«Дело Немцова»: машина вместо Дурицкой

Московский окружной военный суд продолжает рассмотрение дела об убийстве оппозиционного политика.


© Кадр видео

Во вторник на громком процессе должна была дать показания главный свидетель преступления — подруга бывшего вице-премьера, украинская модель Анна Дурицкая. Однако на допрос она не явилась. Вместо нее в суде выступил работник автосалона, в котором была куплена следившая за Немцовым машина ЗАЗ Chance. Он узнал в предполагаемом исполнителе убийства Зауре Дадаеве подозрительного клиента, оформившего приобретение по копии паспорта «брата». За ходом процесса следит корреспондент «Росбалта».

Подсудимых Заура Дадаева, братьев Анзора и Шадида Губашевых, Тамерлана Эскерханова и Хамзата Бахаева в зал заседаний завел внушительный конвой из облаченных в маски сотрудников  ОМОН, приставов, полицейских и служебной овчарки. Действо фиксировал десяток объективов фото- и телекамер, которые прибыли в суд в ожидании ключевой свидетельницы по делу Анны Дурицкой. В момент убийства, в феврале прошлого года, она шла по Большому Москворецкому мосту рядом с Борисом Немцовым. На предыдущее заседание 26 октября Дурицкая не явилась. Прокуроры попробовали вызвать ее на вторник — но также безуспешно. Поэтому журналисты российских федеральных телеканалов, отсняв протокольный материал, спешно покинули здание.

Перед тем, как присяжные заняли свои места, судья Юрий Житников представил участникам процесса назначенного Бахаеву государственного адвоката. Известие подсудимый принял в штыки — как и его действующий защитник Заурбек Садаханов.

Предыдущее заседание было отложено из-за его болезни. При этом, пояснил Житников, о своем состоянии он никого не предупредил, а на звонки из суда не отвечал. Следовательно, рассуждал он, решение о вводе в дело адвоката по назначению Виктории Можайкиной — законное и неоспоримое.

«Я думаю, мне не нужна защитник», — прокомментировал слова судьи Бахаев. Садаханов своего подопечного поддержал, опротестовав появление нового коллеги. Наконец об отстранении попросила сама Можайкина. Она сослалась на отказ подсудимого с ней сотрудничать.

«Ничего, много защитников не бывает. Тем более он государством предоставлен, денег платить не надо», — закрыл вопрос Житников, признав протест недействительным. Участники процесса уточнили еще несколько вопросов, и судья указал приставу пригласить присяжных.

Через некоторое время в зал уверенной походкой вошел крепко сложенный черноволосый мужчина в темном свитере — свидетель обвинения Артем Трапезин. Он работал в столичном автосалоне «АвтоСтайл», в котором, по данным следствия, подсудимые приобрели подержанную машину ЗАЗ Chance — для слежки за Немцовым. Мужчина сразу опознал предполагаемого исполнителя убийства Заура Дадаева, назвав его по имени.

«Какие у вас с ним отношения?» — поинтересовался судья. «Покупатель-продавец», — ответил свидетель. «Я его видел только в Следственном комитете на допросе, больше нигде», — встрял подсудимый. Выдержав паузу, кто-то негромко надменным тоном добавил из «аквариума»: «Вы хорошо посмотрите, может, из нас кого узнаете». Судья Житников дождался тишины и позволил прокурору Марии Семененко начать допрос.

Трапезин рассказал, что объявление о продаже ЗАЗ Chance в салоне подержанных авто было размещено на многих автомобильных интернет-порталах. Машину некогда «воскресили» из нерабочего состояния механики-любители, и привезли ее в автомагазин. Перед выставлением на «витрину» ЗАЗ дополнительно отремонтировали, почистили и  отполировали. «В салоне ничего не было, чистенько, только запах сена был сильный», — сказал свидетель.

В результате автомобилем заинтересовались. Перед обедом 20 октября 2014 года на рабочий телефон Артема поступил звонок. Звонивший спросил, есть ли машина в наличии. Получив положительный ответ (всего в салоне было две машины этой модели — серо-голубая и черная, подороже), он обозначил готовность приехать и осмотреть ее лично.

Спустя некоторое время мужчины встретились возле автосалона. Покупатель приехал на темной тонированной машине и не один: за рулем сидел кто-то крупный, «в спортивной одежде». Познакомились: «Я ему представился, что я Артем, он сказал, что он Заур. Мне еще послышалось Саур, было неудобно, я переспросил. Он сказал — Заур», — описывал встречу свидетель. Затем мужчины отправились на парковку, где стоял серо-голубой ЗАЗ Chance с матовым капотом. Осмотр машины занял не больше 10-15 минут. Покупатель Заур ее состоянием остался доволен. Единственное, что его не устраивало, — стартовая цена в 111 тыс. рублей. Сторговались до 90 тысяч.

Тут Заур поинтересовался, можно ли оформить покупку на брата. Тот якобы попал в серьезную аварию и разбил машину «узбеку». Выплатить компенсацию было решено аналогичным транспортным средством, но сделать это лично виновник происшествия не может — лежит в больнице. Как и «пострадавший узбек». Трапезин, заподозрив неладное, решил проконсультироваться по телефону с начальством. Директор салона дал «добро», и Заур поехал за деньгами.

Вернувшись через пару часов, он сообщил продавцу, что брат не может приехать в салон и передал ксерокопию своего паспорта на фамилию Алиев. Трапезин решил перепроверить: «Я попросил у Заура его паспорт, потому что он мне показался подозрительным. Не каждый день приходится по ксерокопии паспорта оформлять! Он разозлился. Сказал: „Ты же говорил, что не нужен будет паспорт“. Я сказал, что мне только посмотреть. Имя сошлось, и я паспорт вернул», — рассказывал мужчина.

Он проводил Заура в отдел оформления, и через полчаса передал ему необходимую документацию и два комплекта ключей. Новый владелец машины уехал на ней один.

«Вы  для себя не задавали вопрос о том, почему он (если оба („брат“ и „узбек“, — „Росбалт“) в больнице находятся) может принести копию паспорта узбека?» — обратился к свидетелю защитник одного из братьев Губашевых, когда прокуроры закончили допрос.

«Не знаю, не мое уже дело, кто как долги отдает», — ответил мужчина.

Cледующее заседание пройдет уже на следующий день, 9 ноября.

Денис Гольдман