Кредиты и нужда как двигатели пандемии

Часть россиян и мигрантов останется без работы. Одни не смогут вернуться домой, другие просто окажутся без денег на жизнь и на выплаты кредитов.


© Фото Марины Бойцовой

Чем временный карантин может обернуться для страны, в которой миллионы внутренних и внешних мигрантов, у каждого второго есть кредит, и даже не один, зато совсем отсутствуют накопления, «Росбалт» спросил экспертов.

Как рассказал директор Центра социально-политического мониторинга ИОН РАНХиНС Андрей Покида, многие мигранты из Средней Азии работают в России нелегально. «Несколько лет назад таких было около 80%, сейчас — половина или чуть больше. У россиян ситуация не многим лучше. Среди них тоже достаточно людей, которые работают без официального оформления или оформлены с минимальной оплатой труда. Среди наемных работников таких порядка 10-15%. Все находятся в одинаково сложных условиях. В случае снижения потребления снижается и занятость: как в официальном, так и в теневом секторе», — считает он.

Сейчас российские власти ввели меры по запрету въезда в страну до конца мая, отметила ведущий научный сотрудник ИНСАП Юлия Флоринская. Это значит, что мигранты, которые весной обычно приезжают в Россию на временную работу, останутся дома, и нагрузка на рынок труда снизится. Но, с другой стороны, в стране остаются мигранты, которые либо не могут выехать на родину, либо опасаются, что потом не смогут вернуться.

«Понятно, что об иностранных работниках будут заботиться в последнюю очередь. В любой кризис их увольняют первыми», — считает Флоринская.

Строительство — основная сфера, в которой заняты трудовые мигранты из Средней Азии — свернется в последнюю очередь. Если новые работники не приедут, то находящихся здесь будут использовать на полную катушку, полагает эксперт. Это значит, что по крайней мере они без денег не останутся.

«Из тех сфер, в которых традиционно трудятся мигранты, в первую очередь сократят работников общепита. Сектор домашней занятости тоже просядет. Люди начнут экономить деньги. Многие останутся дома, и потребность в услугах нянь и домработниц отпадет. Некоторые просто побоятся пускать в дом лишних людей. Что будет дальше, зависит от того, смогут ли иностранные мигранты уехать или нет. В России без работы и без средств к существованию они долго не протянут. В мегаполисах могут возникнуть сложности. Важно, как в этой ситуации поведут себя миграционные власти, будут ли продлевать патенты. Возможно, стоило бы ввести некоторые послабления и для работающих в России иностранцев, которые в эти три месяца задержат оплату разрешительных документов. Но пока ни о чем таком я не слышала», — отметила Флоринская.

О том, что в действительности сейчас происходит с иностранными работниками, рассказала «Росбалту» директор миграционных программ международной некоммерческой организации Tong Jahoni Валентина Чупик.

По ее словам, вузы распустили иностранных студентов на принудительные каникулы, многим из них аннулировали визы. Владельцы общепита уже начали увольнять людей, чтобы сократить свои издержки. Возникли проблемы с невыплатой зарплат. Люди, оставшиеся без средств к существованию, пытаются вернуться домой, но безуспешно.

«Люди не могут улететь, потому что, во-первых, Россия закрыла свои границы, во-вторых, страны их происхождения закрыли границы. Рейсы отменены. Некоторые продавали им билеты по 30-60 тысяч рублей, заведомо зная о закрытии границ и авиасообщения. Теперь деньги они не возвращают, объясняют, что это форс-мажор, и они не виноваты. Предстоят долгие судебные процессы. Но суды закрыты, даже подать иски сейчас невозможно. Многие мигранты сутками находятся в аэропортах. Есть им нечего, жить негде. Мы на свои деньги их кормим, хотя у нас нет никакого финансирования: ни спонсоров, ни грантов. Мы тратим на это свои зарплаты. Сейчас на нашем попечении около 700 человек. И я полагаю, что знаем мы далеко не всех», — отметила собеседница агентства.

По ее словам, застрявшие в аэропортах люди начинают бунтовать. «Они говорят: мы не хотим жить в заразной России, где упал рубль, и нам не платят зарплаты. А даже если и платят, это все равно меньше, чем мы сможем заработать на родине. Кроме того, они боятся покидать аэропорт, полагая, что самолеты улетят без них. Хотя никаких самолетов нет. Но возвращаться им некуда: нечем платить за квартиру и не на что есть», — рассказала Чупик.

С одной стороны, по словам эксперта, миграционные службы разрешили продлить пребывание по старым адресам всем, кто здесь находится легально. «Проблема в том, что автоматом регистрацию не продлевают, цепляются за малейшие ошибки — до запятых. Но главное — иностранные граждане не могут сделать этого сами, без принимающей стороны. Только что я разговаривала с женщиной — гражданкой Киргизии. В России она живет у дочери вместе с зятем — тоже из Киргизии. Они целых три дня по шесть часов провели в очереди, чтобы подать заявление на продление регистрации. Но это только благодаря тому, что документы оформляет член семьи. Люди, которые сдают квартиры за деньги и вообще не горят желанием никого регистрировать, вряд ли пойдут на такое», — считает Чупик.

