Подушка ложной безопасности

Почему отрицание серьезности заражения коронавирусной инфекцией распространено достаточно широко, рассуждает социальный антрополог Александра Архипова.


© Фото Facebook А.Архиповой

Кто те люди, которые отрицают опасность коронавируса и нарушают (призывают нарушать) режим самоизоляции? Какие социальные группы и слои они представляют, чем мотивированы? На эту тему «Росбалт» поговорил c социальным антропологом, старшим научным сотрудником Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС Александрой Архиповой.

— Александра Сергеевна, слова «социальная антропология» пока еще не столь широко известны. Что за исследования вы ведете?

 — Социальная антропология — это область общественных наук, которая изучает человека, если угодно, как «социальное животное», его поведение в разных обществах. И, соответственно, устройство разных обществ. Хотя считается, что этнографы и антропологи изучают «далекие народы», скажем, папуасов или эвенков, в последние 60 лет мы исследуем и «свое» общество тоже.  Нас интересуют глубинные мотивировки людей: почему люди думают так или иначе.  Для этого мы берем интервью, проводим наблюдение. 

— Поговорим сегодня о «тех, кто отрицает» и «тех, кто нарушает». Это ведь разные сообщества?

 — Да, совершенно разные, мало того, это вообще не сообщества в традиционном смысле слова.  Собственно, у нас нет ни одной группы, которая бы себя называла именно так — «ковид-диссиденты». 

И в то же время — отрицание этой опасности распространено крайне широко. В слабо выраженной форме это выглядит так: «Паника преувеличена, коронавирус не опаснее гриппа. А все, что мы знаем — это власти, ВОЗ или кто-то еще манипулирует со  статистикой». В острой форме: «Никакого вируса нет, а это вообще заговор правительства с целью нас всех подчинить своей воле, запереть в цифровой концлагерь, чипировать». Фейк последних дней — нас хотят не просто чипировать, а через тесты и капельницы в больницах ввести некий жидкий чип. Околоправославные круги сейчас сильно охвачены этой идеей «жидкого чипа». 

И таких людей, между этими точками зрения, очень много. Каждый третий, у кого я беру интервью, так или иначе склоняется к идее частичного или полного отрицания. 

— Даже каждый третий? 

 — Да, примерно так. Человек может напрямую этого не манифестировать, но в разговоре постепенно высказывает. Самые активные начинают об этом писать в соцсетях и убеждать окружающих.

Мы знаем, к чему ковид-диссиденство  привело во Владикавказе — к стихийному митингу 20 апреля. Стоит учитывать, что на распространение таких идей повлияли плохая экономическая ситуация в регионе, непродуманное введение самоизоляции. То, что мелкий бизнес весь закрыли, а пивоваренный завод, принадлежащий главе республики, работал, — не может не злить людей и наводит на мысль, что это все придумано или преувеличено. 

Стоит подчеркнуть, что такие скептики и отрицатели появляются практически в любой стране за последние два века, и самые известные из них — «антипривочники». В самом конце XVIII века начинается вакцинация против оспы в Англии, и в 1798 году образуется первая Лига антипрививочников. И в течение всего XIX века британское правительство борется с ними, вводит все повышающиеся штрафы и даже тюремное наказание для тех, кто уклоняется от прививки.

Через 30 лет, когда эпидемия холеры доходит до Российской империи, в городах начинаются холерные бунты: люди говорили, что нет никакой холеры, просто врачи травят «простой люд» мышьяком по наущению правительства, чтобы истребить бедных. И поэтому надо громить холерные бараки и убивать врачей. 

Были и есть ВИЧ-диссиденты, которые утверждают, что вирус ВИЧ вовсе не приводит к СПИДу, и от него не умирают. Как только в Африке началась вспышка лихорадки Эбола, немедленно появились  и ее «отрицатели». Это явление вполне закономерно.

— Чем оно закономерно?

 — Человеку, не близкому к медицине и не знающему биологии, довольно трудно принять медицинскую информацию, диктующую, что ему делать, заставляющее менять поведение и привычный образ жизни. На это люди реагируют всегда крайне болезненно, и готовы на многое, чтобы свой образ жизни защитить. У каждого из нас есть набор представлений, усвоенный от мам, бабушек, друзей, учителей, который трансформирует медицинскую информацию, вызывающую стресс, психологически комфортным образом. Это своего рода «подушка безопасности», наша психологическая защита.

— Подушка ложной безопасности?

 — Конечно. У некоторых она очень тонка, они легко адаптируются к стрессовой медицинской информации  и быстро меняют свое поведение. А у некоторых «подушка» очень толстая и не позволяет целиком усваивать медицинскую информацию. Она «смягчает» ее, позволяет воспринимать легко и не придавать значения. 

Как правило, медицинская информация о новой болезни не дает простого ответа на вопрос, почему так случилось. Надо прочесть гору научных статей, чтобы это понять. Почему возник коронавирус?  Таких переходов вирусов с животных на людей было уже несколько, и было закономерно ожидать нового. И так еще будет. Так было и с холерой, и многими другими болезнями.

Но это ответ на вопрос не «почему?», а «как?» А наш мозг требует, так сказать, «когнитивной завершенности». Мы хотим получить ответ на вопрос прямо здесь и сейчас. «Подушка» создает нам упрощенное восприятие реальности и создает простые причинно-следственные связи. 

