заместитель руководителя столичного департамента образования Игорь Павлов, история с флотилией - это вопрос не о судах, это вопрос о безопасности ребят. «Приведу простые цифры: «Беляков» 1937 года постройки, «Ленинград» - 1951 года, «Сайма» - 1965 года, «УК-5» - 1979 года», - заметил чиновник, выдержав красноречивую паузу.

По его словам, эти суда не эксплуатировались с августа 2013 года — у них закончился так называемый срок докования. «После того, как на заводе их вскрыли и посмотрели, что они собой представляют, Российский речной регистр представил акты освидетельствования, в которых не только категорически запрещена практика на этих судах детей, но и вообще выход их на воду. Поэтому было принято решение об их списании», - заявил представитель ведомства.

Он подчеркнул: департамент согласовал закупку современных судов, которые полностью закроют потребность ребят в плавательной практике. «Сейчас прорабатывается техническая документация для конкурса на приобретение двух стальных экспедиционных кораблей и одной парусно-моторной яхты с мореходностью без ограничения района плавания.  Причем эти суда будут адаптированы для похода по рекам и смогут выходить в акваторию моря. Также они будут оснащены механизмом для снятия мачт для прохождения под мостами», - заявил чиновник.

В свою очередь старший механик «Саймы» - одного из четырех кораблей флотилии,Иван Жатько заявил, что состояние судна зависит во многом от того, как к нему относиться. «Крузенштерну» 90 лет, в Нижнем Новгороде до сих пор ходит паровой буксир, которому уже больше века», - заметил он.

По его словам, дело далеко не в техническом состоянии кораблей. Дело в том, что в результате чреды реорганизаций и слияний три года назад у клуба сменилось руководство. Теперь он — часть большой столичной конторы, имя которой Центр военно-патриотического и гражданского воспитания. По мнению собеседника «Росбалта», новому руководству флотилия изначально была не нужна.

В 2015 году в три корабля, которые сегодня якобы непригодны для дальнейшей эксплуатации, по версии инициативной группы, было вложено более 11 млн рублей. И только после того, как ремонт был частично завершен, деньги — потрачены, и пошли разговоры о непригодности, полагают активисты.

«На самом деле, раз в 5-7 лет все корабли обязательно поднимаются на берег и ремонтируются, это - как ТО для автомобиля. Экспертиза определяет, что необходимо починить или заменить, а дальше уже все зависит от судовладельца: есть у него желание этим заниматься или нет. Но в регистре просто нет такого понятия, как «непригодность», - подчеркнул он. Собеседник агентства убежден, что проблема - в позиции руководства центра.

Со слов экипажа того же «Ленинграда», чтобы доделать ремонт, необходимо всего 87 тыс. рублей — сумма, не сопоставимая с теми деньгами, которые уже были на него потрачены (только в 2015 году порядка 7 млн рублей). Та же ситуация и с другими судами.

«У экипажей, которые отправились на док, сложилось впечатление, что на ремонте попросту «отмыли» деньги. Именно поэтому сейчас и хотят уничтожить корабли, как улику. С августа 2013 года мы писали президенту, премьеру, мэру, в Московскую и транспортную прокуратуры, но проблему замяли», - высказал мнение Жатько.

Ленинград» остался зимовать на воде, он готов выйти в плавание как только сойдет лед. Остальные два корабля стоят на берегу. «Удивительно, но та самая фирма — ООО «Нептун», которая занималась ремонтом, сейчас взяла в аренду участок, на котором стоят корабли, и неплохо зарабатывает на этом», - развивает свою версию член инициативной группы.

Сейчас всю флотилию ждет свалка. Чтобы лучше понимать, о чем идет речь, Жатько рассказал о судах. «Сайма» - большой морской «пассажир»: четыре палубы, 70 метров в длину, вместимостью до ста человек, не считая членов экипажа. «Это почти шестиподъездная пятиэтажка-«хрущевка». Второго такого судна в мире просто нет», - подчеркнул он.

«Ленинград» составляет 50 метров в длину, 6 — в ширину, большой охотник за подводными лодками вместимостью до 50 человек-курсантов. Он тоже остался единственным в своем роде, можно сказать, эксклюзив.

Бывшая «Ласточка» - судно хоть и старое (1937 года постройки), но вполне жизнеспособное, только что после ремонта, заметил собеседник «Росбалта». «Этот теплоход снимался в фильме «Волга-Волга», тоже единственное судно в своем роде. И все, что нужно, чтобы спустить его на воду - отремонтировать винты, что требует минимальных вложений», - заметил он. Что касается «УК-5», он хоть и не раритет и эксклюзив, но тоже в хорошем состоянии.

