«Дело Минкульта» и потайная комната

На следующей неделе замминистра культуры Григорию Пирумову и другим фигурантам громкого расследования могут предъявить обвинения.


ФСБ полагает, что средства, выделяемые на реставрацию, расхищались. © СС0 Public Domain

По данным «Росбалта», список объектов, упоминаемых в деле, растет. Там, в частности, там появился эпизод о хищение денег, предназначенных на восстановление Иоанно-Предтеченского монастыря в Москве.

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, операция по задержанию фигурантов громкого расследования проходила не совсем гладко. Когда оперативники прибыли в коттедж, в котором мог находиться основатель группы компаний «Савва» Никита Колесников, последнего там не обнаружили. Представители ФСБ было решили, что бизнесмен скрылся. И только через почти пять часов обыска его удалось обнаружить. Выяснилось, что он скрывался в потайной комнате коттеджа. Сам Колесников заявил, что ни от кого не прятался, а просто отдыхал.  Решением Лефортовского суда столицы бизнесмен был арестован до 10 мая.

Никита Колесников, по данным источника Росбалта», является фигурантом нового эпизода в масштабном расследовании ФСБ о хищении бюджетных денег. Согласно версии контрразведчиков, в 2015 году замминистра культуры Григорий Пирумов и директор департамента управления имуществом и инвестиционной политики Борис Мазо решили привлечь к своей преступной деятельности Никиту Колесникова (он лично знаком с Мазо). Колесников, по мнению ФСБ РФ, контролировал деятельность ООО «Реставрационный проект», с которой Минкультуры заключило госконтракт на 28 млн рублей на реставрацию Иоанно-Предтеченского монастыря в Москве. Фирма получила предоплату в размере 11 млн рублей, из которых, по версии следствия, 3 млн рублей были похищены путем завышения выполненных работ в соответствующих актах. Примечательно, что работа по восстановлению монастыря позже была заброшена, а контракт с «Реставрационным проектом» расторгнут.

Несмотря на это, данная фирма продолжает реставрировать памятники архитектуру по контрактам с Минкультуры. На сайте «Реставрационного проекта» значится, что сейчас ООО осуществляет работы по восстановлению Санаксарского монастыря в Мордовии, Крепости Фридриха Великого в Калининграде, Успенской церкви в Нижнем Новгороде и т. д.

По данным «Росбалта», у представителей «Реставрационного проекта» есть своя версия событий. Согласно ей, финансирование реконструкции Иоанно-Предтеченского монастыря было очень плохим, компании несколько раз приходилось брать кредиты в банке для осуществления работ, в итоге  стороны по обоюдному согласию решили госконтракт расторгнуть.

Никита Колесников отрицает свое участие в хищении, как и то, что он имел отношение к деятельности ООО «Реставрационный проект».

По словам источника агентства в правоохранительных органах, на следующей неделе СУ ФСБ РФ намерено предъявить обвинения фигурантам дела. Пока контрразведчики выстраивают такую иерархию в предполагаемой преступной группе. Ее лидером являлся замминистра Григорий Пирумов. Все контакты с бизнесменами, чьи структуры были задействованы в хищениях, поддерживал Борис Мазо. Он, в частности, общался с Колесниковым и другим арестованным по делу — гендиректором петербургской компании «Балтстрой» Дмитрием Сергеевым. Другие фигуранты расследования выполняли указания Пирумова и Мазо.

В свою очередь источник «Росбалта», знакомый с ситуацией, полагает, что расследование ведется с нарушениями. «Десятого марта было возбуждено дело в Пскове. Потом его забрал Центральный аппарат ФСБ в Москве и присвоил ему другой номер. 14 марта было возбуждено дело уже в Москве. Его соединили с псковским делом и опять изменили номер. Однако уже после соединения дел следователи предъявляли подозреваемым только «старые» постановления — либо о возбуждении псковского дела, либо московского. Хотя это является нарушением законодательства: отдельных дел уже не было, а существовало одно единое. Все эти игры с нумерацией, соединением дел привели к полной неразберихе. Неясно, по какому из дел проводился обыск, по какому проводился допрос. Допросы, кстати, носили явно формальный характер. Такое ощущение, что показания подозреваемых следователей не особо и интересуют», — полагает собеседник агентства.

Александр Шварев