Игра и протест на Сахарова

Оппозиционеры отметили пятую годовщину манифестации на Болотной площади 6 мая 2012 года, приведшей к резонансному уголовному делу о массовых беспорядках.


© Фото Денис Гольдман, ИА «Росбалт»

В митинге «За Россию против произвола и репрессий» на проспекте Сахарова, по данным столичной полиции, приняли участие около тысячи человек, организаторы заявляют о пяти тысячах. Корреспондент «Росбалта» побывал на акции и узнал, как протестующие воспринимают события пятилетней давности.

По проспекту Академика Сахарова вдоль железного полицейского ограждения не спеша шагают двое мужчин в кожаных куртках – коричневой и черной. Они молча озираются по сторонам, изучая идущих навстречу людей с красочными ленточками, плакатами и флагами. Вдалеке за их спиной виднеется каркас сцены митинга, от которого доносятся звуки саксофона. «Мда... Что-то маловато народу. Тысяча будет, наверное», – нарушил тишину мужчина в коричневой куртке. «Ну, где-то так, да. Но, может, к началу митинга еще подтянутся», – ответил мужчина  в черной.

Момент, когда его догадки могли подтвердиться, отсрочили полицейские. Организаторы отложили начало митинга на полчаса после претензий правоохранителей по поводу транспаранта, который служил задней стеной сцены. Полицейские сочли, что размещенный на нем лозунг не соответствует заявленной тематике манифестации. Пока правозащитники и политики спорили с людьми в погонах, собравшихся развлекал музыкант.

Неподалеку от сцены молодые люди в серых толстовках с принтом «Болотное дело» установили флипчарт, написав на нем синим маркером «Подельники». Двое из них – бывшие фигуранты уголовного дела о беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года Андрей Барабанов и Алексей Полихович, проведшие в заключении (сначала в СИЗО, затем в колонии) более трех лет. Они шутят, улыбаются, раздают интервью журналистам. Через несколько минут объявляют о начале действа.

Параллельно с ведущими митинга к флипчарту подходит девушка в черной шапке. В руках у нее лист бумаги с надписью «Подельники». Девушка отходит в сторону, меняет листок: «Саша Духанина. 1993 г.р. 3 года и 3 месяца лишения свободы условно», – и начинает от лица самой молодой фигурантки «Болотного дела» рассказывать о допросах, следствии и суде.

Фото Денис Гольдман, ИА «Росбалт»

«Это презентация спектакля Театра.док «Подельники» – про тех осужденных по Болотному делу, кто вышел на свободу, – объясняет происходящее режиссер постановки Зарема Заудинова. Она рассказывает, что «Подельники» – вторая «серия» спектакля. Главными героями первой (под названием «Болотное дело») были родственники осужденных. Воплощению идеи новой постановки – показать, что «город свидетель того, что произошло, и того, что все провалилось», – помешали полицейские. «Точки», по которым должна была развернуться часть спектакля в виде «бродилки», – за оцеплением.

«То, что эти люди были осуждены и провели годы в тюрьме – это абсолютная фальсификация! Это беззаконие! Такого не должно быть!» – говорит о «болотных узниках» со сцены бывший депутат Госдумы Геннадий Гудков. По словам авторов «Подельников», премьера которых намечена на лето, презентация проводится на митинге – и не на сцене – сознательно. «Об этих вещах нужно говорить среди людей, среди всех нас», – полагает Зарема Заудинова, – драматург Полина Бородина собирала интервью, разговаривала с теми, кто освободился. Кто-то из них будет участвовать. Это будет свидетельский променад о том, как мы все потеряли. Прошло пять лет, отсидели невиновные люди и совершенно непонятно, что с этим делать и что с этим может сделать частный человек. Получается история современной России и частного бессилия».

«Сегодня Россия стоит на перепутье. Мы будем выходить на митинги и шествия! Мы требуем, чтобы народ России влиял на власть и заставлял ее эффективно работать! Я глубоко убежден, что победа не за горами и Россия будет свободной!» – продолжал выступление Геннадий Гудков.

Тем временем Андрей Барабанов и Алексей Полихович, вооружившись маркерами, начали мастер-класс по «созданию настольной игры в тюрьме». «Зачем нужна настольная игра в тюрьме? – спрашивает у собравшихся вокруг людей Полихович. – Убить время.

Фото Денис Гольдман, ИА «Росбалт»

В тюрьме очень много времени, которое не на что потратить. Убиение времени – это очень хорошее подспорье во время срока, это очень помогает». «Это помогает снять стресс, – вступает Барабанов, – Стресс постоянно преследует человека в заключении, а игра – это один из методов ухода от реальности».

В это же время правозащитница Зоя Светова призывает со сцены вспомнить имена фигурантов «болотного дела», которые находятся в колонии или под арестом: «Я посещала болотников, это потрясающие люди, которые вышли на свободу. Это те, которые еще сидят. Это Дмитрий Бученков, который даже не был на митинге, это Дмтрий Ишевский, это Иван Непомнящих, это Сергей Удальцов. Мы должны требовать, чтобы их освободили как можно быстрее. Свободу политзаключенным!». Лозунг подхватили митингующие.