По мнению эксперта, многие иностранные граждане в один миг могут оказаться в России вне закона. «Поскольку суды закрыли, и решений о депортации они больше не принимают, эту функцию взяли на себя в управлении по вопросам миграции. Они берут с людей обязательство о том, что те покинут страну в течение пяти дней. Как это сделать, когда наземные пути и авиасообщение закрыли? Телепортироваться? При этом, если мигранты не уедут, они подлежат посадке в тюрьму», — подчеркнула она.

Россиян, которые уезжают из регионов на заработки, в мегаполисах не меньше, чем трудовых мигрантов из Средней Азии, и работают они, как правило, в тех же отраслях, говорит Флоринская. «Им, конечно, проще вернуться домой и переждать карантин дома. Но по ним эта ситуация тоже ударит. Многие из них тоже рискуют остаться без денег. Именно они до последнего будут выходить на работу, ездить в общественном транспорте. Именно эти люди больше остальных подвержены заражению», — подчеркнула эксперт.

На самом деле, мы сейчас только в начале пути, считает директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков. «У нас практически встали авиаперелеты. Очевидно, потребуется большая помощь авиакомпаниям, иначе к лету мы с вами рискуем остаться без авиаперевозчиков. Следующей будет сфера услуг. Уже объявили, что закрываются кинотеатры. В торговых центрах именно они были одним из главных мест притяжения людей. Значит, посетителей и в ТЦ станет меньше. В тех самых ТЦ, которые и так, по моим наблюдениям, на треть стояли пустыми до всех этих событий. Дальше посыпятся точки общественного питания: кафе, рестораны и все, что с этим связано. По оценкам Торгово-промышленной палаты, у нас может обанкротиться около трех миллионов мелких и средних предпринимателей. Многие из них брали кредиты на свой бизнес, у их работников тоже долги перед банками, в том числе, ипотека. И это, повторюсь, еще начало. По официальным цифрам, мы сейчас находимся в ситуации Италии два месяца назад», — считает Солодков.

При этом, по словам эксперта, поведение людей, мягко говоря, плохо соответствует реальности. «Больные люди совершенно спокойно ходят по улицам, в аптеках невозможно купить элементарных масок для защиты. В мегаполисах продолжает работать метро, при запрете собираться больше 50 человек. С точки зрения развития эпидемии это вызывает большие опасения», — отметил он. Но здесь важно понимать, что именно нужда, страх потерять квартиру из-за невыплат по ипотеке гонят людей на работу.

Вместе с распространением коронавируса, по мнению собеседника агентства, будет расти и количество плохих кредитов. Это будет касаться как потребительских займов, так и кредитов, выданных бизнесу.

«Можно ли посадить людей по домам и раздать им денег? Сложный вопрос. Но Италия посадила, Франция посадила, Великобритания приняла такое решение вчера вечером. Это делают для того, чтобы система здравоохранения могла справиться. В Италии отсутствие подобных мер в свое время привело к тому, что в больницы хлынул огромный поток людей с воспалением легких, и реаниматологам пришлось принимать решение, кого подключать к аппарату искусственной вентиляции легких, а кого — нет. Проблема-то именно в этом. Поэтому желательно каким-то образом сдержать рост эпидемии», — считает эксперт.

Теоретически, вслед за коммунальщиками банковская система тоже может приостановить начисление штрафов и пени по кредитам до тех пор, пока не закончится эпидемия, полагает Солодков. Другое дело, что все банки разные, и возможности госбанков и небольших частных финансовых организаций несопоставимы. «Последние и так с трудом могут найти себе место в новой реальности, которая наступила после 2014 года. Если начнутся массовые неплатежи, возникнет вопрос, с чего покрывать издержки. Ведь вы, когда открываете депозит в банке, не интересуетесь тем, как возвращают кредиты. Вас интересуют ваши деньги. Но ваши доходы — производное от доходов банка по потребительским и жилищным займам, все взаимосвязано. Если начнутся неплатежи, понятно, что ресурсов у банков не хватит. И если госбанкам правительство поможет, то всем остальным — вряд ли. И мы с вами рискуем выйти из карантина с одними госбанками, и получить такую же монополию со всеми вытекающими, что и в других сферах. Во всем мире при снижении цен на нефть цены на бензин снижаются, а у нас почему-то продолжают расти. То же самое мы можем получить и в банковской сфере», — полагает эксперт.

Анна Семенец

О том, какие меры необходимо предпринимать, чтобы уберечься от заражения коронавирусом, читайте в материале «Росбалта». 


Ранее на тему Петербуржцев заставляют мерзнуть в очередях на входе в онкологический центр

В России зафиксировали рекордные недельные расходы граждан

В России опасаются веерных банкротств бизнеса