Ожидаемый шок. Серебренникова приговорили условно

Суд вынес обвинительный вердикт, но посчитал, что фигуранты скандального «дела «Седьмой студии» смогут исправиться без колонии.


© Фото Андрей Никеричев, АГН «Москва»

«Театральное дело», оно же «дело «Седьмой студии» — один из самых резонансных судебных процессов наших дней. Под суд попал известный режиссер и несколько театральных деятелей. Обвинение изначально носило сугубо финансовый характер — хищение средств, выделенных государством на театральные постановки. Однако в глазах общественности данное дело вызывает колоссальные эмоции.

С одной стороны, далеко не для всех вина Серебренникова и его коллег выглядит доказанной. С другой — главный обвиняемый хорошо известен своими оппозиционными взглядами. В глазах многих людей экономика и политика здесь закрутились в тугой узел.

На протяжении трех лет, в 2011—2014 годах Кирилл Серебренников и созданная им автономная некоммерческая организация «Седьмая студия» осуществляли грандиозный театральный проект под названием «Платформа», включавший постановки в самых разных жанрах. Старт проекту был дан после встречи режиссера с президентом РФ в марте 2011 года.

Из постановок в рамках «Платформы» известность получили, в частности, спектакли самого Серебренникова «Сон в летнюю ночь» по Шекспиру и «Санькя» по Захару Прилепину, «Охота на Снарка», «История солдата», «Метаморфозы» совместно с французским хореографом Давидом Бобе. Также две оперы композитора Александра Маноцкова, фестиваль «Будущая музыка» и огромное количество концертов с приглашением артистов со всего мира. Спектакли, проходившие в арт-центре «Винзавод» близ Курского вокзала, пользовались большим успехом.

Однако по следам культурного проекта были возбуждены уголовные дела. Министерство культуры РФ заявило, что из 216,5 млн рублей, выделенных государством на эти цели, «Седьмая студия» может документально отчитаться лишь за 16 млн. Таким образом, порядка 200 млн рублей предположительно похищены.

На публичную сцену, уже не театральную, дело «Седьмой студии» вышло в холодном мае 2017 года, когда 23 числа были произведены обыски на квартирах Кирилла Серебренникова и Софьи Апфельбаум, и в театре «Гоголь-центр», в котором Серебренников с 2012 года является художественным руководителем.   В мае были задержаны главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева и гендиректор Юрий Итин, в июне — бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, а в августе — сам Кирилл Серебренников.

За прошедшие три года дело обросло многочисленными подробностями. Нина Масляева, чье дело было выделено в отдельное производство, дала признательные показания о том, как она помогала присваивать бюджетные средства и вывела на счета липовых фирм более 100 млн рублей. Несмотря на заключенную сделку со следствием, суд отказал Масляевой в особом порядке слушания. Признались в участии в мошенничестве сотрудничавшие с «Седьмой студией» предприниматель Василий Синельников и директор ООО «Кино и театр» Екатерина Иванова. Еще одна фигурантка, продюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова, уехала за границу и объявлена в международный розыск.

Дело велось сначала Басманным судом, а с октября 2018 года начался процесс в Мещанском суде. Обвиняемые то помещались под домашний арест, то выпускались под подписку о невыезде. За это время у Серебренникова умерла мать в его родном Ростове-на-Дону, и он не смог приехать на похороны. 

Обвиняемые свою вину категорически отрицали и отрицают. Получила известность фраза режиссера: «Виновным себя не признаю, никогда ничего ни у кого не крал и не воровал, и не образовывал никакую преступную группу, кроме театральной». При этом, Серебренников в последнем слове на суде признал: «Совершенно ясно, что бухгалтерия проекта велась из рук вон плохо, этого никто не отрицает. Это стало понятно, в том числе, и из аудита, который я начал в 2014 году». Но режиссер категорически утверждал, что сам он никаких дел с деньгами не имел, занимаясь лишь искусством.

Ряд моментов расследования вызывал вопросы у общественности. Так, следствие упорно утверждало, что Серебренников вообще не поставил спектакль «Сон в летнюю ночь», тогда как множество свидетелей в один голос кричали, что спектакль был, и успешно шел в то самое время, когда следствие отрицало его наличие.