«В 1968 году был лозунг «Будьте реалистами, требуйте невозможного», – продолжает Светова. – Посмотрите, мы думали, что невозможно выходить на несанкционированный митинг. Но вспомните, что было 26 марта, – нас было очень много. Мы думали, что невозможно добиваться освобождения политзаключенных, но власть в какой-то момент услышала и амнистировала Pussy Riot и некоторых «болотников». Мы должны быть реалистами и требовать невозможного, и это невозможное сбудется».

На противоположной от презентации спектакля стороне проспекта расположились два десятка молодых людей с цветными плакатами и радужными флагами. Лозунги на плакатах призывают к ответу виновных в преследовании геев в Чечне и поддерживают самих пострадавших. Один из них – на чеченском: «Чечня мы с вами». Девушка с этим плакатом объясняет дислокацию протестующих попыткой выделиться: «Нас не очень много и здесь нас более-менее заметно, а там мы затеряемся». По ее словам, колонну тех, кто решил поддержать чеченских геев, радушно приветствуют многие участники акции: «Люди подходят и спрашивают, можно ли постоять. Многие даже с другими плакатами, не относящимися к нам, встают и фоткаются с нашими плакатами».

Фото Денис Гольдман, ИА «Росбалт»

Еще один осужденный по «болотному делу» Александр Марголин, освободившийся из колонии в начале прошлого года, в своем выступлении сравнил нынешний протест с тем, что происходило в столице зимой 2011-2012 годов. «Митинги 2011, 2012, 2013 годов были мирными. Люди стояли из разных движений рядом друг с другом, даже не разделяя идей друг друга. Они стояли рядом ради единой цели. Именно эта консолидация дает движению протеста силы. Именно этой консолидации испугалась власть в мае 2012 года и разогнала митинг. Нам нужно объединиться вокруг единой цели. Пока мы едины, мы непобедимы», – сказал он со сцены.

Фото Денис Гольдман, ИА «Росбалт»

Оппозиционер Владислав Мальцев, появление на сцене которого привело в восторг пришедших на акцию националистов, зачитал стихи собственного сочинения: «В руках у вас держава эта,/ Oднажды вам поперла масть./ Hе описать пером поэта,/ Как низко люди могут пасть». «Говорили со сцены, что те люди, которые испытывают какие-то иллюзии относительно этой власти – никаких иллюзий не испытывать. Болотная была первой ласточкой. Бьют за политические требования, бьют за экономические требования, бьют за предложения делать что-то по справедливости, по закону. Болотная показала многое», – высказал мнение Мальцев позже журналистам.

Громче, чем Мальцев, протестующими были встречены только активист Ильдар Дадин и лидер движения дальнобойщиков Андрей Бажутин. Второй кратко сообщил о том, как протекает протест перевозчиков и попросил собравшихся поддержать дальнобойщиков.

Спустя час после начала митинга протестующие постепенно начали расходиться. Скромную относительно прошлых оппозиционных акций численность участников обсуждали многие собравшиеся. Впрочем, глава движения «За права человека» Лев Пономарев отмечает, что в условиях нынешних реалий, когда протест в России «меняется качественно», воспринимать манифестации нужно иначе. По его оценке, на акции «За Россию против произвола и репрессий» собрались около 5 тысяч человек. «Просто 26 марта люди были сосредоточены на меньших кусках площади, здесь же – очень широкая площадь. Сейчас уже треть людей ушли, а сколько там было? Говорили, десять тысяч. А здесь — пять. Поэтому цифры сравнимые», – поясняет правозащитник. Он напомнил, что митинг не поддержал оппозиционер Алексей Навальный, призыв которого мог увеличить число участников «в два раза».

Фото Денис Гольдман, ИА «Росбалт»

«Конечно ситуация, другая, – продолжает Пономарев. – С другой стороны, 26-го на улицу вышло без согласования 10 тысяч. Протест другой, он меняется качественно, выходят другие люди. Главное, что протест продолжается. Мы знаем, что тогда, в 2011 году, были все объединены, а сейчас немножко врозь. Есть много причин, по которым протест сейчас выглядит ослабленным. Но то, что протест будет единым, возможно. Потенциал есть».

Супруга Ильдара Дадина Анастасия Зотова, в свою очередь, связывает небольшое количество людей на проспекте Сахарова с отсутствием информации об акции. «Многие люди просто не знали, что сегодня акция и на нее можно приходить. Было мало рекламы, мало информирования людей. Это объяснимо, потому что организаторы – правозащитники. Все деньги правозащитники тратят на правозащиту, денег на то, чтобы рекламировать акцию, у них нет», – рассуждает она.

Денис Гольдман