«Твой друг — презерватив», или Половая социализация у маминой юбки?

Чиновники и педагоги никак не могут определиться, кто должен рассказать подрастающим детям «об этом».


© СС0

Вопрос о сексуальном просвещении в школе пребывает в нашей стране в «подвешенном состоянии». Разговоры идут десятки лет, конкретного решения так и не принято, и об этом уже как-то постепенно стали забывать: в конце концов, люди как-то сами учатся любви и плотской, и неплотской.

Но время от времени вопрос «всплывает». Так, на днях министр просвещения РФ Ольга Васильева на вопрос РБК ответила: «Я бы хотела родителей призвать к очень простой вещи: разговаривайте со своими детьми о сексуальной культуре. Разговаривайте соизмеримо возрасту и изменившейся возрастной ситуации в том числе». Вести такие разговоры, по словам министра, нужно «вдумчиво и планомерно», и «с любовью к семье».

Васильева добавила, что с трудом может себе представить, как она отдала бы своего ребенка в школу «и там бы просила учительницу говорить о сексуальном воспитании». Она также напомнила, что в старших классах подросткам рассказывают о ВИЧ, но это не связано напрямую с сексуальной культурой.

В то же время, известные педагоги и сексологи не согласны с тем, что науку страсти нежной надлежит оставить исключительно в родительском ведении.

Заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ Александр Асмолов напомнил корреспонденту «Росбалта», что даже в поздние советские годы в школе был предмет «Этика и психология семейной жизни». В котором, правда, секса как такового не было, но «в старших классах дети так или иначе с знакомились с  основами семейной жизни и понимания людьми друг друга».

«Как только ту или иную тему мы делаем „табу“, так включается психологический феномен запретного плода, который всегда сладок, — подчеркнул эксперт. — Поэтому вопросы „половой социализации“ невероятно важны. И ключевой вопрос: кто является источником информации?»

Просто сказать «Пусть все решает семья», по мнению психолога, было бы неверно. «Проблемы воспитания и понимания, связанные с такой великой вещью человечества, как любовь, должны освещаться в разных курсах, — заметил Асмолов. — Безусловно, от родителей уникально много зависит. Но нельзя перекладывать освещение серьезнейших вопросов только на родителей.  Это серьезный риск. И нужен родительский всеобуч, как тактично рассказать об этом ребенку».

Как сообщил «Росбалту» директор Центра образования № 109 Евгений Ямбург, в его знаменитой школе соответствующий курс ведется. «Есть замечательный Институт акушерства и гинекологии, его подготовленные специалисты блистательно лекции читают у нас, отдельно мальчикам и девочкам. Умеют в доступной форме подросткам это передать, не вызывая ни жлобства, ни сарказма. И доверительно, и ребята говорят спасибо». 

«Поскольку мы имеем дело с довольно ранними сексуальными дебютами, с большой угрозой СПИДа, конечно, этим должны заниматься профессионалы. Не каждый учитель это может, — отметил Ямбург. — Но и многие наши родители сами не очень готовы этим заниматься. Это нельзя пускать на самотек».

По поводу тупиковой ситуации с сексуальным просвещением в России Евгений Ямбург заметил: «С одной стороны, это наше вопиющее ханжество до сих пор. А с другой стороны, когда у нас стали в голом виде заимствовать западный опыт,  это было сделано достаточно „топорно“. В начале 1990-х годов перевели голландский учебник, название которого вызвало шок: „Твой друг — презерватив“. Это был такой взрыв! Так тоже нельзя — ну, а дальше сами понимаете, что началось. Жить в мифах нельзя, надо прямо и честно смотреть на вещи и на вызовы времени отвечать».

«На мой взгляд, эта сказка про белого бычка крутится у нас в стране уже ровно 23 года, — заметил „Росбалту“ доктор медицинских наук, профессор, президент Национального института сексологии Лев Щеглов. — В 1996 году еще был объявлен тендер на программу сексуального просвещения. Но потом было сказано: „Чуть-чуть подождем!“. И вот — 23 года ждут».

По мнению Льва Щеглова, просвещение в любой сфере, а тем более — в столь важной, всегда лучше, чем невежество. Эксперт напомнил, что в тех странах, где есть сексуальное просвещение,  гораздо ниже статистка сексуальных преступлений, насилия, незапланированных беременностей, абортов и заболеваний, передающихся половым путем. Это факты, зафиксированные Всемирной организацией здравоохранения, но везде есть люди, желающие факты игнорировать.

«Да, в идеале этим могли бы заниматься родители, — подчеркнул Щеглов. — Но разве министру неведомо, что добрая половина родителей сама невежественна в этом вопросе, а 20-30% семей „зажаты“, и дети никогда не пойдут с мамой и папой на эти разговоры. Можно вспомнить процент матерей-одиночек, которые могут максимум поговорить об этом с дочкой, но вряд ли с сыном! А сколько семей неблагополучных, алкоголизированных, состоящих на психиатрическом и наркологическом учетах».

Профессор Щеглов категорически отверг страхи, что уроки сексуального просвещения станут в некотором роде «приглашением попробовать», и что сексологи, мол, призывают смириться с подростковым сексом. «Никто из профессионалов этого не утверждает,  — подчеркнул эксперт. — Если меня будут обучать правилам семейной жизни, предохранению от болезней, рассказывать, что такое мальчик и что такое девочка, этим меня не приглашают к добрачному сексу.  Работая с десятками тысяч людей, я знаю, что среди нормальных людей есть запрос на то, чтобы просвещение было и в этой сфере. А вот воспитание — это уже дело родителей». 

Курс сексуального просвещения, по мнению Щеглова, в идеале должен быть продолжительным и начинаться с младших классов. «Речь о том, от чего обычный обыватель не может отстроиться. Ему кажется, что сексуальное  просвещение — это рисование на доске половых органов, рассказ, как рождаются дети, — отметил эксперт. — Это так, но сначала это разговоры о семье, о ролях в семье, о родителях и детях. Об анатомии и психологии, о чувстве любви, ответственности, в том числе юридической. А потом уже, годам к 15, непосредственно и о безопасном сексе, избегании нежелательной беременности, профилактике абортов и т. д».

Минимальный же курс вполне можно было бы организовать в течение нескольких недель.  Преподавать данный предмет должны не учителя (но и не родители), а школьные психологи. Уровень современного города позволяет собрать их на соответствующие семинары, что не потребует больших усилий и затрат.

Леонид Смирнов