Откуда берутся астрономические долги за коммуналку

Россияне задолжали за услуги ЖКХ полтриллиона рублей, и с каждым годом эта сумма продолжает расти, хотя 95% граждан исправно оплачивают квитанции.


© Фото ИА «Росбалт

По данным Минстроя РФ, за первый квартал 2019 года долги россиян за услуги ЖКХ выросли на 28,7 миллиардов рублей по сравнению с первым кварталом прошлого года, а общая сумма задолженности достигла 564 миллиардов рублей. В числе неплательщиков не только граждане, но и некоммерческие объединения — кооперативы и товарищества, а также управляющие компании. Примерно столько же за ЖКУ задолжали юридические лица, за исключением бюджетных организаций. Почему неплатежи так стремительно растут, «Росбалту» пояснила исполнительный директор национального центра общественного контроля в сфере жилищно-коммунального хозяйства «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева.

«С одной стороны, у нас есть злостные неплательщики. Это, как правило, люди двух типов: либо совсем маргинальные, с которых нечего взять и которые просто плюют на соседей, или собственники инвестиционных квартир, которые тоже понимают, что можно за что-то не платить, и им за это ничего не будет», — отметила эксперт.

Система получения долгов в отношении таких категорий до сих пор не сформирована. «Существуют разные способы воздействия, в том числе, отключение части коммунальных ресурсов — света, воды. Но если человек не платит за капремонт, за тепло, за содержание и текущий ремонт, отключить его нельзя. Выселить его из единственной квартиры — тоже. Поэтому способов воздействия на таких должников практически нет. Долги накапливаются, и их объем от общей суммы задолженности перед ресурсниками растет», — заметила она. Попытки получить с должника деньги через суд тоже не всегда срабатывают. «Даже если суд принял соответствующее решение, то судебные приставы не очень охотно работают с такими небольшими долгами. По  данным статистики, вообще половина судебных решений не исполняется. В ЖКХ процент, думаю, еще больше. Вот и получается, что у части неплательщиков взять нечего, а до остальных судебные приставы чаще всего просто не доходят», — отмечает  Разворотнева.

С другой стороны, по статистике 95% россиян исправно платят налоги. «Как остальные 5% могли накопить такую гигантскую задолженность, которая декларируется Минстроем, вопрос открытый», — считает собеседница «Росбалта». По ее мнению, такая сумма могла сложиться только в течение очень длительного срока, что говорит о том, что поставщики коммунальных услуг не ведут системной работы с должниками.

«Считать, что долги растут из-за обнищания, на мой взгляд, неправильно. У нас существует система жилищных субсидий. Если на оплату коммуналки уходит 22% от совокупного дохода семьи, а во многих регионах этот порог ниже, например, в Москве — 10%, в Волгограде — 15%, можно оформить субсидию. Но каждый год деньги, которые выделяются на такую поддержку, не используются, возвращаются в бюджет. Почему люди не обращаются, если им не по силам платить — большой вопрос», — говорит Разворотнева.

Отсутствие точных данных о потребителях тоже вносит свой вклад в ситуацию с долгами. «Так, с началом мусорной реформы большинство регионов повсеместно перешли на новую систему обращения с отходами, объявились региональные операторы, которые стали выставлять платежи в отсутствии адекватных баз данных. Например, в Подмосковье плата взимается по квадратным метрам, но никто реально не знает, у кого какая площадь. Поэтому выставляются платежки всем подряд — умершим, ныне живущим — из расчета, что они проживают в помещении 200 квадратных метров. И человек должен идти в ЕРКЦ и доказывать, что площадь меньше. Или — что бабушка умерла, в квартире никто не живет. И все это время долг копится, попадает в статистику», — отмечает она. То есть — рост задолженности отчасти связан с ошибками в начислении, а реальный долг может быть гораздо меньше.

«Некоторые долги могут быть просто придуманы. Но это в большей степени связано не с управляющими компаниями, а с теми же региональными операторами по обращению с ТКО. Например, в регионах, где плата взимается по квадратным метрам, люди платят абсолютно за все помещения, которые есть у них в собственности. При том, что в одной их квартир, например, человек не живет, и мусор не выбрасывает, а значит, в принципе не потребляет услугу, не должен за нее платить. Но платеж начисляется, долг копится. В регионах, где платят по количеству проживающих, люди обязаны платить за помещения, в которых прописано ноль собственников. Хотя там тоже, очевидно, мусор не производится. Все это — грубейшее нарушение принципа оказания коммунальных услуг, которые должны оплачиваться только за фактическое потребление. Однако все эти долги тоже попадают в общую статистику», — говорит эксперт.

Есть и другие примеры. Так, по словам Разворотневой, плата за общедомовые нужды часто учитывает площадь всех чердаков, всех подвалов, и не важно, есть там лампочка, нет ее. Получается, что жители переплачивают, а те, кто не платит, оказываются должны больше, чем фактически потребили услуг и ресурсов.

Сказывается и отсутствие системной работы с должниками. «В отношении капремонта только 7% долгов, накопленных с 2014 года, было направлено в суд. Почему ресурсники не занимаются этим? Нужно платить пошлину. И не факт, что судебный пристав взыщет задолженность, а деньги на судебные издержки компания уже потратила. И результат -неплатежи приводят к тяжелой ситуации в отрасли, либо распределяются между добросовестными потребителями», — отметила эксперт.

Недавно долги за ЖКУ запретили передавать коллекторам, но, по словам собеседницы агентства, такой подход и раньше не особенно практиковали. Законодатели стараются усовершенствовать работу с неплатежами. Если раньше по каждому должнику нужно было судиться отдельно, то сейчас можно подавать фамилии списком. Стали действовать ограничения на выезд за рубеж. Приставы получили возможность списывать долги непосредственно с банковских карт. В ряде регионов должников отлавливают по номерам машин сотрудники дорожной полиции. Но каких-то радикальных системных решений не принято.

«В Прибалтике, например, должников из их квартир на время переселяют в маневренный фонд, их жилье сдают до того момента, пока долг не будет погашен. Случаев не так много, но действует закон очень эффективно. Но в России никакого маневренного фонда нет, а государство любит вставать на защиту должников, почему-то в ущерб добросовестным плательщикам», — заметила Разворотнева.

И все же, по ее мнению, злостных неплательщиков среди физических лиц не так много, россияне стараются исправно оплачивать квитанции, часто — даже тогда, когда не согласны с выставленной суммой. Другое дело, например, бюджетные организации, дома и учреждения, принадлежащие органам власти. «Вот эти ни за что не платят, особенно Минобороны — ни за коммуналку, ни за капремонт. Поэтому у нас масса случаев по домам Минобороны и Минсельхоза, где каждый год с наступлением холодов тепло подают после грандиозных скандалов из-за астрономической задолженности», — заключила эксперт.

Анна Семенец

 


Ранее на тему Медведев: Долги россиян за услуги ЖКХ превысили 175 млрд рублей, и эту проблему нужно решать

Жители Балашихи стали должниками, хотя исправно платили коммуналку

СМИ: Преемником куратора «мусорной реформы» в Минприроды может стать помощник Гордеева