Франция: праздник, залитый кровью

В Москве к зданию французского посольства на Большой Якиманке несут цветы и свечи в память о жертвах теракта в Ницце, унесшего более 80 жизней.


© Фото Дениса Гольдмана, ИА «Росбалт»

Во время празднования Дня взятия Бастилии на Английской набережной Ниццы грузовик со скоростью 60—70 км/ч, протаранил толпу людей, собравшихся посмотреть салют. Водитель открыл стрельбу из автомата. Погибли более 80 человек, среди них женщины и дети.

В Москве к зданию французского посольства на Большой Якиманке несут цветы и свечи в память о жертвах трагедии. Многие не могут сдержать слез.

Валерий

Страшная трагедия. Мой сын сейчас проходит очередную практику в Ницце. Позвонил не сразу, он был в шоке. Обычно, когда случаются какие-то события или что-то интересное происходит, он все фотографирует на телефон. Но сейчас он, говорит, не сделал ни одного снимка. Настолько шокирован был. Потом оказалось, что он где-то в двухстах метрах от этого бронированного грузовика находился. Рассказывал, что началась стрельба, послышались хлопки, он со своими друзьями, французскими врачами, в гостиницу зашел, всех загнали на крышу, они там провели полтора-два часа. Но это все уже соответствовало мерам безопасности. Я, конечно, не мог спать. Удивился, что перед таким мероприятием, в отличие от Москвы, не было рамок. То, что произошло, — это очередное проявление болезни общества. Не только французского, но и всего. Как болезнь человеку дана, чтобы он исправился, так и вот эти теракты даются, чтобы люди обратились к богу, к миру подошли.

Фото Дениса Гольдмана, ИА «Росбалт»

Татьяна

Очередная беда, случившаяся в этой стране. Моей любимой стране. Шок. Очередной шок среди прочих. Хочу показать, что я вместе с этой прекрасной страной, скорблю вместе с ее жителями. Но французы не боятся, и я не боюсь. Моя подруга француженка, но сейчас она в Москве. Я скоро еду во Францию, в Ниццу, меня это не пугает нисколько. Просто… Беда — она везде беда, и у нас она может случиться.

Виктория и Анна

Мы много бываем там, говорим по-французски, читаем по-французски, и сегодня скорбим вместе со всеми. То, что случилось вчера вечером, привело нас в ужас. Узнали об этом, можно сказать, случайно: увидели, что кто-то в Twitter просит помощи в Ницце — такси, что-то такое. Мы сначала не поняли, что случилось, а потом смотрели новости: число жертв увеличивалось и увеличивалось. Это уже не первый раз, и мы переживаем это как личную трагедию. Это как мгновенный укол, за которым последовала какая-то короткая паника, а потом, поскольку это очень близкий регион для нас, мы почувствовали большую боль и поняли, что не мы одни это чувствуем сейчас. К счастью, подруга, которая долго жила в Ницце, недавно переехала в Бордо, мы с ней полночи переписывались. Знакомые живут в Ницце, одна коллега сейчас поехала туда в командировку. В который раз поражает разница в реакции. Как реагируют наши соотечественники здесь на похожие события: сразу какой-то гнев, ненависть, «мы должны закрыть границы, усилить режим», что-то еще. Вчера же нигде не было даже призывов вернуть обратно ситуацию чрезвычайного положения и закрыть границы. Были призывы объединиться, почувствовать единство нации. То, что произошло, нас не пугает, мы поедем во Францию через месяц.

Фото Дениса Гольдмана, ИА «Росбалт»

Екатерина

Я училась во Франции, для меня это не чужая страна. У меня очень много друзей в Париже, я всем написала, что я с ними, что все хорошо. Я узнала сегодня утром, ночью ничего не знала. Это абсолютный беспредел. Очень жалко, я очень им сочувствую. Франция дала мне образование, Франция очень большой друг России, сколько она приютила наших эмигрантов, граждан. Поэтому, конечно, логично побывать здесь. Дома нашла картонку, написала Vive la France, принесла свечку.

Павел

У меня в семье до сих пор не отошли от той трагедии, которая произошла тогда в Париже. Обычно мы стараемся не смотреть новости, потому что очень много негатива, но вот сегодня утром включили. Эти страшные кадры привели в настоящий шок. Естественно, мы не могли сюда не прийти и не почтить память людей. Погибли дети, которые в принципе не виноваты ни в чем. Эта трагедия ужасна, и если мы не остановим эту войну, она будет продолжаться. Самое страшное, если подумать, в том, что мы даже не знаем, где в следующий момент может произойти атака. А каждая трагедия нормальному человеку, которому свойственно думать, осознавать, всегда вселяется в сердце. Если эта беда случилась в соседнем доме, значит это и твоя беда. Большинство писателей и поэтов эмигрировали во Францию. Все это связано, потому что в Ницце и других местах предки русских армейцев, и поэтому французы — одни из самых наших близких людей, потому что там очень много нашей крови, которая смешалась, и естественно, это наши братья.

Ольга

Мы работаем с коллегами из Прованса, и для меня это личная трагедия, постоянно там бываем. Просто бесчеловечно. Я не могу поверить. Это не просто вызов против политики французской или французского народа, это вызов всему человечеству.

Фото Дениса Гольдмана, ИА «Росбалт»

Вероника

Люди были на празднике, который у французов один из самых главных. Это как если бы у нас что-то случилось на 9 мая, — поэтому страшно. Там много погибло детей, невозможно представить, насколько жестокими могут быть люди и какие они могут нести за собой идеи. Это ужасно, бесчеловечно, очень страшно. Меня поражает то, что такое масштабное событие, с огромным количеством людей, не было фактически охраняемым. Говорили, что там стояли только две какие-то пластиковые перегородки. Разве так можно? У нас когда происходят массовые мероприятия, ставят грузовики с водой, чтобы ничего не произошло. А тут… Это неподготовленное мероприятие, столько жертв, просто невозможно осознать. Сейчас никто не защищен, просто чисто по-человечески переживаю. Очень больно.

К собравшимся выразить свою сопричастность народу Франции вышел посол Жан-Морис Рипер. Он поблагодарил россиян за поддержку.

«В очередной раз Франции нанес удар варварский и преступный терроризм. Удар был нанесен в день нашего Национального праздника, когда мы празднуем свободу, равенство и братство — эти гуманистические ценности, которые террористы хотят разрушить», — сказал дипломат, подчеркнув, что этот замысел обречен на неудачу.

Фото Дениса Гольдмана, ИА «Росбалт»

«Французы едины в защите Республики, демократии и свободы. Завтра, как и сегодня, нация сплотится вокруг своих сил безопасности и своих вооруженных сил во Франции, в Ираке, в Сирии и всюду, где террористы находят убежище», — отметил Рипер.

Записал Денис Гольдман