Ставка на «хромую утку»?

Почему электромобили подрывают экономику России и сможет ли нам помочь истощение нефтяного ресурса, рассуждает экономист Вячеслав Кулагин.


© Фото с сайта eriras.ru

«Пик нефтяного потребления» в мире ожидается приблизительно к 2030 году. Затем, по прогнозам экспертов, спрос на нефтяное топливо начнет падать. Что это будет означать для нашей страны, которая пополняет бюджет преимущественно за счет нефти и газа, рассуждает директор Центра энергетических исследований Высшей школы экономики, заведующий отделом Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин.

— Вячеслав Александрович, в эти дни не только получили долгожданную Нобелевскую премию изобретатели ионно-литиевого аккумулятора, но и вообще усилились прогнозы падения нефтяного спроса. Вот, например, в «Новой газете» прямо разжевано, как и почему в мире ускоряется внедрение электромобиля вкупе с дальнейшим триумфом гибридных двигателей.

«Как только спрос на топливо начнет сокращаться, нефть станет „хромой уткой“, — делает вывод автор, директор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка Максим Авербух. — На уменьшающемся рынке за спрос будут драться ОПЕК, США с Канадой, Россия и ряд других производителей».

Насколько это совпадает с вашими прогнозами?

 — Уже около 50 лет мир ждет, когда мы пройдем «пик производства нефти». Ведь исчерпание запасов и снижение возможностей добычи неизбежно приводит к росту цен. И, действительно, скоро мы пик производства увидим, только обусловлен он будет не производственными ограничением, а ситуацией на стороне спроса.

Еще недавно многие специалисты говорили о пике нефти после 2040 года. Но сегодня вероятность его прохождения в более ранние периоды усиливается, и это уже становится возможным в ближайшие 10 лет. Зависеть это будет от целого набора факторов, среди которых темпы развития мировой экономики, скорость изменения доходов населения, энергетическая политика, прогресс на транспорте, включая электромобили.

— Так что, «отъест» у нас электромобиль большой кусок бюджета?

 — К электромобилю действительно налицо «бум интереса», и очень быстро растет производство по всему миру. Правда, не все так гладко: буквально вчера компания «Дайсон», которая грозилась сделать аналог «Тесла» и вложить в этот проект более $1 млрд, заявила, что закрывает проект как неокупаемый.

Тем не менее, большинство крупнейших автоконцернов мира — 11 из 12 — так или иначе заявили, что будут развивать это направление. Огромные инвестиции идут в область аккумуляторов, там больше десятка технологических направлений и сотни конкретных проектов и разработок.

— У электромобиля вообще-то было много недостатков…

 — Да, здесь есть заметные проблемы. Главное — это стоимость самой машины: пока электромобиль стоит дороже традиционного автомобиля с двигателем внутреннего сгорания. И диапазон удорожания зависит от страны. Если в США это где-то на 20-30%, то в Индии уже более чем вдвое.

Но очень интересен пример Китая. Огромные и для многих неожиданные продажи электромобилей в прошлом году! Чем вызвано? Причина оказалось простой: в КНР введены очень большие льготы и компенсации для производителей и владельцев электротранспорта. Это было нужно, в том числе, для улучшения экологии, поскольку переносит выбросы вредных газов с центров городов на более отдаленные районы расположения электростанций.

Энергетическая политика вообще имеет большое значение. В начале ХХ века в США, например, электротранспорт развивался наряду с бензиновым.

— Какие же тогда аккумуляторы-то были?

 — Несовершенные: и на 50 км не всегда хватало. Некоторые модели позволяли проехать более 100 км, правда, они были очень дороги. Но и тогдашние двигатели внутреннего сгорания были далеки от современных аналогов. Но одно стратегическое решение Генри Форда — и с запуском массовых конвейеров на производстве машин с бензиновым двигателем, многие компании, занимающиеся электротранспортом, ушли с рынка.

Был еще момент в конце ХХ века в Калифорнии:  когда сначала приняли закон штата о том, что часть выпускаемых автомобилей должна быть с «нулевой эмиссией» выхлопов, а потом взяли и изменили формулировку с «нулевой» на «низкую эмиссию». И начавшееся было возрождение электромобиля прекратилось, даже проданные машины некоторые компании отозвали.

Но сегодня ситуация иная: все в большем числе стран мира политика работает на электромобиль.

