Лидера «Шалтая-Болтая» не осудили строго

Владимир Аникеев, заключив досудебное соглашение, получил два года за взлом электронных почтовых ящиков чиновников и бизнесменов.


© Фото из социальных сетей

Мосгорсуд вынес приговор лидеру хакерского проекта «Шалтай-Болтай» Владимиру Аникееву (Льюис). После задержания он активно сотрудничал с ФСБ, заключил досудебное соглашение, поэтому получил минимальный срок. Расследование о деятельности «Шалтая-Болтая» и связанной с ним «Биржи информации» продолжается.

Главная интрига слушаний до последнего дня заключалась в том, засекретят их полностью или только частично. На значительную часть материалов наложен гриф «секретно». Многие тома дела составляет переписка по электронной почте чиновников, похищенная участниками «Шалтая-Болтая», в которой содержатся документы, не только имеющие гриф «секретно», но и представляющие гостайну. Было неизвестно, станет ли рассматривать дело обычная коллегия Мосгорсуда, и слушания будут не до конца закрытыми. Или материалы направят в спецчасть Мосгорсуда — тогда весь процесс пройдет под завесой тайны от любых посторонних. В результате события развивались по второму варианту.

Аникеев ранее полностью признал вину, попросил, чтобы слушания проходили в особом порядке — без судебного следствия. Прокурор подтвердил судье, что Аникеев полностью признал вину и выполнил все условия сделки со следствием. Несмотря на это, гособвинитель затребовал для Аникеева максимальный срок, предусмотренный инкриминируемой ему частью 3 статьи 272 УК РФ (неправомерный доступ к компьютерной информации) — два с половиной года. Стоит отметить, что, по данным «Росбалта», подобное требование прокурора стало неожиданностью для Аникеева. Его устные договоренности со спецслужбами предусматривали минимальное наказание. Сам Льюис рассчитывал получить год, максимум — полтора года заключения. Ожидалось, что 5 июля лидеру «Шалтая-Болтая» и будет вынесен приговор. Однако судья взял сутки на размышление. В результате Аникеев был признан виновным, но, учитывая сотрудничество с ФСБ и другие смягчающие обстоятельства, получил два года заключения. Однако в колонию Льюис, скорее всего, не отправится вовсе — будет и дальше пребывать в СИЗО. Он находится под стражей с осени 2016 года, и уже к концу этого года может просить об УДО. К тому же он необходим следствию как фигурант расследования о деятельности «Шалтая-Болтая» и «Биржи информации».

Осенью 2016 года Льюис был задержан сотрудниками ФСБ по прилету в петербургский аэропорт «Пулково». При себе у него был Ipad и несколько электронных носителей, на которых оказалась «взломанная» переписка бывшего топ-менеджера «Сбербанка» Евгения Кислякова. Поэтому Аникееву изначально предъявили обвинения только в несанкционированном доступе к почтовому ящику финансиста. Льюис вскоре после ареста заключил сделку со следствием, в рамках которой изъявил желание дать показания о местонахождении контента, полученного при «влозмах» ящиков других чиновников и бизнесменов. Он рассказал, что изначально хранил информацию в Таиланде, где проживал на тот момент. Однако, примерно за год до задержания Льюис перебрался в Киев, куда и перевез носители с архивами.

Учитывая непростые отношения между двумя странами, стал вопрос, как получить эти важные доказательства. Рассчитывать на официальную помощь Украины не приходилось. В результате была проведена целая операция, благодаря который компьютеры и другие носители с перепиской тайно доставили в Москву. На них оказалась информация из почтовых ящиков следующих лиц: телеведущего Дмитрия Киселева, замначальника управления по внутренней политике администрации президента РФ Тимура Прокопенко, пресс-секретаря премьер-министра Натальи Тимаковой, секретаря бизнесмена Магомеда Магомедова Елены Морозовой и помощника президента Андрея Белоусова.

Аникеев признал вину и во взломе почтовых аккаунтов этих лиц, ему предъявили соответствующие обвинения. Его подельник по «Шалтаю-Болтаю» Константин Тепляков (Болтай) дал развернутые показания о том, как шла работа с этими массивами информации. Согласно им, в мае 2015 года Владимир Аникеев (Льюис) в Таиланде обратился к своему знакомому Константину Теплякову (Болтай) с предложением стать участником хакерского проекта. В его предполагаемые задачи входило разбирать, систематизировать, раскладывать «по полочкам» чужие переписки, восстанавливать удаленные файлы и т. д. Проще говоря, придавать, полученным массивам информации товарный вид. Тепляков согласился, после чего Аникеев передал ему переписку Натальи Тимаковой.

С ней Болтай «возился» довольно долго. Ему даже пришлось создать специальную программу для восстановления файлов. Работа была закончена к концу августа 2015 года, когда Тепляков и передал систематизированную переписку Аникееву. Тот переправил ее в Прибалтику журналисту Андрею Некрасову (Шляпник), руководившему сайтом «Биржа информации», на котором продавалось содержимое приватных почтовых ящиков. Массив информации был выставлен на аукцион, где его купил неизвестный за 150 биткоинов ($34 тыс.). Работой с криптовалютой занимался другой участник проекта — Александр Глазастиков, который проживает в Эстонии. Он распределил эту сумму среди участников группировки — в зависимости от значимости каждого из них. В частности, Тепляков получил за свою работу 15 биткоинов ($3,4 тыс.). После этого он сразу получил для систематизации и восстановления файлов переписку помощника президента России Андрея Белоусова и другие материалы.

Юрий Вершов


Ранее на тему Создатель «Шалтай-Болтай» Аникеев подал ходатайство об УДО

ВС РФ 20 декабря установит законность приговора двум хакерам «Шалтая-Болтая»

Лидер «Шалтай-Болтая» не будет обжаловать приговор и дал показания против предполагаемых хакеров