Борцов с оргпреступностью вывели за штат

По мнению источников «Росбалта», решение принято после проверки сотрудниками собственной безопасности МВД и прокуратурой.


© Фото с сайта sledcom.ru

За штат выведены сотрудники целого ряда подразделений Московского уголовного розыска, в том числе 6-й оперативно-разыскной части (ОРЧ), которая должна заниматься исполнением нового закона об ответственности за занятие высшего положения в иерархии преступной группировки. Куратор этой ОРЧ, замначальника МУР Андрей Ярославцев, оставил свой пост. Новый закон о «ворах в законе» пока лежит мертвым грузом, как его применять — никто толком не знает. Видимо, от нехватки профильной работы сотрудники 6-й ОРЧ участвуют в других операциях (например, они были задействованы в обысках в московской редакции ИА «Росбалт» и у обозревателя Александра Шварева).

Источник в правоохранительных органах высказал «Росбалту» мнение о том, что решение о выводе сотрудников ряда подразделений МУР за штат принято после их проверки сотрудниками собственной безопасности МВД и прокуратурой. Самым заметным из этих подразделений является 6-я ОРЧ, отвечающая за борьбу с организованной преступностью. Деятельность данной ОРЧ курировал замначальника МУР Андрей Ярославцев, который оставил эту должность. С 21 мая он является замглавы УВД ЮВАО Москвы.

Поскольку именно в Москве находится самое большое сосредоточение в мире «воров законе», 6-й ОРЧ отводилась немалая роль в реализации закона  об ответственности за занятие высшего положения в иерархии преступной группировки.

Однако подписанный 1 апреля закон пока не работает. Связано это с тем, что оперативники просто не знают, как его применять, ждут соответствующих разъяснений. Пока они не поступили.

«Новый закон вызывает много различных казусов. Все эти термины — „вор в законе“, „авторитет“, „положенец“, „сходка“ — не являются юридическими. Их надо перенести в соответствующую плоскость, разъяснить, чтобы можно было использовать. И это только малая часть той работы, которую необходимо сделать. Поэтому пока сложно сказать, когда этот закон заработает, по каким параметрам будут привлекаться люди к ответственности», — отмечал ранее источник агентства.

В результате пока оперативники заняты фиксированием фактов руководства и лидерства преступными сообществами конкретными представителями криминального мира. Впрочем, у 6-й ОРЧ есть дела и «поважнее».

Так, 21-й отдел этого ОРЧ почти в полном составе участвовал в обысках в редакции ИА «Росбалт» и в квартире обозревателя Александра Шварева. Сотрудники МУР занимались оперативной работой в рамках дела о клевете в адрес одного из богатейших жителей Великобритании Алишера Усманова, размещенной на интернет-ресурсе, не имеющем отношения к «Росбалту». На Швареве, как можно предположить, были отработаны методы прессинга, которые потом, видимо, будут применяться в отношении «воров в законе» в рамках нового закона.

Стоявшего в коридоре с вещами маленького ребенка заблокировали в квартире и не выпустили в школу. Понятым был ранее судимый мужчина, сотрудничающий с органами. С журналистом и членами его семьи общались запредельно грубо, «тыкали», кричали, грозили силой куда-то увести в наручниках и т. д. Постоянно пытались спровоцировать на конфликт. Происходящее снимали на личные телефоны и сразу кому-то отправляли съемку. Звучали грубые «шуточки» (а возможно, и нет) про то, как порой в квартирах находят героин. В помещении все время заходили какие-то непонятные люди. Впрочем, и о тех, кто участвовал в обыске, удалось узнать только после окончания мероприятий и составления соответствующего протокола (удостоверений они не предъявляли).

Странно себя проявили и сотрудники 21-го отдела 6-й ОРЧ во время обыска в офисе «Росбалта». Работа редакции была полностью парализована оперативниками. Оказалась сорвана важная пресс-конференция. Вопреки личным обещаниям начальника 21-го отдела Сергея Акимова, который руководил и группой обыскивающих, не изымать редакционные компьютеры, если сотрудники предоставят пароли для доступа к ним, были изъяты несколько системных блоков. По имеющейся информации, изъяты компьютеры, на которых содержались статьи по «делу Шакро молодого»  (Захария Калашова). Остается только предположить, что последнее как раз и было работой по фиксированию фактов лидерства в преступном сообществе.

Михаил Черняк