«Попахивает сталинскими временами»

Правозащитники и юристы, в основном, не согласны с приговором блогеру Синице, но полностью поддерживают решения Фемиды по митингующим с детьми.


© СС0 Public Domain

Представители юридического, правозащитного и журналистского сообщества, комментируя жесткий приговор блогеру Владиславу Синице за твит о детях силовиков, склоняются к тому, что наказание чрезмерно, но и оставлять это деяние безнаказанным тоже было нельзя. При этом отношение к суровости приговора у экспертов различается.

Так, известный адвокат Владимир Жеребенков заметил корреспонденту «Росбалта», что в отношении блогера Синицы судья поступил правильно. «Угроза нападения на детей сотрудников Росгвардии — почему суд не должен реагировать на это? Он обязан реагировать на угрозы в отношении детей любых граждан, и за это будет жесткое наказание, — подчеркнул адвокат. — Абсолютно разумно, я считаю».

Что касается самого срока, то Жеребенков допускает, что, может быть, «наказание жестковато». «Как защитник я не знаю личности этого человека: что он из себя представляет, занимался ли он общественно-полезным трудом, как он характеризуется, как он проявил себя как человек, совершал ли уже правонарушения. Суд все это учитывает, — отметил адвокат. — Я не приветствую реальные сроки по ненасильственным преступлениям, поскольку наши тюрьмы не лечат, а только калечат. Но реакция на такие призывы должна быть».

При этом адвокат Жеребенков заметил, что в принципе мог бы взяться за дело Синицы, чтобы добиться облегчения приговора.

«Факт наказания — справедлив, срок — несправедлив, слишком жестко», — подчеркнул известный журналист, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Николай Сванидзе.

«За свои слова нужно отвечать, особенно в такой жесткой политической обстановке, которая у нас сложилась. Он взрослый человек, не ребенок, — отметил журналист. — Нельзя приплетать семьи и детей к любым политическим ситуациям, разборкам и т. д. Как бы себя ни вели представители силовых структур, их дети и семьи тут ни при чем. То, что он написал, в данном случае звучит как провокация, так это и было воспринято, и воспользовались этим как провокацией. И это должно быть наказано».

Эксперт отметил, что теперь начальство полиции и Росгвардии получило основания, чтобы говорить личному составу: «Вот видите, с кем вы имеет дело?! Это враги ваши. Это не соотечественники, студенты и взрослые, которые вышли защищать свои конституционные права в рамках закона, а это враги, которые на деньги Госдепа хотят с вашими детьми расправиться».

«Мы знаем, что была и „ответка“, абсолютно уголовная и очень опасная, со стороны неких анонимных силовых структур, которые хотели расправиться с детьми оппозиции, — напомнил Сванидзе. — И я боюсь, что их не найдут и искать не будут».

Но пятилетний срок блогеру Николай Сванидзе не одобрил. «Пять годков — это уже попахивает сталинскими временами, — подчеркнул он. — Мы уже привыкаем к большим срокам, это плохая привычка».

Известная правозащитница, председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина выразила возмущение именно суровостью приговора, проявив к самому Синице некоторое снисхождение.

«Я считаю, что это политически обоснованный приговор, — сказала правозащитница. — Я, конечно, не сторонница того, чтобы писать такие вещи. Но то, что им было сказано, скорее звучит как предостережение, что такое может произойти, а вовсе не как призыв к тому, чтобы это делалось».

Ганнушкина также высказала мнение, что даже если Синица и угрожал детям сотрудников правоохранительных органов, то эта угроза нереализуема, потому что такие сотрудники «неопознаваемы».

Кроме того, Светлана Ганнушкина напомнила, что сама неоднократно получала угрозы гораздо более серьезного характера от националистов, и ни прокуратура, ни ФСБ ничего для ее защиты не сделали. «На одном сайте многие годы висел смертный приговор восьми человекам, и было сказано: мол, если их самих не найдете, то можете и родственников порешить, тоже хорошее дело, — заметила правозащитница. — Когда угрожают правозащитникам и активистам, то не предпринимается ничего, даже в таких ярких случаях, когда звучит прямая угроза с предложением ее выполнить».

Несколько строже к Синице отнеслась руководитель отдела «Неправомерный антиэкстремизм» информационно-аналитического центра «Сова» Мария Кравченко. 

«Мы не можем отнести этот приговор к числу неправомерных, — отметила Кравченко. — Но не очень ясна квалификация этого дела. С одной стороны, есть призывы к убийству, хотя не прямые, а косвенные. С другой, рассматривая такие дела, суд должен оценить такой важнейший аспект, как вероятность реализации этого призыва. Международные рекомендации по ограничению права на свободу слова в случае призывов к неправомерным действиям требуют рассматривать вопрос о вероятности реализации призыва. В данном случае суд этот аспект упустил, о чем свидетельствует явно непропорциональное наказание: реальное лишение свободы, да еще на такой срок».

Блогер Владислав Синица, выступавший под псевдонимом Макс Стеклов, приговорен сегодня Пресненским судом Москвы к лишению свободы сроком на пять лет по пункту «а» ч. 2 ст. 282 УК РФ (разжигании ненависти с угрозой насилия). По мнению суда, его материалы в Twitter содержали в себе призыв расправляться с детьми силовиков, разгоняющих демонстрации протеста.

Также во вторник были вынесены обвинительные приговоры участникам несанкционированной акции протеста в Москве 27 июля. Иван Подкопаев получил три года лишения свободы, Данила Беглец — два.

Однако исполнительной и судебной властью были явлены и примеры милосердия. Следственный комитет РФ прекратил уголовное преследование четырех других участников событий 27 июля: Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка и Владислава Барабанова. Кроме того, Никулинский и Лефортовский суды столицы накануне отказались лишать родительских прав супружеские пары Хомских и Проказовых, хотя прокуратура хотела их так наказать за то, что они взяли маленьких детей на демонстрации.

Последнее вызывает безусловное одобрение экспертов. «То, что родители с детьми поприсутствовали на митинге, не запрещено Конституцией, — отметил адвокат Владимир Жеребенков. — Вопрос в организации этих мероприятий, но родители явно их не организовывали. Прокуратура явно перестраховалась и решила под сурдинку политических выступлений выйти с таким требованием. Я считаю, здесь можно говорить даже не о безграмотности, а о преступной халатности самих работников прокуратуры. К сожалению, там собралось очень много безграмотных людей. Суд правильно, конечно, поступил, что прокуратуре отказал».

«Что касается лишения родительских прав — тут была такая волна возмущения! Было ясно, что российское общество не готово принять такой приговор, — заметила Светлана Ганнушкина. — Хотя туда, где бывают всякие заварушки, я бы маленького ребенка не повела».

«Слава Богу, что отказались лишать родительских прав, — подчеркнул Николай Сванидзе. — Это был бы просто фашизм, если бы семью лишили родительских прав за то, что они родственнику или приятелю на несколько минут передали ребенка с рук на руки. Это был бы такой скандал, что не дай Бог, — и правильно было бы».

Мария Кравченко высказал предположение, что такими актами гуманизма власть желает «несколько смягчить общественный накал перед выборами».

Леонид Смирнов


Ранее на тему Путин разрешил полиции предостерегать россиян

Мосгорсуд перенес дату рассмотрения жалобы на приговор блогеру Синице

Главу московского отделения «Партии перемен» арестовали на 20 суток