Технократ, управленец и бюрократ

Что ждет медицину и образование под руководством новых министров, и смогут ли они самостоятельно решать хоть что-нибудь во вверенных им отраслях, рассуждают эксперты.


© Коллаж ИА «Росбалт»

Министром науки и высшего образования в новом правительстве Михаила Мишустина назначен бывший ректор ТюмГУ Валерий Фальков, министром просвещения стал бывший глава Рособрнадзора Сергей Кравцов, а Минздрав возглавил бывший руководитель Росздравнадзора Михаил Мурашко. Чего нам ждать от новых назначений, и хорошо ли знают этих людей в профессиональном сообществе, «Росбалт» спросил у экспертов.

Профессор ВШЭ, автор школьных учебников Александр Архангельский:

Фото из личного архива Александра Архангельского

 

«Валерия Фалькова я не знаю лично. Знаю лишь, что возглавляемый им университет — один из прорывных региональных вузов. Туда перебрались даже некоторые известные московские профессора. В общем, в деле мультимедиатизации и цифровизации в этом университете все хорошо. Это тот случай, когда региональный вуз не просто конкурирует, но претендует на ключевые позиции в отрасли.

Что касается Сергея Кравцова, он в прямом смысле слова управленец. Какие у него образовательные взгляды, я не знаю. До сих пор он их не особенно озвучивал. Но одно дело — руководить Рособрнадзором, и совсем другое — быть министром. Это все-таки политическая фигура. Какую он будет проводить политику — я понятия не имею. У меня даже гипотез нет. Это зависит, с одной стороны, от того, какой заказ ему дали вышестоящие начальники. С другой стороны, от того, насколько он будет самостоятельной фигурой, насколько будет зависеть от интересов корпораций, производящих учебники, и насколько у него есть свои взгляды на методическое обеспечение школы. У предыдущего министерства была архаичная модель. У меня, может, взгляд субъективный, поскольку я игрок на рынке учебников, и то, что делала на посту министра Ольга Васильева, мне не могло нравиться. Но мне кажется, это была попытка отменить современность, и вернуть то прошлое, которое навсегда ушло. И методически, и идеологически. Но при этом я верю, что Васильева была абсолютно искренней. Она верила в то, что делала. Легче ли нам от этого — другой вопрос. Какая-то цельность в ее политике была, но при этом, был полный административный хаос. Очевидно, что управленческие навыки руководства и в Минпросе, и в Минобрнауки были ниже всякой критики. Что изменится — не знаю.

Уверен, что с управленческими функциями и Кравцов, и Фальков справятся. В этом у меня нет никаких сомнений. Вопрос в том, какими методами. Прозрачность ЕГЭ, которой удалось добиться Кравцову на посту главы Рособрнадзора, была достигнута полицейскими мерами: рамками, досмотрами, изъятиями. Но задачу он решил: воровать экзаменационные задания и распространять их по всей стране перестали. Что касается идеологической составляющей, для меня будет показательной история с ФГОС, которые до сих пор не продавлены через систему. Против них выступили и ОНФ во главе со Шмелевой, и Российская академия образования. Сделает ли Кравцов вид, что этого всего не было, и просто подпишет то безобразие, которое мы имеем на сегодняшний день, или попытается все-таки поработать с этими стандартами, особенно — с их приложениями. Именно от этого будет зависеть ответ на вопрос о том, какой будет образовательная политика.

Что касается Минобрнауки, Фалькову досталось тяжелое наследство: конфликт с Академией наук не погашен, идеального управления, обещанного ей, никто не предоставил. Проблемы с бюджетными местами и с их распределением тоже сохраняются. Я даже не представляю, с чего новый министр должен начать, чтобы выстроить какую-то систему».

Зампредседателя комитета Госдумы по образованию Олег Смолин:

Фото Евгения Шабанова

 

 

«К должности министра Сергей Кравцов хорошо подготовлен. Но большинство системных проблем российского образования зависят не от министра. Финансирование образования сейчас отдано в регионы. Заработная плата педагогических работников — тоже прерогатива субъектов. А от нее зависит кадровый дефицит в российском образовании.

Отчасти от министра зависит решение проблем бюрократизации образования, но только на 20%. На остальные же 80% — от разного рода надзоров и контролирующих органов. От министра зависит содержание образования, поэтому я надеюсь, что федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС), которые подверглись критике, в том числе, со стороны Российской академии образования, при новом министре будут пересмотрены.

Можно пожелать Сергею Кравцову, чтобы ему удалось решить проблемы, которые зависят от него, и чтобы правительство помогало ему в решении проблем, которые от него не зависят. В частности — в области финансирования и статуса педагогического работника».

Академик РАО Александр Асмолов:

Фото с сайта firo.ru

 

«Два новых министра, при всем различии, обладают сходными особенностями. Они находятся в возрасте профессиональной молодости, и карьеру строили именно в образовании.