Помимо стоимости, еще одна проблема — это пробег. Но и здесь в последние годы достигнут существенный прогресс, и у современного электромобиля он уже приближается к 500-600 км. Правда, в холодных странах емкость аккумулятора и пробег резко падают зимой. С этим есть сложности в Москве. Нужно либо ехать от одного теплого гаража до другого, либо иметь возможность для подзарядки.

Еще один вопрос — время зарядки! За пять минут электричеством не заправишься, как с бензином. По-хорошему, нужно машину оставлять на всю ночь, подключенную к сети. Есть технологии быстрой подзарядки, но это большая нагрузка на сеть, и часто этот вариант используется, чтобы доехать небольшое расстояние до пункта назначения.

Зато в теплых странах, например в Азии, очень популярны электробайки, на двух и трех колесах. Так вот, эти электромопедики уже продаются по цене обычных. И большие пробеги там не нужны, и холодов нет. Да, расход у них невелик, но для многих стран это транспорт массового использования, и совокупные объемы потребляемого им топлива приличные.

Кроме того, в мире медленно, но верно продолжается электрификация железных дорог. В авиации разработки самолетов на электричестве ведутся, но это не вопрос ближайших десятилетий. На судах электричество тоже пока непривлекательно, но и здесь есть варианты диверсификации источников топлива, в частности — газ.

Гибридные двигатели тоже повлияют на ситуацию — для нефтяной отрасли тут важно то, что будет снижаться расход топлива на единицу пробега. Но еще больший вклад вносит то, что сам автомобиль постоянно совершенствуется, двигатель внутреннего сгорания становится эффективнее и меньше потребляет топлива.

И что получается. С одной стороны, растет мировая потребность в транспорте. Развивающиеся страны богатеют, численность населения увеличивается, для него становятся более доступны собственные машины, растет потребность в авиаперелетах, поездках на ж/д и морском транспорте. Но с другой стороны, все больше стран проходят пики потребления нефтепродуктов из-за роста эффективности транспортных средств. Свой вклад вносит и электротранспорт.

И тут ключевой вопрос: когда одна линия пересечет другую? Рано или поздно это неизбежно произойдет.

— И тогда — обвал цен?

 — Говорить, что это «обвал цен», я бы не стал. Действующие месторождения потихоньку исчерпываются, через 20 лет они смогут обеспечить только 25-30% потребности в нефти. Надо будет вводить новые проекты. Дешевая легкодоступная нефть заканчивается. А более дорогие запасы никто не будет разрабатывать на низких ценах.

Поэтому по ценам рынок сам себя «выровняет». Я скорее соглашусь с министром энергетики Александром Новаком, что мы увидим в ближайшее время мировые цены на нефть на уровне $50 за баррель. Пока геополитические факторы и соглашение ОПЕК держат цену повыше. Мечтать о ценах в $150-200 и вправду больше не стоит. Такого сюрприза нам никто не подарит. Но и предпосылок для резкого долгосрочного снижения нет, хотя кратковременные колебания вполне возможны в обе стороны.

— Означает ли это, что наши доходы от нефтяного сектора сохранятся в полной мере?

 — Нет, к сожалению, не означает. Сложные проекты нефтедобычи в труднодоступных районах потребуют огромного количества налоговых льгот для бизнеса, который туда пойдет. По прогнозу Минэнерго, у нас более 80% месторождений придется переводить в льготный режим. Значит, и бюджетные поступления придется сокращать. Да и удержать текущий уровень добычи будет очень непросто, скорее следует ожидать постепенного снижения.

Есть еще газ, где планируется рост добычи и экспорта. Но цены на газ тоже далеко не $450 за 1000 кубометров, как было несколько лет назад. Текущим летом в Европе они вообще стремились к уровню $100. Зимой могут быть ближе к $300, но все равно — в среднем по году это вдвое ниже, чем было. Опять же, мы наращиваем добычу газа и экспорт за счет СПГ (сжиженного природного газа), а это нулевая экспортная пошлина и временно нулевой налог на добычу полезных ископаемых. Более низкие цены на внешних рынках и огромные льготы на новые проекты вряд ли позволят вырасти бюджетным отчислениям от газовой отрасли.

Нужно стимулировать другие направления роста ВВП. Деньги на это и небольшой запас времени есть. Важно не потратить это время впустую, а вместе с ним и деньги.

Беседовал Леонид Смирнов