Выживут только упрямые

О преградах, которые приходится преодолевать россиянам, чтобы получить выписанные врачом лекарства, рассказывает защитник прав пациентов Юрий Жулев.


В регионах придумали новый способ экономить — теперь компьютеры просто не выдают рецепты на препараты, которых нет в наличии. © Фото из личного архива

Проблема льготных лекарств остается наиболее острой для России. По информации «Лиги защитников пациентов», до 70% льготников сталкиваются с трудностями при получении выписанных врачом препаратов. В прошлом году Генпрокуратура зафиксировала 15 тыс. нарушений в части лекарственного обеспечения, заведено семь уголовных дел.

По данным проверок, региональными органами власти должным образом не организовано обеспечение населения лекарственными препаратами в республике Калмыкия, Коми, Удмуртии, Забайкальском, Пермском краях, Ивановской, Иркутской, Костромской, Псковской областях. В Калмыкии меньше четверти пациентов-льготников в прошлом году были обеспечены необходимыми препаратами. При потребности ежегодного финансирования в 300 млн рублей на лекарственное обеспечение льготной категории граждан Минздрав республики заключил госконтракты лишь на 67 млн. Аналогичная ситуация сложилась в Крыму и Еврейской автономной области. Ненадлежащее обеспечение лекарствами лиц, страдающих редкими заболеваниями, выявлено прокурорами Забайкальского края, Волгоградской, Курской, Липецкой, Псковской областей.

О том, какой размах имеет эта проблема, и как надо действовать, когда получить лекарства, положенные по закону, не удается, «Росбалт» попросил рассказать сопредседателя Всероссийского союза общественных объединений пациентов Юрия Жулева.

— Юрий Александрович, как часто пациенты жалуются на сложности с получением льготных лекарств?

 — Вопрос льготного лекарственного обеспечения всегда входит в топ проблем системы здравоохранения в любом регионе. Просто в каких-то частях страны проблема выходит на самый первый план. В основном, это регионы, которые экономически слабы и являются получателями федеральных субсидий.

Особенно остро стоит вопрос региональных льготных лекарств, то есть, тех, которые закупаются за счет регионального бюджета. С федеральными закупками, в перечень которых входит программа «Семь нозологий», ситуация стабильнее.

Уровень доступности лекарств в разных регионах иногда различается в десятки раз. Это касается и самого перечня лекарственных препаратов, и объемов закупки. Казалось бы, законом установлена единая для всех льгота, а в реальной жизни доступность лекарств очень зависит от того региона, в котором вы проживаете. Такое неравенство существует.

— Что конкретно означает формулировка «проблемы с лекарственным обеспечением»? Людям просто не выписывают лекарства?

 — Иногда пациентам просто отказывают в выписке, иногда выписывают рецепты, которые не обслуживаются. Согласно официальной статистике, процент таких рецептов единичен. Но это лукавство. Что происходит на самом деле? Если препарата нет на складе, пациентам отказывают в его выписке. По закону, это нарушение, на этот счет есть уже разъяснение Минздрава. Зато статистика у нас хорошая: рецептов, которые не обслуживаются, практически нет — их просто не выписывают.

Делается это двумя путями. Один топорный — это отказ в лоб, другой похитрее. По регионам сейчас шагает информатизация, и чаще всего рецепты выписывают через информационную систему. Так вот, делают так хитро, что система просто не дает выписать рецепт на препарат, которого нет в аптеке.

— Глюк системы?

 — Нет, это не глюк, это делается специально. В итоге, врач говорит, что физически не может выписать рецепт, если препарата нет на складе, и разводит руками. Хотя, конечно, это все равно нарушение закона.

— Как поступать в таких ситуациях?

 — Пациенты должны занимать активную позицию. Я понимаю, что это очень тяжело, но такова жизнь. Писать обращения в Росздравнадзор, в ряде случаев, возможно, в прокуратуру, в региональный Минздрав. Если пациент — льготник, и знает, что имеет право на лекарство, нужно добиваться.

— Это правда, что даже положительное решение суда не гарантирует, что вы получите лекарства?

 — Бывает, что с опозданием, но все-таки судебные решения у нас исполняются. Хотя, в одном из регионов пациенты два года добиваются исполнения решения суда. Это вопиющий случай, и совершенно непонятно, куда еще обращаться, если решения суда местным властям недостаточно. Конечно, никто не придет в региональный Минздрав арестовывать счета и описывать имущество. Здесь нужно добиваться своего через систему судебных приставов. Но нужно понимать, что мало просто добиться решения суда. Нужно, чтобы пациент дожил до его исполнения.

— Проблемы чаще возникают с дорогими лекарствами?

 — Да, часто это курсовая или пожизненная терапия. Онкология, масса редких и хронических заболеваний. Но объединяет их стоимость. И дело не в том, что врач плохой и не хочет ничего выписывать. В системе просто нет денег.

— Насколько я знаю, один из самых распространенных способов экономии на лекарствах — замена дорогих дешевыми. Это вообще законно?

 — Понимаете, у нас в стране нет преемственности лечения. В федеральной клинике пациенту могут назначить один курс, а в региональной — другой. Часто врачи в регионах исходят из своих финансовых возможностей. При этом рекомендации федеральных центров не являются обязательными для исполнения в регионах. Это огромная проблема. Более того, в регионах могут не просто заменить препарат на более дешевый, но и вовсе не продолжить терапию, «не увидев целесообразности».

Есть и другая сторона вопроса — взаимозаменяемость препаратов. В этом смысле у нас наметился прогресс. Во-первых, у нас появилось хотя бы само понятие взаимозаменяемости, и теперь производители дженериков должны эту «взаимозаменяемость» доказывать.

Если лекарство вызывает нежелательную реакцию, непереносимость, пациент должен настаивать на фиксации этой реакции в специальной системе «Фармаконадзор», которую курирует Росздравнадзор. Если непереносимость зафиксирована, возникает юридическое основание для того, чтобы выписать ему другое лекарство — конкретное торговое наименование, в том числе, оригинальный препарат. Просто так сказать, я не хочу дженерик, хочу оригинал, действующий закон не позволяет.

— Что касается взаимозаменяемости, насколько по разному смотрят на этот критерий Минздрав и ФАС, который контролирует госзакупки?

 — У них просто разные подходы к действующему законодательству. Минздрав во многом на стороне пациентов, в то время как ФАС — на стороне предпринимателей, и это его прямая обязанность. Но мне кажется, что интересы пациентов и предпринимателей не всегда совпадают.

Анна Семенец


Ранее на тему Медведев утвердил правила субсидирования системы мониторинга движения лекарств

Аптеки обяжут предлагать покупателям самые дешевые лекарства

Орловские суды подтвердили нехватку денег на льготные лекарства для ребенка-инвалида