Залог здоровья — умение найти удовольствие

Быть счастливым легко, когда организм в порядке, но как не сломаться, если он дал серьезный сбой, рассуждает журналист и писатель Алиса Даншох.


Алиса Даншох © Фото предоставлено пресс-службой фонда «Арт-линия»

Известная писательница Алиса Даншох, полюбившаяся многим своими книгами о жизни, представляет читателю новый труд «История болезни или дневник здоровья».

— Алиса, в каком жанре вы пишете, и каково место новой книги в цепи ваших произведений?

 — Как всегда, эта книга о жизни, о том, что в ней случается. Как жанр, это эссе. Почти все построено на путешествиях, которые помогают главному — настроению, жизни. Сопровождаются вкусностями, впечатлениями, пользой. Все книги — моя жизнь, опыт, истории, пропущенные через меня. Есть еще сказки, тоже основанные на моей жизни.

— Многие читатели, вероятно, будут рады (а кто-то и нет), что вы не даете им рецептов, как лечиться, не учите, как надо жить. Что же вы даете читателю?

 — Я рассказываю о том, что может случиться с каждым человеком, который не застрахован от любой болезни. И единственное, что он может найти — как с этим жить, как это преодолевать, как не ломаться. Путешествия и впечатления — преодоление отрицательных сторон: болезней, неприятностей, чего угодно.

— Вы достаточно смело рассказываете о трех своих недугах, которые считаются «чувствительными» для дамского самолюбия. Это нейродермит, из-за которого все тело может покрыться пятнами…

 — О, в любой момент!

— Это зубы, и вы не боитесь поведать, что лишились их достаточно молодой…

 — Да, это преследует мой род. Мой папа потерял на Волховском фронте, как он говорил, «сорок пять зубов», там цинга у всех была. Не лучшим образом было и у мамы, в детдоме.

В очень раннем возрасте я стала потихоньку расставаться с зубами. Началось, когда я была беременна и пришла к зубному врачу — больше сорока лет назад — она посмотрела на мои зубы и сказала: «Вот, до вас была старушка восьмидесятилетняя, так у нее зубы лучше, чем у вас».

Коронки, потом мост — любой прогресс в стоматологии отражался на мне. Я очень благодарна, пусть работают дальше. На сегодняшний день я рассталась с зубами полностью. Варианты: либо вставная челюсть, отдыхающая ночью в стакане, либо импланты. Я решила, что еще недостаточно в возрасте для вставной челюсти, и выбрала достаточно сложную жизнь — пока что. Сейчас я с временной челюстью, надеюсь сменить ее на постоянную. Нашла доктора, который сказал: «Меня 98% успеха не удовлетворяют».

— И, наконец, онкология. Здесь вы в детали не вдаетесь.

В детали — нет: кто хочет, зайдите в онкологическую клинику, причем, лучше не самую престижную.

Эта книга — попытка помочь людям найти выход. Я вижу цель жизни в преодолении, в том, чтобы сохранить себя и уважение к себе и окружающим.

А вообще, мой любимый анекдот: что сказали пять самых мудрых евреев. Моисей: «Все в голове». Иисус Христос: «Все в сердце». Карл Маркс: «Все в желудке». Зигмунд Фрейд: «Все чуть пониже живота». И Альберт Эйнштейн: «Все относительно». Я пытаюсь совместить голову с сердцем, животом и даже с идеями господина Фрейда, и в то же время понимаю, что все относительно.

— Но есть еще один деликатный момент. Все-таки, ваше повествование — это рассказ богатой дамы…

 — Скажем так, не бедной — не люблю слово «богатая». Мой муж — человек очень деятельный и талантливый, он сумел нас обеспечить. Хотя к богатым, для центра Москвы, я себя не могу отнести. Все относительно.

Возьмем все перечисленные в книге курорты. Если у вас непорядки с желудком — в конце концов, есть такое место, как Карловы Вары. Посмотрите в интернете, сколько стоит путевка. Не очень дорого, возможно, даже подешевле Железноводска, Кисловодска и Ессентуков. Но там реально изученная вода, которая может наладить работу желудка.

Возьмем Италию, мой любимый остров Искья, где муж лечит позвоночник. Есть путевки, доступные — ну, бедным, может быть, нет. Но людям со средним достатком — вполне. Под Неаполем, простенький остров рыбацкий, с простой итальянской едой, отнюдь не дорогой. Там белые грязи вулканические, которые действуют совершенно иначе, чем черные.

— Все-таки, ощущаете ли вы себя некоей «советской золушкой», поднявшейся в элиту?

 — Советскому прошлому тоже очень благодарна. В 16 лет я поехала на заработки в археологическую экспедицию, в 17 — разносила телеграммы на Центральном телеграфе. Страшно интересно: видела такие квартиры и таких людей! Потом стала давать уроки и зарабатывала на жизнь.

