Как я переболел COVID-19. Три реальные истории

Люди, получившие положительные результаты теста на наличие коронавируса, рассказали, как поняли, что заразились, куда обращались и как выживают в карантине.


© СС0 Public Domain

Когда пропадают обоняние и вкус, эти ощущения ни с чем не спутаешь. А вот температура при коронавирусной инфекции бывает не всегда, рассказывают собеседники «Росбалта».

Дмитрий:

«Я работаю анестезиологом в плановой урологии в одной из московских больниц. Там и заразился, а вместе со мной еще 50-60% врачей. Это сейчас нашу клинику перепрофилировали в коронавирусный стационар, а в начале апреля с ковидными больными мы еще не работали. Из защиты — только маски и халаты. Тесты не всегда дают точный результат, а рекомендаций насчет компьютерной томографии, которая более точно показывает характерные для ковид изменения в легких, тогда еще не было.

Но к нам привозили экстренных пациентов по „скорой“, которых приходилось срочно оперировать. Кто-то из них впоследствии оказался ковид-положительным. Так что первыми подхватили инфекцию все экстренные урологи. Там врачи почти в полном составе ушли на больничный. От них заразились уже все остальные, поскольку ночью они дежурили в экстренном отделении, а днем выходили оперировать в плановое.

Очень тяжело заболел мой коллега. У него поднялась температура, начались одышка, кашель, ломота в теле. Он живет в Подмосковье. Там, как известно, в больницу лучше не попадать: другие условия, другое лечение. Поэтому я сам забрал его из дома, сделал компьютерную томографию, которая показала пневмонию в начальной стадии. Его госпитализировали в ту больницу, которую перепрофилировали уже в коронавирусный стационар.

Мне, как человеку, который контактировал с зараженным, тоже сделали тест. Он пришел положительным. Меня тут же отправили домой в карантин. На тот момент из симптомов была только общая слабость. Потом началась одышка, очень сильные ознобы по ночам с мышечными болями, но температуры не было. Но все равно можно сказать, что болезнь протекала в легкой форме, поэтому меня оставили лечиться дома. Поскольку я сам — врач, у меня есть датчик сатурации, я отслеживаю свои показатели. Компьютерную томографию я сделал просто для себя, попросил знакомого врача, потому что в Подмосковье, где я прописан, не делают КТ при отсутствии температуры. Мне была непонятна одышка, я попросил коллегу, и он пошел мне навстречу. Оказалось, что пневмония все-таки есть. Так что я и сейчас нахожусь на больничном.

Это очень хитрая болезнь. Вроде чувствуешь себя нормально, думаешь, что выздоровел, но через какое-то время начинается вторая волна, и тебе опять становится хуже. Я тяжело не болею, но у меня остаются изменения, характерные для ковид-пневмонии: тахикардия, повышенная утомляемость, одышка. Тяжелые симптомы — мышечные боли, ломота, были только два дня — по ночам. На третий день практически прошли.

В Москве человека сажают на строгий карантин, аннулируют пропуск. Выйти из квартиры ты просто не можешь. А в Подмосковье вообще никто за этим не следит.

Чтобы открыть больничный, нужно сообщить на горячую линию, что тест пришел положительный. После этого ко мне еще несколько раз приходили из районной поликлиники для забора мазков.

Конечно, при наличии такой возможности, лучше всего зараженному жить в отдельной комнате от семьи, разделить посуду, мыть полы регулярно. Мы с супругой все это делали, но не контактировать было невозможно. Кроме того, больничный ей не дали, и мы знали, что в этом случае от ковида не убережешься. У нее симптоматика была более характерной: пропали вкус и обоняние. Это ощущение ни с чем не спутаешь. Кстати, мои более молодые коллеги — приверженцы ЗОЖ — перенесли ковид в более тяжелой форме: сложнейшая пневмония, госпитализация».

Юлия:

«Я самоизолировалась в квартире своего молодого человека, поскольку с 20 марта нашу компанию уже перевели на дистанционку. С тех пор ни с кем, кроме членов его семьи я не контактировала. Но у моего молодого человека заболел коронавирусом брат. У него начались явные признаки, и 2 мая его госпитализировали. Буквально через день появились признаки ковида у меня: сильная головная боль, головокружение, слабость, температура — в районе 38 градусов. Я поняла, что, скорее всего, тоже заразилась. На следующий день вызвала врача. В районной поликлинике сказали, что в течение двух дней он должен быть. На второй день никто так и не появился. В итоге я вызвала „скорую“, потому что мое состояние меня пугало. Бригаде я сразу сообщила, что контактировала с человеком, которого госпитализировали с 25% повреждением легких. На что врач заявила, что у меня банальное ОРВИ, и я просто перенервничала — отсюда и учащенный пульс. „Скорая“ уехала. Я еще раз позвонила в поликлинику, сообщила, что врач от них ко мне так и не пришел. Мне дали телефон дежурного администратора, который должен этот вопрос контролировать. С трудом дозвонилась. Врач пришел в тот же день, взял мазки у меня и моего молодого человека, и посадил нас в карантин — официально, с постановлением о запрете покидать квартиру. Мне выдали антибиотик, а моему молодому человеку никакую поддерживающую терапию не назначили, потому что симптомов особых у него не было.