«Что предлагают взамен легендам? Деревянные швертботы. Чтобы вы понимали, это новая десятиметровая деревянная яхта с парусным вооружением, с маленьким стационарным мотором вместимостью примерно в 10 человек. Там нет ни туалета, ни душа, ни холодильника. Там толком переночевать негде. Это все равно что утилизировать «Бентли», заменив его на «копейку», - считает Жатько.

Кроме того, деревянные яхты нужно хранить на берегу, в сухих помещениях. Таких в распоряжении клуба попросту нет. Как нет и специалистов, готовых ухаживать за деревянным флотом. «Корабли, которые планируют закупить чиновники, через несколько лет превратятся в кусок гнилой древесины», - предрекает собеседник «Росбалта».

По его словам, даже если средств на то, чтобы довести теплоходы до ума, сейчас нет, их можно привезти в Москву, законсервировать и дождаться лучших времен.

В рядах заступников флотилии бытует мнение, что вся эта история с утилизацией направлена лишь на то, чтобы завладеть лакомым кусочком земли вблизи Ленинградки, которую пока занимает клуб.

Члены инициативной группы полагают, что срок у них — до начала марта. Дальше три из четырех судов, скорее всего, утилизируют. По словам Жатько, 26 января экипажам этих кораблей, находящихся сейчас на заводе, выдали предписания о сокращении. «В конце марта они прекратят работу в клубе, уже есть приказ о том, что их должности перестанут существовать», - рассказал он.

У «Саймы» и ее экипажа времени чуть больше — до апреля-мая, считает собеседник «Росбалта». Правда, приказа по «Сайме» пока нет, признался он.

В свою очередь представитель департамента образования заявил, что уже в начале лета у клуба будут новые корабли. «Сумма на закупку судов на сегодняшний день на счету Центра присутствует», - заключил он.

Павлов попытался объяснить, как получилось, что ремонт флотилии проведен, но суда списаны. «После того, как на заводе произвели вскрытие кораблей, оказалось, что они находятся в крайне аварийном состоянии. Проще построить новые, чем восстановить эти. Экспертиза узлов показала, что они изношены более чем на 200%», - заявил он.

По его словам, докование предполагает проведение тех ремонтных работ, которые предусмотрены регламентом. Проводились ли ремонтные работы или нет? Для чего они проводились, если экспертиза показала непригодность судов для дальнейшей эксплуатации? И если не проводились, то сколько же стоит такая экспертиза: 11 млн рублей?

«Под ремонтными работами в данном случае понимается сборка и разборка тех агрегатов, экспертизу которых без данной процедуры провести невозможно», - ответил на это представитель департамента образования.

«Представьте, вы пригоняете автомобиль стоимостью 10 рублей, и в результате ТО выясняется, что для того, чтобы заставить его ездить, потребуется 55 рублей», - пояснил он, что в данном случае означает слово «нецелесообразно», которое встречается в официальных документах, опубликованных на сайте инициативной группы.

Что касается членов экипажей, по словам Павлова, «они получили уведомления, в которых им предлагается в соответствии с их образованием и квалификацией перейти на те должности, которые не хуже занимаемых». По сути речь идет о должности педагогов дополнительного образования, заявил чиновник.

Он подчеркнул: «клуб свою работу продолжит, морская тематика из системы образования Москвы никуда не исчезнет, она будет развиваться».

Не ясно одно: зачем сокращать подготовленные кадры, которые способны работать на новых судах, которые обещает закупить департамент? Тем же вопросом задаются и члены инициативной группы. По словам старшего моториста «Ленинграда» Виталия Кривалева, в ожидании новых судов экипажи можно было отправить в неоплачиваемый отпуск, вывести за штат.

На это замглавы образовательного ведомства заявил, что «по 273-му закону кадровая политика — это компетенция образовательного учреждения. Департамент в эти вопросы вмешиваться не может».

Однако получить оперативный комментарий директора Центра военно-патриотического и гражданского воспитания, к которому относится клуб юных моряков, о сокращении экипажа, корреспонденту «Росбалта» не удалось.

Сейчас члены инициативной группы надеются, что вмешательство мэрии столицы поможет сохранить суда и их экипажи.

Анна Семенец