Наши мастера «писать в пробирочку» всех достали

Мировой спортивный скандал с отстранением России от международных состязаний еще на четыре года приобретает уже совсем неприличный характер.


© Коллаж ИА «Росбалт»

Унижение российского спорта происходит публично, далеко не первый год и в несколько этапов. Конца этому позорищу не видно.

Как отразится череда разоблачений спортивного «аппарата» РФ, уличенного в массовой подделке допинговых проб, на авторитете самой российской власти? В конце концов, спорт всегда входил в число высших приоритетов как СССР, так и РФ. Стоит лишь вспомнить, что такое был спорт и олимпийские победы «с подъемом флага и исполнением гимна» для всех, сколько-нибудь взрослых поколений. И больше всего спортивные зрелища значили как раз «для простых людей», для рабочих и колхозников…

Захочет ли народ обвинить во всем «международные заговоры» и оставить белые ризы руководства незапятнанными?

Опрошенные «Росбалтом» политологи полагают, что удар по престижу власти нанесен, хотя пока еще не так просто оценить масштаб репутационных потерь. «Общество стало корректировать свой подход к этому всему, — отметил вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Когда был прошлый скандал, многие исходили из того, что это «интрига против России», «происки, месть нам за Крым, за то, что мы поднялись с колен» и т. д. Но если сейчас посмотреть на комментарии на спортивных сайтах, что пишут болельщики и сами спортсмены, то настроения существенно иные».

И на международной арене, как напомнил политолог, у РФ перед прошлой Олимпиадой «были свои адвокаты, среди которых — немалая часть Международного олимпийского комитета». «Все-таки Россия — страна спортивная, с огромными достижениями, которая готова с удовольствием проводить спортивные мероприятия, — заметил Макаркин. — Европе с этим сложнее: только начинаешь какой-то чемпионат объявлять, как тут же появляются местные жители, которые требуют местного референдума: мол, не хотим, чтобы к нам тут понаезжали, хотим спокойно жить! А в России ничего подобного, готовы в любой момент принять хлебом-солью».

Увы, сегодня мировое спортивное сообщество повернулось к нам спиной. «Изменилась вилка мягкого и жесткого подходов», подчеркнул политолог, обращая внимание на голосование в Комитете атлетов Всемирного антидопингового агентства ВАДА, где большинство, пусть незначительное, высказалось за то, чтобы «вообще российских спортсменов ни под каким видом, ни под каким флагом никуда не пускать». Это «более радикальная позиция, чем решение самого ВАДА», которое «не закрывает дорогу российским спортсменам», хотя и не дает им выступать под национальным флагом, и не блокирует полностью организацию тех чемпионатов, которые уже согласованы.

Особую сложность Алексей Макаркин, как и его коллеги, видит в том, что в России в неизменном виде сохраняется советская традиция «отношения к спорту, как к войне». Когда все структуры чувствуют себя обязанными выступать единым фронтом против заграницы, и существование какого-то независимого, в том числе и от власти, допингового контроля с этой точки зрения выглядит кощунством.

«Это, представьте, как фашист под Москвой — а тут какая-то независимая организация: «Г-н Сталин, вот мы сегодня с вами беседуем, а завтра с г-ном Черчиллем, и потом с г-ном Гитлером. И вынесем свое заключение»! — в ироническом виде представил такую позицию политолог.

Однако сейчас привычная система ценностей начинает меняться. «Перед прошлой Олимпиадой спортсмены смотрели на то, что решит руководство страны. А сейчас они заявляют прямо, что будут исходить из собственных интересов, — отметил Макаркин. — Спортивная карьера ведь недолговечна. И позиция болельщиков уже другая».

Кроме того, по оценке Алексея Макаркина, спорт вообще начинает уходить из высших приоритетов даже и самой власти. «Апогей спорта был в 2014 году, — напомнил эксперт. — Но и тогда ситуация была спорная: кто-то из руководителей стран приехал в Сочи, кто-то — нет. А сейчас руководство больше озабочено образованием, как молодых гениев растить».

Осторожно оценивает ситуацию декан факультета политических наук Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов. Он напомнил, что спорт все-таки больше значит для той, преобладающей части российского населения, что «смотрит телевизор» больше, чем интернет.

«С одной стороны, картина происшедшего достаточно ясна: данные для ВАДА были сфальсифицированы, причем настолько грубым образом и при явном участии российских высоких чиновников, что никакого иного решения ВАДА не могла принять, — рассказал Голосов. — Но вот я сейчас посмотрел, что происходит на Первом канале. Там говорят: что бы Россия ни делала, ее все равно наказывают, потому что ее не любят и боятся! И для аудитории официальных информационных каналов ничего другого и не будет предложено».

«Нужно обладать определенным комплексом патриотических чувств, отношением к собственному государству, чтобы воспринимать такие события остро, — подчеркнул эксперт. — И наиболее острой бывает реакция у тех людей, которые прислушиваются к официальным СМИ. А другая часть и не склонна ничего хорошего ожидать от государства. Будущее покажет, насколько для той аудитории, которая свободна от информационного контроля, эти события покажутся важными и удивительными».

По мнению независимого политолога Дмитрия Орешкина, «сказкам про заговор русофобов будет верить все меньше народа». «Это впишется в тенденцию постоянного снижения, разочарования, — предположил Орешкин. — Я думаю, понемножку у людей начинают возникать сомнения: «а может быть, что-то не так в консерватории?» Может быть, наши мастера «писать в пробирочку» достали всех слегка? С другой стороны, еще поднимется рейтинг Сталина, потому что при Сталине такого не было».

Ни у кого из политологов не вызывает удивления неспособность власти приструнить своих спортивных жуликов-чиновников. «Главными были вопросы результатов, и те люди, которые их давали, пользовались поддержкой, а какой ценой — неважно», — отметил Алексей Макаркин.

«Как обычно, сочетание корысти и головотяпства, отсутствия контроля, — предположил Григорий Голосов. — На одном этапе подмухлевали, а контроля не было, потому что контролирующий сам собирался подмухлевать на другом этапе».

«Выстроив вертикаль, вы должны обеспечить лояльность ее действующих элементов, — напомнил Дмитрий  Орешкин. — Если при Сталине лояльность обеспечивалась смертельным ужасом, теперь вертикаль перешла к обеспечению лояльности с помощью коррупционной «скупки». Людям позволяют воровать, а взамен они должны обеспечить правильные результаты на вверенном им направлении. Я не вижу здесь проявления слабости режима, вижу закономерности того пути, который режим избрал не 20, а где-то 15 лет назад».

Леонид Смирнов

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru