«Громкий» обвиняемый стал «ценным» свидетелем

«Теневой банкир № 1» Иван Мязин дает показания, в том числе — по делу в отношении экс-сотрудников ФСБ Дмитрия Фролова и Кирилла Черкалина.


© СС0 Public Domain

Первый кассационный суд оставил в силе приговор Ивану Мязину — «теневому банкиру № 1», создателя некогда самых крупных каналов по выводу денег из России. Но в колонию он не отправится. Мязин останется в СИЗО как важный для СКР свидетель, в том числе — по делу в отношении экс-сотрудников ФСБ Дмитрия Фролова и Кирилла Черкалина.   

Изначально Подольский суд вынес Ивану Мязину крайне мягкий приговор. Служитель Фемиды дала ему пять лет колонии за хищение из Промсбербанка 3,2 млрд рублей. Проведший приличное время в СИЗО Мязин вскоре мог просить об УДО. Приговор обжаловало АСВ. В результате Мособлсуд увеличили Мязину срок наказания с пяти до восьми лет заключения. Таким решением были не удовлетворен уже сам Мязин, однако Первый кассационный суд оставил его в силе.

Впрочем, как выяснилось, отбывать наказание в колонию Мязин не отправится. Он остается в СИЗО столичного региона, причем числится уже не за МВД, расследовавшем дело о хищениях в Промсбербанке, а за СКР. Для Следственного комитета Мязин ценный свидетель. Его показания среди прочего легли в основу обвинения замначальника Управления «К» ФСБ РФ Дмитрия Фролова по эпизоду о получении взяток за покровительство банку «Кредитмипэкс». Сейчас Фролов уже знакомится с этими материалами. Также Мязин дал показания по ряду других эпизодов, которые сейчас расследуются.  

Теневой банкир Иван Мязин в свое время был участником самых крупных каналов по отмыванию денег. «У Мязина имелись обширные связи в правоохранительных органах, а также в ЦБ РФ и действовавшей на тот момент ФСФР», — заявляли на допросах свидетели. По версии следствия, в массовом выводе средств из РФ ранее участвовали «Русский земельный банк», «Российский кредит», «Саммит банк», Deutsche Bank, эстонское отделение Danske Bank и др. При этом Иван Мязин организовывал «прикрытие деятельности инвестиционных компаний по выводу денежных средств за рубеж через свои связи в ЦБ РФ, организовывал потоки денежных средств, поиск и вовлечение в данную деятельность сторонних банков и инвестиционных компаний».

Согласно материалам дела, Мязин и два других совладельца Промсбербанка — Олег Белоусов (находится в розыске), Алексей Куликов (осужден) — создавали фирмы, куда стягивались обналиченные денежные средства для их последующей передачи в виде взяток в ЦБ РФ. За эти деньги представители Банка России «не замечали» незаконные операции по переправке гигантских сумм за пределы страны.

Было установлено, что Мязин, Куликов и Белоусов за счет средств, похищенных в российском банковском секторе, приобрели «иностранный банк CDB, расположенный на территории Республики Кипр».

Олег Белоусов, Алексей Куликов и Иван Мязин были тесно связаны с сотрудниками ФСБ Кириллом Черкалиным и Дмитрием Фроловым, которые сейчас находятся под стражей. А Куликов и Фролов и вовсе являлись очень близкими друзьями. По мнению оперативников, эти отношения носили не просто товарищеский характер, за ними скрывались очень большие суммы, значительная часть которых могла оседать у контрразведчиков.

По версии СД МВД РФ, акционеры Промсбербанка Алексей Куликов, Иван Мязин, Олег Белоусов отдавали распоряжения выдавать под фиктивные залоги кредиты десяткам фирм-«однодневок». Таким образом из банка было выведено 3,2 млрд рублей, которые оказались за границей. Согласно схеме, разработанной организаторами аферы, после выдачи кредитов Промсбербанк переуступил права требования по ним своей «дочке» — страховой компании «Оранта». Та продала кредиты подконтрольным фигурантам дела фирмам, расположенным в Молдавии и Прибалтике. Эти фирмы-нерезиденты через заграничные суды требовали от должников возврата средств, далее деньги оседали за пределами РФ.

Александр Горячев

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru