«Наше имя — Борис Немцов!»

Протестный марш в пятую годовщину убийства оппозиционного политика собрал в Москве, по разным оценкам, от 10 до 22 тысяч участников.


© Фото ИА «Росбалт»

«Немцов марш»-2020 прошел без чрезвычайных происшествий, организованно и, можно сказать, «дисциплинированно». Шествие началось в 14:00 со Страстного бульвара, а завершилось на проспекте Академика Сахарова — ровно в 16:00.

И сам протестный марш, и маршрут его по Бульварному кольцу для многих московских интеллигентов привычны, как «для доброго коня». Выделить в сегодняшнем событии что-то особенное не так просто. Пожалуй, можно все-таки отметить: крика стало поменьше и побольше порядка, не только с «полицейской» точки зрения — побольше некоей жесткости и суровости самих демонстрантов.

Нынешний марш — так сказать, «первый черный юбилей»: пять лет после убийства Бориса Немцова. Кроме того, как сетует демократическая общественность, во многих городах аналогичные акции не разрешили. Из Северной столицы поступили сведения о задержаниях. Это комплиментарно выделяет московскую мэрию, которая марш согласовала. Но в то же время сами демонстранты чувствуют, что режим в стране ужесточается. И не последний ли это марш, кто знает? Так могли спросить себя многие.

Фото ИА «Росбалт», Петр Годлевский

Все это — траур по общепризнанному и любимому многими лидеру оппозиции, чье убийство, по общему демократическому мнению, осталось безнаказанным, поскольку не найден его «заказчик», а также общее ощущение сгущающегося авторитаризма — добавляло в атмосферу тревоги. Хотя никого не задерживали и не били.

Традиционно с часу до двух демонстранты собирались на Страстном бульваре. Где их тоже не все так уж приветствовали. «Вот же, «яблоки» гнилые! Делать им нечего, а людям в театр не пройти!» — бурчала одна дама, следуя мимо колонны партии «Яблоко». Впрочем, она была с детьми — а район сей театральный, где идут и детские дневные спектакли. Этой напряженности, в принципе, можно было бы избежать, если бы демократическая публика показала еще больше дисциплины и не толпилась на тротуаре, для шествия же высвободили проезжую часть. «Это все на деньги этих… американцев!» — рассуждал некий мужчина, без детей и не торопящийся никуда.

Общих лозунгов дня было два: требование раскрыть, наконец, убийство Немцова, а также протест против властных планов изменения Конституции. Головная колонна шла с полотнищем темно-бордового цвета, с белой надписью: «Заказчик» убийства должен сидеть». А одна из последующих колонн несла белое полотнище с черной надписью: «Мы голосуем: Нет!»

Фото Петра Годлевского

То же разъяснил собравшимся журналистам очевидный лидер марша — еще молодой, но уже многолетний оппозиционер Илья Яшин, который шел впереди, с огромным мегафоном, в расстегнутом сером пальто и белом свитере в голубую полоску, напоминавшем матросский тельник. «Одна из задач сегодняшней акции — сохранение памяти о Борисе Немцове и продолжение его дела», — отметил Яшин, подчеркнув требование найти «заказчиков» преступления. В качестве  второй задачи он назвал сопротивление, по его мнению, «спецоперации» власти по закреплению пожизненного правления президента.

В первом же ряду в центре шел поседевший, но хорошо узнаваемый экс-премьер Михаил Касьянов, чье присутствие было тем более естественно, что 29 февраля — високосный день Касьяна Остудного. Чаще всего звучали лозунги «Наше имя — Борис Немцов!», «Борис Немцов — герой России!», «Герои не умирают!» Постепенно зазвучали также выкрики в адрес президента РФ Владимира Путина и главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова, поскольку «дело Немцова» имеет «чеченский след».

Во главе многих колонн шли барабанщики — можно сказать, что барабанный бой освоен демократией. Одна из колонн несла полотнище в виде украинского жовто-блакитного флага с надписью «Украина, мы с тобой!» Это может не добавить демократам популярности в условиях донбасского конфликта.

