Поможет ли броня «вору в законе»?

В Турции назревают очередные крупные разборки с участием кланов Альфасона, Лоту Гули и Мераба Сухумского.


© Фото Валерия Горелых

Пока находящиеся в России «воры в законе» пережидают Чемпионат мира, их коллеги, обосновавшиеся в Турции, готовятся к «боевым» действиям. В частности, они обзаводятся бронированными лимузинами и мощной охраной. Схватка разворачивается между кланом «законника» Гочи Алпаидзе (Альфасон), стоявшим за ним Надиром Салифовым (Лоту Гули) и кланом «криминального генерала» Мераба Джангвеладзе (Мераб Сухумский).

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, активная криминальная жизнь «бурлит» в Турции вокруг Салифова. Его расположения ищут многие «законники», в первую очередь те, кто в последнее время — по разным причинам — находился в «тени». Сейчас в «костяк» его клана входят следующие «воры в законе»: Рашад Исмаилов, Александр Кушнеров (Кушнер), Мераб Пипия, Мераби Мзарелуа (Дуяке), Роланд Гегечкори (Роланд Шляпа). Причин искать расположения Гули две. Во-первых, он крайне богат и может обеспечить членам своего клана хорошую жизнь. Во-вторых, Салифов — один из немногих «воров в законе», имеющих мощные бригады боевиков, готовые «разобраться» с любым оппонентом. Одним из главных союзников Гули на данный момент является Гоча Алпаидзе (Альфасон), который возглавил клан Гайоза Звиададзе (Гия Кутаисский), убитого в Турции в апреле 2018 года. Основной мотив разворачивающейся «войны» и кроется в этом расстреле.

Изначально в числе главных подозреваемых находился клан Мераба Джангвеладзе. Известно, что Мераб был очень недоволен активностью Звиададзе и его перетягиванием на свою сторону ряда «законников», в том числе ранее входивших в клан Джангвеладзе, а также плотным общением с Лашей Шушанашвили (Лаша Руставский, главный враг Мераба) и тем же Лоту Гули. Были свидетели, которые слышали, как Джангвеладзе крайне негативно отзывался о Гие Кутаисском.

Сам Мераб, однако, активно «открещивался» от своей причастности к расстрелу, а его клан распускал слухи о возможной причастности к случившемуся родственников Захария Калашова (Шакро Молодой) или даже самого Гули.

В этот раз Джангвеладзе не удалось преуспеть в закулисных играх. Сейчас в преступном мире бытует уверенность в том, что «ниточки» от расправы с Звиададзе ведут именно к клану Мераба. Однако для публичных обвинений пока не хватает доказательств.

Сам Гули, у которого к Джангвеладзе немало вопросов, на передовую «войны» выдвигаться не стал, предпочтя сделать «тараном» Альфасона. А тот, заручившись столь мощным тылом, сразу перешел к действиям. В Турции Алпаидзе был избит и объявлен «не «вором» Теймураз Чурадзе (Алеко) — представитель клана Мераба. Причем, как говорят источники «Росбалта», на этом все не закончится. В ближайшее время по команде Джангвеладзе будут нанесены и другие удары. И речь уже может идти не об избиениях, а более радикальных шагах.

Гули уже начал подготовку к «войне» и усилил безопасность на случай ответных действий. Только на днях Салифов вручил Альфасону ключи от нового бронированного лимузина, а заодно приставил к нему пятерых своих боевиков в качестве телохранителей. Представители клана Мераба в такой ситуации предпочли уйти «в тень». Это обычная тактика Джангвеладзе накануне «бури». Так было незадолго до расстрела Асалана Усояна (Дед Хасан), Вахтанга Кардава (Вахо), Зазы Каркалая (Заза). Ниточки от всех этих расправ тоже тянутся к клану Мераба. Так что «игрок» он опытный, и схватка обещает быть интересной.

Освободившись в 2017 году после очень длительной отсидки Салифов осел в Турции, где начал формировать собственный клан. Гули провел переговоры с сухумскими «ворами в законе», ранее входившими в клан Ровшана Джаниева (Ровшан Лянкоранский, убит летом 2016 года), и даже с бывшим телохранителем последнего, тоже «вором в законе» Хаджи Бейлаганским  (Хаджибаба Талыбханлы). Складывалось ощущение, что ни «сухумцев», ни Хаджи особо не смущает, что именно Гули считается одним из «законников», приложивших «руку» к смерти Ровшана.

Казалось, все продвигается по плану — далее Гули нужно найти опору и в лице кого-нибудь из старожилов «воровского цеха». Среди главных претендентов в «старшие товарищи» был Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский) — предводитель сухумских «законников».

Однако в начале ноября 2017 года турецкая полиция схватила около десятка членов местной ОПГ, включая брата Ровшана Намика Джаниева и того же Хаджи Бейлаганского. Арестовали их в тот момент, когда они готовились с оружием ворваться на одну из вилл Гули и перебить там всех, включая самого Салифова. Более того, у киллеров на руках был детальный план здания, который мог нарисовать только кто-то из людей, часто бывающих в резиденции.

Гули моментально вынес предателю Хаджи смертный приговор. Под подозрение попал и «сухумский» клан вместе с Мерабом. В стане Салифова полагают, что Джангвеладзе минимум мог быть в курсе готовившегося нападения.

После этого инцидента Гули резко поменял векторы поиска потенциальных союзников, в частности — сошелся с Гайозом Звиададзе.

Юрий Вершов

 


Ранее на тему Судьи ищут пропавшее дело «вора в законе» Шакро Молодого

Полиция вмешалась в «войну» за европейский «общак»

Таджикские мафиози и чеченский «вор в законе» делят Москву