Студенткой я жила на стипендию с бабушкой, у которой была пенсия в 21 рубль, как у иждивенки. Родители только изредка дарили какие-то вещи. И нам все завидовали, потому что я любила жизнь, и мне все нравилось.

Как-то я получила приглашение на прием в Георгиевский зал Кремля по случаю окончания кинофестиваля. За переводческую работу, но я еще была студенткой, и у меня было одно платье, более-менее выходное. А обуви к нему не было, и я купила за пять рублей клеенчатые босоножки. Так вот, я чувствовала себя и выглядела изумительно, потому что была уверена, что я хороша. И неважно, что там были звезды, как Джина Лоллобриджида или Марина Влади, и у кого-то были брильянты, меня это совершенно не волновало!

Сколько есть денег, на столько и надо жить. Важно, кем ты себя чувствуешь, насколько ты умеешь общаться с людьми и адаптироваться к создавшейся ситуации. Такая вот «золотая молодежь».

Позже был момент, когда я искала, кто бы мог помочь ухаживать за бабушкой, уже очень старой. И вот, сидят перед нашим подъездом вполне здоровые старушки, а нужно-то всего разогреть еду и покормить человека, пока я на работе. Я никого не нашла! Людям легче жаловаться на жизнь, чем заработать. А сегодня молодежь, начинающая жизнь, считает, что ей неловко идти на работу на 50 тысяч в месяц. Не, это не деньги! Проблема нашего общества.

Себя я причисляю к интеллигентным разночинцам. Мой прадед был миллионщиком, из крепостных в Саратове. Первые деньги он заработал в 13 лет, когда стоял в болоте, ловил на себя пиявок и сдавал в аптеку. К моменту смерти в 1911 году у него была самая большая мельница в Саратове с железнодорожными подъездными путями и свой банк, он был почетным гражданином города Саратова, у него было 11 детей, и у каждого свой дом.

После революции имение прадедушки сожгли. Моя прабабушка похоронена на Новодевичьем, потому что ходила в образе молчаливой старухи в пьесах МХАТа. Бабушка до революции занималась балетом, после революции открыла балетную студию, которая прогорела. Но она стала переделывать старые вещи, собирать хворост в лесу, и возила продукты своей матери и тетке — «лишенкам», в Клин. А потом сделала карьеру московской портнихи.

Папа работал в издательстве «Художественная литература», мама — корректором в музыкальном журнале, благодаря чему я видела все премьеры Большого театра. Утром сидела в Центральном детском театре, где у мамы был поклонник, днем — в Большом.

— Вы окончили Иняз?

 — Да, и меня распределили во Внешторг.

— О, это очень престижно.

 — Я не могла так считать! Написав диплом о двух французских «а» в орфоэпической системе, я попала в «Трактороэкспорт», где отгружала мотыги и хлопкоуборочные машины. Через три месяца встретила на троллейбусной остановке свою преподавательницу. Она говорит: «Есть место в школе». И меня перевели в школу, сразу к десятиклассникам. Через три года я вышла замуж, родила, и после этого началась моя творческая жизнь. Преподавала французский в Строгановке и ГИТИСе, ходила на лекции по истории искусств, посещала спектакли и мастер-классы педагогов.

Я замужем 45 лет, и все эти годы прожила со свекровью. Считаю, надо поставить два памятника, ей и мне: за 45 лет ни разу не поссорились!

— Как бы там ни было, одна, несколько «предосудительная» слабость у вас есть: вы любите пиво. Как это сочетается со здоровьем?

 — Плохо сочетается! По нормам, можно два раза в неделю не больше 250 грамм. Я этим пренебрегаю. После онкологической операции пиво было единственным напитком, который я могла проглотить. Приезжая в любую страну, я пробую местное пиво, но не фабричное, ищу маленькую пивоварню. После 12 лет исканий пришла к выводу, что лучшее пиво бельгийское. Оно крепкое, но я так и люблю.

А про здоровье, в заключение надо сказать: следует узнать свои проблемы, понять, что с тобой не так: в какой области, начиная с головы. Что у тебя: колит, язва? И не надо ждать слишком много! Нам, как итальянцам, часто надо «Tutto e subito!» — «Все и сразу». Нет. Бабушка говорила: «Жених приходит только к той невесте, которая ждет». Надо уметь читать знаки судьбы и пользоваться тем, что она тебе дарит.

Беседовал Леонид Смирнов

11 ноября в 17:00 в Московском Доме Книги на Новом Арбате состоится презентация книг Алисы Даншох «И снова однажды. Розы. Любовь. Путешествия» и «История болезни, или Дневник здоровья».