Военные прокуроры уходят на «гражданку»

В начале следующего года статус ГВП изменится — она будет «отрезана» от Минобороны и в качестве управления войдет в состав Генеральной прокуратуры.


Главная военная прокуратура (ГВП) РФ будет ликвидирована с 1 января 2017 года.

Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, вопрос о необходимости разделения Главной военной прокуратуры и Министерства обороны был поднят еще несколько лет назад. И хотя сейчас военные прокуроры участвуют в коллегиях ГП, а их руководитель Сергей Фридинский является также заместителем генпрокурора, подчиненность ГВП Генпрокуратуре очень условная. Сотрудники Главной военной прокуратуры носят военные погоны, находятся на материально-техническом обеспечении у Минобороны (в том числе военное ведомство предоставляет им жилье) и т. д.

«Было сочтено, что это неправильно, когда главное надзорное ведомство за соблюдением законности в Вооруженных силах одновременно стоит „на довольствии“ у Минобороны», — рассказал наш источник. По его словам, вопрос о полном разделении ГВП и Минобороны поднимался в 2015 году, но тогда его отложили на некоторое время. Теперь же, как заявил собеседник агентства, принято окончательное решение. С 1 января 2017 года Главная военная прокуратура как фактически отдельное ведомство, находящееся на балансе Минобороны, существовать перестанет. Его сотрудники сменят военные погоны на прокурорские, все материально-техническое обеспечение ГВП будет передано в ведение Генпрокуратуры. Более того, предполагается, что статус Главной военной прокуратуры будет понижен до управления, входящего в состав ГП РФ.

Данную информацию агентству подтвердил и источник в ГВП. «Действительно, нам объявили, что с 1 января 2017 года Главная военная прокуратура существовать перестанет, а в ноябре мы получим уведомления о выводе за штат, — сообщил собеседник в ГВП. — До этой даты надо принять решение и известить начальство о том, кто готов перейти в Генпрокуратуру, а кто выйдет на пенсию. Сейчас все думают. Те, у кого уже есть необходимая выслуга, в основном, предпочтут последнее. Есть возможность получать военную пенсию и другие положенные выплаты как военнослужащим».

Собеседники «Росбалта» напомнили, что похожая ситуация несколько лет назад произошла с военными судьями. «Слово „военные“ у них осталось чисто формально. Они были переведены на гражданскую службу, сняты с довольствия Минобороны и т. д. Тогда многие судьи предпочли уйти на пенсию, сохранив за собой привилегии и выплаты, положенные военнослужащим», — рассказали источники агентства.

В связи с серьезными изменениями в военной прокуратуре пока не ясна судьба нынешнего главы ведомства Сергея Фридинского. «С одной стороны, он сейчас является замгенпрокурора и теоретически может сохранить эту должность. С другой стороны, Фридинский из главного военного прокурора превратится в начальника одного из управлений Генпрокуратуры. Это существенное понижение. Насколько я знаю, данный вопрос и дальнейшая судьба Фридинского пока не решены», — отметил один из собеседников «Росбалта».

Александр Шварев

P.S. Статья в «Росбалте», посвященная реформе ГВП, вызвала бурную реакцию в этом ведомстве. Его представители сначала анонимно (информагентствам), а потом и официально (на сайте ГВП и письмом в редакцию «Росбалта») предложили свою версию грядущих изменений. Приведем выдержки из комментариев ГВП: «Согласно положениям статей федеральных законов „О прокуратуре РФ“ и „О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам военной службы в органах военной прокуратуры и военных следственных органах СК РФ“ после 1 января 2017 года военные прокуроры сохраняют статус военнослужащих, продолжают проходить военную службу на замещаемых должностях без переаттестации и переназначения». В Главной военной прокуратуре также  утверждают, что ГВП не будет ликвидирована, а «продолжит осуществлять свою деятельность на правах структурного подразделения Генеральной прокуратуры РФ».

«Не претерпели существенных изменений особенности организации и обеспечения деятельности военных прокуратур всех уровней», — говорится в сообщении ГВП.

Стоит отметить, что сказанное является исключительно точкой зрения ГВП. Дело в том, что согласно закону «О внесении изменений…» с 1 января 2017 года все вопросы  «реорганизации и  ликвидации органов военной прокуратуры, определение их статуса, компетенции, структуры и штатов» и т. д. будет решать исключительно генеральный прокурор, а не главный военный прокурор. А первый заместитель генерального прокурора Александр Буксман 7 сентября заявил агентству РИА «Новости», что после реформы ГВП это будет «гражданская прокуратура — в составе Генеральной прокуратуры».

Возможно,  в широком смысле слово «ликвидирована» применительно к будущему ГВП не вполне точно отражает судьбу ведомства. ГВП действительно сохранится, но уже в статусе Главного управления Генеральной прокуратуры РФ. Но такого самостоятельного ведомства, как нынешняя ГВП, вскоре не будет. Поэтому, если смотреть на этот вопрос с нынешней позиции ГВП, то можно утверждать, что ФМС и ФСКН не прекратили свое существование, а после того, как стали управлениями МВД РФ, просто была изменена схема их финансирования.

Касаясь вопроса о статусе служащих управления Генпрокуратуры, которое будет создано на базе ГВП, хочется напомнить о пункте 2 статьи 48 закона «О прокуратуре РФ»: «По решению Генерального прокурора Российской Федерации или с его согласия на должности военных прокуроров могут быть назначены гражданские лица».

Что касается утверждений о том, что у военных прокуроров «ничего не изменится», то можно заглянуть в закон «О внесении изменений…». Из него следует, что с 1 января  те военные прокуроры, которые не уйдут до этой даты на пенсию, лишаются медицинского, санаторно-курортного обслуживания Минобороны, возможности получения квартир по линии военного ведомства и т. д., в том виде, как они получают эти блага сейчас. Вернее шансы на получение этих благ остаются, но при условии, что Генпрокуратура будет их оплачивать Минобороны. Действенность такого механизма вызывает большие сомнения.