Сергея Кравцова я знаю последние 20 лет. Весь его профессиональный путь связан с образованием. Он знает этот мир не понаслышке, а в реальности. Он „нормально технократичен“, с его именем связана некоторая модернизация ЕГЭ, которая проводилась в нашей стране.

Ключевыми характеристиками образовательной политики Ольги Васильевой были замшелость и архаизм. С приходом Кравцова появилась надежда, что мы будем иметь дело с иной образовательной политикой. В этой ситуации для нас невероятно важно, будет ли Сергей Кравцов пытаться предлагать архаичные стандарты тюркского периода, и тем самым превращать наших детей в зомби, будет ли серьезнейшим образом модернизировать ЕГЭ, и уйдет ли от формулы, которая сегодня неявном виде существует: школа для ЕГЭ, а не ЕГЭ — для школы. Сумеет ли он выстроить новую программу? От этого ответа и зависит будущее образования.

Что касается Валерия Фалькова, лично я с ним не знаком. Но знаю от коллег, что он умеет договариваться, а также весьма продвинут. Например, в Тюмени он создал структуры, позволяющие проводить исследования на уровне международных стандартов. Иначе говоря —  Валерий Фальков открыт к инновациям. Он прошел серьезнейшую подготовку по госуправлению в президентской академии, и был очень ярким участником команды».

Президент Лиги защиты врачей Семен Гальперин:

Фото Facebook С.Гальперина

 

«Хуже уже не будет, потому что в бытность министром Вероники Скворцовой отрасль довели до ужасающего состояния. Теперь придется проводить реанимацию умирающей системы здравоохранения. На днях новый министр Михаил Мурашко высказался о том, что нужно остановить безудержное преследование врачей за их профессиональную деятельность, и что уголовные дела, которые открывались последние годы в их отношении, в значительной степени неправомерны. Это дает нам повод предполагать, что в отличии от прежнего руководства ведомства новое все-таки будет защищать права врачей. Но, повторюсь, что хуже уже некуда, поэтому мы ждем лучшего.

В здравоохранении скопилось много проблем, связанных, в том числе, с сокращением медицинских учреждений, с финансированием отрасли, с массовыми увольнениями. Надеюсь, новое руководство признает тот провал, который произошел в здравоохранении в последние годы, и откажется от курса по оптимизации отрасли и экономии на здоровье людей».

Сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов Юрий Жулев:

Фото из личного архива

 

«Михаил Альбертович нам знаком. Мы, как пациентское движение, с ним взаимодействуем в рабочем порядке на протяжении долгих лет. Для нас его кандидатура понятна. Мы уверены в сохранении и даже наращивании уровня взаимодействия с пациентским сообществом.

Проблем в здравоохранении накопилось много, и с назначением нового министра они никуда не исчезли. Это и дефицит кадров, и сроки ожидания помощи, и уровень бесплатной медицины. Но мы ожидаем, что с приходом Мурашко здравоохранение будет разворачиваться лицом к пациентам. Он человек высоко профессиональный, но главное — погружен во все темы и готов включиться в работу мгновенно. Ему не нужно никакого периода для раскачки.

Не буду жаловаться на работу предыдущего министра. Нас слышали и до этого. После ухода Скворцовой незнакомая фигура вызывала бы у нас опасения. Кандидатура Мурашко понятна пациентскому сообществу».

Профессор кафедры управления и экономики здравоохранения ВШЭ, президент «Общества доказательной медицины» Василий Власов:

Vvvla, CC BY-SA 4.0, Википедия

 

«Я думаю, что господин Мурашко неплохо подготовлен для того, чтобы быть министром. Мы можем ожидать от него более ясного, бюрократически строгого стиля управления. И если его предшественница Вероника Скворцова только иногда употребляла такие выражения, как „корригируйте свою речевую продукцию“, я думаю, от Мурашко мы будем слышать в адрес людей от здравоохранения, в особенности — критически высказывающихся, значительно более грубые слова. Но, подчеркиваю, это форма. А по содержанию, я думаю, мы получим более прямолинейное бюрократическое управление.

По законодательству Минздрав должен быть органом выработки политики здравоохранения. Политика вырабатывалась у нас плохо. Думаю, это направление окажется самым слабым и впредь.

В течение последних 15 лет Минздрав так же, как и прочие ведомства, стал выстраивать свою вертикаль управления: как при советской власти были свои маленькие „сталины“ в каждой губернии, точно также и министерство здравоохранения занималось не только политикой, но еще и управлением здравоохранением страны. По Конституции и по законам страны это вообще не его полномочия. Я полагаю, что эта линия при новом министре здравоохранения заметно усилится. Но, думаю, в этом может быть не только вред, но и какая-то польза».

Анна Семенец


Ранее на тему СМИ: Васильевой предложат место президента РАО

Голикова: Отраслевая система оплаты труда медработников будет принята в апреле

Новый глава Минздрава РФ пообещал «пациентоориентированность»