Ковид-диссиденты очень легко объясняют, что происходит «на самом деле». Нет якобы никакого вируса, он не опаснее, чем грипп. Это все придумано правительством или ВОЗ, чтобы оправдать свое финансирование, продавать вакцину и наживаться. Как сказала мне одна женщина: мол, теперь, когда люди будут путешествовать по миру, с них всегда станут требовать прививку, она будет стоить $10, и все пойдет в карман ВОЗ.  Создание простых причинно-следственных объяснений понижает тревожность. Конспирологические объяснения «помогают» ориентироваться в новом и непонятном мире. 

На юге России, в Ставрополе и Северной Осетии, распускаются слухи, что люди умирают в больницах от собственных причин, и родственникам предлагают большую взятку за согласие записать эту смерть как коронавирус. Зачем? Якобы, чтобы медики получили надбавки, или усилить панику, выполнить тайный план правительства. Но любое из этих фейковых «объяснений» понижает уверенность людей в том, что самоизоляция нужна.

— Есть тут какое-то социальное распределение? 

 — Исследования в США, Франции и Канаде свидетельствуют, что нет особой зависимости от пола, возраста и т. д. Но исследования, в частности, среди афроамериканцев в США показали, что бедные «депривированные» люди, которые чувствуют, что их ущемили в правах, с гораздо большей охотой поддерживают конспирологические объяснения реальности.  Объясняют все, что происходит, вмешательством внешнего врага. Это правило распространяется в целом на бедные регионы  — именно там мы должны ожидать большего распространения ковид-диссидентства.  Кроме того, на юге России уровень заражения пока довольно низкий. У человека из этого круга нет близких, которые бы столкнулись с данной проблемой. Это усиливает позиции ковид-диссидентов. 

— А что же нарушители карантина? Ведь многие из них даже и не отрицают опасности вируса, просто считают, что она не заслуживает таких строгих мер. Призывают брать пример со Швеции и Белоруссии, где карантин не вводили, и якобы все хорошо. Наиболее, возможно, широкую известность в эти дни получили две социальные группы. Во-первых, это бизнесмены и ассоциированные с ними интеллектуалы, которые «за бизнес переживают». Скажем, блог Ксении Собчак, которая даже укоряла, «общество, так легко решившее, что жизнь важнее свободы»! Или аналогичные высказывания известного урбаниста Григория Ревзина… И вторая группа — те верующие, для которых Пасха важнее всего. 

 — Здесь я вынуждена вам возразить. Вы говорите о совершенно разных вещах.  Существует большое количество людей, которые выражают недовольство действиями правительства. Тем, что правительство не поддерживает бизнес в достаточной степени — с оглядкой на то, как это происходит в других странах, пострадавших от коронавируса.  Что касается Пасхи: массового участия в пасхальной службе не случилось. При этом многих возмутил тайный VIP-молебен в Москве для избранных. 

А кто на самом деле стремится нарушать? Помните, 7 апреля ВЦИОМ опубликовал радостный результат опроса, что 90% населения Москвы   дисциплинированно соблюдает самоизоляцию. Когда я посмотрела сам опрос, там вопрос звучал смешно: «Как вы думаете, соблюдают ли ваши родственники/знакомые самоизоляцию?» Естественно, что большинство опрошенных ответили «Да».

При этом, оперативный штаб по Москве сообщил, что, по данным телефонной геолокации, из 8 млн абонентов (почти все экономически самостоятельное население Москвы!), 3,7 млн в данный день покидали дом более чем на 6 часов 10 апреля. Что совершенно не соответствует данным ВЦИОМ. 

Мы провели свой опрос в крупных городах, анонимный, дистационный, стремясь получить ответы на два вопроса: «Нарушали ли вы режим самоизоляции?» (закрытый вопрос)  и «И если да, то почему» (открытый вопрос, просили максимально подробно написать, почему нарушали)? Число респондентов — 355 человек в возрасте от 20 до 76 лет. Лишь  55% в Москве и 43% в регионах стараются не нарушать, остальные нарушают, так или иначе. При этом, 4% вообще не считают нужным соблюдать режим самоизоляции.

Первая группа причин — трудности со снабжением. По этой причине нарушают 26% от ответивших москвичей и 32% — жителей других городов. В ближайшем магазине может не оказаться нужного. Дешевые товары чаще бывают в крупных супермаркетах, куда надо идти или ехать. 

Вторая важная причина — психологическая. 18% опрошенных москвичей, а в регионах — 25% говорят, что просто не могут сидеть в квартире: у них начинает болеть голова, им нужны какие-то нагрузки. Кто-то ходит в магазин, привязывая к ногам утяжелители, кто-то втайне ходит гулять ночью в парк. Потому что невозможно так жить! 

Третья причина для выхода — необходимость заботиться о родственниках. Ее указали 14% в Москве и 9,5% в регионах. Это большая проблема: системы пропусков у нас не дают никакой возможности оформить ежедневный пропуск для ухода за пожилой родственницей. Французская система выдает всем родственникам специальные пропуска. В Израиле заботу о стариках полностью взяло на себя правительство, им дважды в день привозят горячую пищу. Ничего подобного нет у нас.

Четвертая причина: необходимость ходить на работу у 10% москвичей и 14% в регионах. И еще: потребность выгулять детей: ее отметили 6% в Москве и 8% в регионах.

Вот что заставляет одних граждан нарушать, а других — на них доносить.

Беседовал Леонид Смирнов

Политолог Иван Преображенский из Праги делится в подкасте «Росбалта» подробностями нового «шпионского скандала», связанного с Россией.


Читайте также В Петербурге по делу о взятке задержан замглавы Красносельского района

Заподозренного в поджогах леса приангарского чиновника доставили в больницу с побоями

Тренер по боксу: Ударом «от Соловьева» можно только разбить губу танцору