Москва - все новости
28 августа 2019, 15:26
228

Защитники дагестанского журналиста Абдулмумина Гаджиева заявляют о нелепости обвинений против него

© Фото ИА «Росбалт»

Юристы и правозащитники из Москвы и Дагестана выступили в поддержку журналиста дагестанской газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева, подозреваемого в финансировании терроризма. Своими соображениями они поделились с журналистами на пресс-конференции в московском офисе «Росбалта».

Абдулмумин Гаджиев, редактор отдела «Религия» газеты «Черновик», был задержан 14 июня сего года и с тех пор содержится в СИЗО. По версии следствия, он входил в организованную группу из 10 человек, которая с 2013 года занималась финансированием запрещенной в РФ организации ИГИЛ через подставные благотворительные фонды. Гаджиев отвергает все обвинения.

Как отметил исполнительный директор правозащитного движения «За права человека» Лев Пономарев, первоначальное обвинение против Гаджиева было основано на показаниях одного человека — московского предпринимателя и блогера Кемала Тамбиева, который также 14 июня был задержан в Москве и самолетом доставлен в Махачкалу.

Тамбиев дал показания со ссылкой на некоего Карима Алиева, что Гаджиев через свой акккаунт в социальной сети «Вконтакте» занимался сбором и переводом денежных средств исламскому проповеднику и эмигранту Исраилу Ахмеднабиеву для финансирования террористической деятельности. Ахмеднабиев, выступающий под именем Абу Умар Саситлинский, объявлен в международный розыск в 2014 году по обвинению в содействии терроризму и находится в неизвестном месте, предположительно в Африке.  

Лев Пономарев заметил, что человек по имени Карим Алиев после этого в деле вообще не появлялся. Кемал Тамбиев появился в суде с явными следами побоев и отказался от показаний, сказав, что его избивали.

По словам Пономарева, следствие уже отказалось от первоначального обвинения, ничем не доказанного, — но Гаджиев и Тамбиев остаются под стражей. Теперь Гаджиеву вменяют вину то, что в 2013 году он брал интервью у Саситлинского, который тогда еще не был в розыске. В тексте интервью говорилось лишь о необходимости помочь детям сирийских беженцев.

«Не припомню ни одного такого дела, чтобы преследовался журналист за то, что взял интервью у человека, который потом стал обвиняемым», — отметил сотрудник правозащитного центра «Мемориал» Вячеслав Ферапошкин. Он сообщил, что «Мемориал» признал Гаджиева политзаключенным.

«У нас в Дагестане закон начал иметь обратную силу. То же будет и в остальной России», — заметил учредитель газеты «Черновик» Магди-Магомед Камалов. Он  предположил, что «Черновик» навлек на себя гнев властей своей неустанной борьбой с коррупцией и злоупотреблениями. По словам учредителя, «Черновику» начали мстить после того, как в 2016 году газета писала об убийстве двух чабанов, братьев Гасангусейновых, которых якобы ошибочно застрелили в горах снайперы ФСБ, приняв за боевиков.

Лев Пономарев заметил, что «Черновик» можно назвать «лучшей независимой газетой в регионах России».

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru