Роботы обесценят «лириков»?

Смогут ли специалисты с гуманитарным образованием найти себе применение в эпоху всеобщей компьютеризации и высоких технологий, рассуждают эксперты кадровых агентств.


© СС0

О месте гуманитариев в современном мире,  когда повсюду только и разговоров, что о программистах и роботах, «Росбалт» спросил представителей ведущих хантинговых ресурсов страны.

Основатель и глава рекрутингового агентства Pruffi Алена Владимирская считает, что вся эта страшная история о том, что гуманитарии будут не востребованы, относится к специалистам со старыми навыками.

«Сегодня, например, требуется огромное количество продюсеров онлайн-образования. Это направление быстро растет. Гуманитарная история? Конечно. Но гуманитариев в ней практически нет, потому что продюсер онлайн-образования — это работа, чаще всего связанная не просто с упаковкой контента, но и с его монетизацией. Сами медиа сейчас бесконечно ищут специалистов по нативной рекламе. Я имею в виду не только продавцов, но и тех, кто придумывает, реализует. Это вообще огромная отрасль, но найти таких практически невозможно. Вообще, сейчас нужны люди, которые занимаются новыми видами рекламы. Очень нужны специалисты, которые занимаются Big Data-маркетингом на стыке клиентской лояльности, понимания пользователя. Это все, конечно, гуманитарные истории. Другой вопрос, что гуманитарные навыки должны меняться. Истории из серии „я хорошо пишу“, если вы, конечно, не гениальный писатель или журналист, колумнист, который собирает толпы читателей, никому не интересны. Рынку требуется, чтобы вы овладевали все новыми инструментами. Те же журналисты сейчас практически перестают быть востребованными, если не умеют не просто написать статью, но и разместить текст в админку, туда же каким-то простейшим образом нарезать видео, добавить фото. Словом, от гуманитариев сегодня требуются другие скиллы (умения, навыки)», — подчеркнула эксперт.

Найдется место для них и в самом IT-секторе. «Здесь становятся востребованными те, кто, скажем так, внимательны к неочевидным запросам людей. Востребовано все, что связано с обобщенными данными о поведении пользователей — Big Data или Data Find. Кроме алгоритма, который вычисляет машина, и вычисляет хорошо (мы знаем эту историю, когда машины определили, что Трамп выиграет, а социологи не смогли), сегодня требуются люди, которые вносили бы в систему тонкие настройки. То, что называется, красота аналитики», — заметила Владимирская.

По ее мнению, люди, способные видеть то, что может пропустить система, чаще всего именно гуманитарии. Среди аналитиков, как ни странно, много людей, вышедших не из математики, а именно из гуманитарной сферы, добавила эксперт.

«На коне сегодня специалисты, связанные с клиентской лояльностью, пользовательскими интерфейсами. Там важно умение почувствовать, как пользователям будет удобно. Это, конечно, гуманитарный строй», — считает самый известный хантер в России.

По ее словам, кандидатов на эти позиции крайне мало. «К сожалению, сейчас наше образование массово нужных специалистов не дает», — заметила она. То есть, в IT гуманитарии чаще всего попадают случайно — придя на стажировку в компанию на какую-то другую позицию, например, product-менеджер, тестировщик. Нужные знания получают уже в процессе работы, и в результате переходят на другую позицию. 

Другая история — когда гуманитариев приглашают в качестве экспертов. Например, IT-компания открывает какой-то большой проект и приглашает психолога высокого уровня — специалиста по пользовательскому поведению, для его оценки.

Руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова согласилась: «в современной экономике и рынке труда очень мало исключительно IT-профессий и чисто гуманитарных». По ее словам, с каждым годом границы все больше размываются, происходит взаимное проникновение навыков одних профессий в другие. Безусловно, остается своего рода базовая, ключевая специализация, но дополнительные навыки приходят из смежных отраслей. Сейчас это заметнее всего на технических и гуманитарных профессиях.

«Например, маркетологи все больше нуждаются в знаниях аналитиков, специалистов по поисковой оптимизации, функционированию и верстке сайтов. Программисты, в свою очередь, все больше погружаются в бизнес-задачи и исходят из оптимальных решений с точки зрения маркетинга продукта. Аналогичное проникновение IT-технологий идет в медицине, образовании, рабочих профессиях. На мой взгляд, в перспективе 5-7 лет этот тренд продолжит развиваться, но это не значит, что все станут большими универсалами. Просто гуманитарии и IT-специалисты станут лучше понимать друг друга, а их совместная работа будет все более продуктивной», — заключила Игнатова.

Руководитель пресс-службы портала Superjob Иван Кузнецов подтвердил: разделение на технарей и гуманитариев сегодня получается весьма условное.

«По сути, я работаю в IT-компании. Все наши новые сервисы — это IT-продукт. Но в основе всего этого лежит абсолютно гуманитарный подход. Мы решаем проблему человека по поиску работы, и постоянно сталкиваемся при разработке IT-решений именно с гуманитарной постановкой задачи», — заметил он.

То есть, именно гуманитарии, по словам Кузнецова, способны почувствовать и сформулировать запрос, который потом будут воплощать программисты.

По его словам, если под гуманитарием подразумевать человека, который не хочет выходить за рамки своей нетехнической дисциплины, то да — такие специалисты будут не нужны. К слову, это же касается и самих IT-шников. Да, зарплаты у них, действительно, выше, чем в среднем по рынку. Но это еще не говорит о том, что внутри профессии все они получают одинаково много. Часто уровень оплаты труда связан с квалификацией, с готовностью осваивать смежные компетенции. Проекты на стыке медицины и IT — история именно про это. И если специалисты не готовы учиться, то неизбежно начинают дешеветь.

«Нужно хотя бы раз в полгода сверяться с рынком: в достаточной ли степени мы обладаем необходимыми навыками. Ключевая идея заключается в том, что отныне любая профессия будет требовать постоянного роста, и главный навык, который сегодня можно приобрести — навык осознанного обучения. Я сейчас учусь зачем, чтобы… Это должен быть непрерывный процесс», — убежден Кузнецов.

Анна Семенец