Врач выписала мне назначение на КТ, и сказала, что действительно оно две недели, добраться можно либо на личном транспорте, либо на „скорой“. Но предупредила, что „скорая“ может отказать. Это было 6 мая. 9 мая у меня начался кашель и боль в груди при глубоких вдохах. Результаты теста к тому времени мне так и не сообщили. Я вызвала „скорую“, объяснив, что меня направили на КТ. Врач сказала, что в их базе я уже числюсь как ковид-положительная, и что транспортировку на КТ мне должны были обеспечить в районной поликлинике в тот же день, а направление уже не действительно. В итоге, „скорая“ за мной все же приехала. Бригада сопроводила меня на КТ. Ждать оказалось не долго. Все вместе заняло не больше двух часов. При этом девушка, которая сидела со мной в очереди, рассказывала, что в свой первый приезд провела в очереди около 9 часов. Помимо КТ мне сделали ЭКГ, взяли кровь. Томография показала поражение легких на 25%, но отправлять в ковидный стационар меня не стали. Домой я добиралась уже сама — на такси. Оказывается, так тоже можно. Поскольку обратно из больницы домой тебя уже никто не везет. Кстати, таксист потребовал у меня цифровой пропуск на посещение медицинского учреждения, а вот когда мой молодой человек ездил на КТ, у него никаких QR-кодов не спрашивали.

После того, как я приехала с КТ, мне позвонили из поликлиники и сказали, что тест пришел положительный. Через пару дней ко мне еще раз пришел врач. Оформили больничный. Дополнительных препаратов, кроме уже назначенных антибиотиков, не давали. Сейчас мне регулярно звонят врачи, следят за состоянием. Конечно, сатурацию крови удаленно не измеришь, но, в целом, это похоже на стандартный визит к терапевту. Теперь мы не имеем права покидать квартиру. Еду заказываем с доставкой. Проблему с мусором решает мусоропровод: мы по-максимуму зачехляемся, надеваем перчатки, маски, и выходим. Обрабатывали ли после подъезд, сообщали ли соседям, что рядом с ними живет ковид-положительный больной, я не знаю».

Анастасия:

«Я живу с молодым человеком. Как-то утром он мне сказал: „слушай, что у нас с матрасом? У меня все тело ломит!“ Ну, я сначала пошла выбирать новый матрас, а потом вспомнила, что боль в мышцах — это симптом коронавируса. Через несколько часов у него поднялась температура — до 39, приехала „скорая“, сделали тест, результат — положительный. Через пару дней у меня тоже поднялась температура — до 37. Конечно, я понимала, что это ковид. Сделала тест — положительный.  

Что касается симптомов, у меня был стандартный набор: температура 37-38, дикая боль в мышцах, как-будто жестко потренировалась сразу после карантина, боль в глазах. И самое для меня странное — отсутствие запахов и вкусов. Это так непривычно. Нос не заложен, а ароматов нет. Я отчаянно солила и перчила пищу. Не помогало. При этом общее состояние было нормальным. Я продолжала работать из дома. 

Прошло все это через неделю. Самое тяжелое состояние было день на третий. Когда я уже устала от вечно ноющей спины и безвкусной еды. А на седьмой день все начало сходить на нет. И сразу после я почувствовала себя здоровой.

История со врачами заслуживает отельного внимания. Когда молодому человеку подтвердили ковид, а у меня поднялась температура до 38, я позвонила в „скорую“. Мне там сказали: „Если вы не умираете, мы к вам не приедем. Сидите просто дома“. В итоге я добилась своего, ко мне приехала-таки неотложка и взяла тест. И примерно на неделю — тишина. А потом, когда тест показал +, мне стали звонить отовсюду: Роспотребнадзор, департамент здравоохранения, еще кто-то. Меня подключили к телемедицине, когда все симптомы уже прошли, и каждое утро я завтракала со врачами, которые настойчиво гоняли меня по симптомам, на все вопросы получая „нет“. Но они звонили. Ежедневно и настойчиво. А спустя еще недели полторы ко мне пришли из больницы! Сделали повторный тест (его, к слову, потеряли), потом еще один. И еще. Все это время от симптомов не оставалось следов, но с карантина меня не снимали, и ежедневно звонили врачи с вопросом „Как ваше самочувствие?“

Изоляции от домашних не было. „Скорая“ нас с молодым человеком не разъединяла. Мы переболели вместе. И в однушке, точнее даже — студии, сидели вместе. Сначала у нас была паника, кинулись заказывать продукты в крупных сетях, но доставку везде ставили на „через неделю“. К нам тем же вечером приехали друзья, не заходили в квартиру, разумеется, и привезли мешки с продуктами. Потом была стадия „доставка пиццы“, нужно ведь было как-то бороться с хандрой, но в итоге мы нашли продуктовые у дома и попроще, которые ежедневно привозили нам продукты через час после оформления заказа. С мусором тяжелее. Врач „скорой“, уходя, посоветовала: „У нас одна пациентка с балкона выбрасывает“. Мы своих соседей не знаем, но заочно любим, поэтому решили не хулиганить. Складывали мусор на балконе, хорошо, что он не застекленный. Через неделю-другую мусор ставить было некуда. И мы пошли на маленькое преступление: молодой человек ночью, где-то между 02.00 -03.00, снарядился почти, как врачи, которые заходят в инфекционное отделение, и бежал к мусорке в 100 метрах от дома.  А насчет изоляции от мира — я привыкла и даже полюбила это отшельничество. Я до сих пор на карантине. И не знаю, хочу ли из него выходить».

Анна Семенец

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему В инфекционной клинической больнице № 2 коронавирус подтвержден у 256 человек

У почти 300 пациентов инфекционной клинической больницы № 2 диагностировали коронавирус

СМИ: Около 9,5 тысяч российских медиков заболели коронавирусом в апреле