И еще звучало требование освободить политзаключенных, в том числе — молодых людей, осужденных недавно по резонансному делу «Сети» (организация, запрещенная в РФ). Одна из колонн несла портреты осужденных на красном фоне. А подойдя поближе, можно было разглядеть новые отличительные знаки: белые повязки и галстучки в черную горошинку.

Фото Петра Годлевского

Как пояснил корреспонденту «Росбалта» один из демонстрантов, волонтер общественного движения «Немцов мост» Дмитрий Пешков, белая лента в черный горошек — недавнее изобретение родителей политзаключенных, которые пожелали так себя обозначить. 

«Здесь шли родители за своих детей, говоря об их незаконных арестах и приговорах. Состряпанные дела, настолько тяжкие, что можно только с ума сойти, — высказал мнение Пешков. — У меня четверо детей, но сегодня я пришел поддержать других детей, нес фотографии заключенных из Ростова. Судьба моих детей может в любой момент оказаться такой же».

По ходу шествия можно было не раз убедиться, что «колонна уходит вдаль». А где-то с высоты холма у стены Рождественского монастыря было видно и замыкающие огни полицейских мигалок. Заявленных 30 тысяч, правда, не было: «Белый счетчик» насчитал 22 тыс. участников, МВД — 10 тысяч.

В конце шествия известный оппозиционер Дмитрий Гудков давал краткие интервью. Он также подчеркнул, что призыв найти «заказчиков» убийства Немцова, при безусловной своей правоте, не должен быть единственным. 

«При диктатуре вы никогда не добьетесь наказания виновников преступления, — выразил мнение Гудков. — Более того, власть вчера внаглую продемонстрировала свое отношение не только к нам, собравшимся здесь, но и ко всему гражданскому обществу, когда наградила сенатора, родственника фигуранта дела, за успехи в законотворческой деятельности, хотя он за пять лет ни одного закона не внес. Это было сделано в годовщину убийства Немцова, это демонстративный плевок в лицо гражданского общества. Надо просто понимать, как они относятся к нам».

Фото ИА «Росбалт», Петр Годлевский

По поводу планов оппозиции в условиях изменения Конституции РФ Дмитрий Гудков заметил:  «Дождемся закона — не знаю, какая будет процедура. Если они не дадут нам возможности контролировать голосование наблюдением, то мы можем агитировать как угодно, толку все равно не будет. Точно к какому-то действию будем призывать, как только увидим закон».

Ровно в 16:00 шествие было закончено, демонстранты разошлись на две стороны — к метро «Красные ворота» и «Сухаревская», а на их место тут же вышла бригада  коммунальщиков в оранжевых комбинезонах — видимо, подметать проспект.

«Более-менее люди пришли, несколько десятков тысяч, и то хорошо, — заметил корреспонденту «Росбалта» пенсионер и уже ветеран «Немцова-моста» Григорий Саксонов. — Хоть на рассаду вольные семена есть в России».   

«Здесь единственное место свободы. А я здесь за будущее своих детей, хочу, чтобы моя страна была свободна и жила по закону»,  —  пояснил водитель-дальнобойщик Андрей Цветков.

«Свободу нужно выражать любым мирным способом, это акция — мирная, — подчеркнул один из молодых демонстрантов, студент Алексей Галошин. — И я хочу почтить память Бориса Немцова, потому что некрасиво поступила власть, или кто там от ее имени так поступил, но пять лет назад было очень неприятно! Я рад, что сегодня здесь столько людей. Сначала, когда я пришел в 12:30, было не так много, как на митинге по «московскому делу» в августе. А сейчас я вижу, еще побольше собралось, очень круто».

Леонид Смирнов


Читайте также «Бориса не хотели видеть президентом»: подруга Немцова назвала свою версию убийства

Накануне 8 марта петербуржцы вспоминают женщин-политзаключенных

Путин: Мы что, хотим, чтобы у нас на улицах жгли машины?