По делу было проведено три комплексных экспертизы, причем повторная экспертиза в августе прошлого года вообще пришла к выводу, что «Седьмая студия» даже сэкономила государству более 80 млн рублей, поскольку запланированные расходы на постановки «тянули» на все 300 млн. И лишь третья проверка пришла к роковым для обвиняемых выводам.

Затем долгое дело получило резкое ускорение. 22 июня состоялись прения сторон. Прокурор Михаил Резниченко счел необходимым вменить иск в 128,9 млн рублей и запросил шесть лет лишения свободы Серебренникову, пять — Малобродскому, по четыре — Итину и Апфельбаум. А уже 26-го числа вынесен приговор за мошенничество в особо крупном размере и халатность (в отношении Апфельбаум)

«Заведомо зная о выделении денежных средств, Серебренников и Итин путем обмана сотрудников Минкультуры приняли решение создать устойчивую, сплоченную группу, в которую позже вошел Малобродский», — завила судья Олеся Менделеева, отметив, что участники преступной группы вносили заведомо недостоверные сведения в отчеты. При этом, как следует из вердикта, Серебреннников осуществлял руководство всеми членами группы, а также принял меры по сокрытию хищений, которые продолжались с 2011-го по 2014-й годы — последовательно и системно. Софья Апфельбаум не была осведомлена о преступном характере происходящего, но проявила невнимательность и халатность. Затем, зачитала судья, Серебренников дал указания Итину и Малобродскому о переводе денег со счета «Седьмой студии» на расчетный счет подконтрольной организованной группы Валерия Синельникова, потом деньги обналичили. Также деньги обналичивались через компании Валерия Педченко и предпринимателя Дорошенко. Однако, полагает судья, бизнесмены не были осведомлены о преступных замыслах. Всего для обналичивания было выведено 133 млн рублей. Из них 129 млн рублей, считает суд, обвиняемые присвоили и распорядились средствами по своему усмотрению. Приговором Кириллу Серебренникову и Юрию Итину назначено три года условно, Алексею Малобродскому — два года условно. Всем засчитан срок пребывания под арестом. Также с них будет взысканы штрафы и сумма иска в полном объеме. Подсудимые лишаются права занимать госдолжности, Серебренников не сможет управлять учреждениями культуры. Софья Апфельбаум, чьи действия суд переквалифицировал с мошенничества на халатность, приговорена к штрафу, но освобождена от наказания в связи с истечением срока давности.

В защиту Серебренникова и его товарищей по  несчастью высказалось огромное количество деятелей культуры и искусства. Более трех с половиной тысяч человек подписали открытое письмо к министру культуры РФ Ольге Любимовой с просьбой отозвать иск к обвиняемым. Среди них  режиссеры Павел Лунгин, Юрий Бутусов, Гарри Бардин, актеры Ксения Раппопорт, Алексей Серебряков, Данила Козловский и Чулпан Хаматова, музыкант Андрей Макаревич, ректор Школы-студии МХАТ Игорь Золотовицкий, президент «Фонда Солженицына» Наталья Солженицына.

Режиссер Алексей Герман-младший направил министру открытое письмо, в котором писал: «Если приговор будет обвинительным, то, полагаю, при апелляции должна быть проведена новая экспертиза с учетом всей доступной информации. Эта экспертиза не должна вызывать вопросы у профессионалов в области театра».

Глава столичного департамента культуры Александр Кибовский заметил в одной из радиопередач: «Мы же понимаем с вами, что несмотря на то, какой будет приговор, уже очевидно, что для большинства людей культуры и искусства любой приговор, кроме оправдательного, будет воспринят с недоверием. Вне зависимости от того, будет что-то доказано или нет. Это дело уже вызвало раскол. И это даже не проблема данного конкретного процесса, а ситуация, уходящая в прошлое.

Находясь под судом, Кирилл Серебренников получил орден искусств и литературы Франции, который ему вручила французский посол. Также Серебренникову была присуждена Театральная премия Гамбурга в категории «выдающаяся оперная постановка» за постановку оперы «Набукко» Джузеппе Верди, он стал лучшим режиссером по версии российских «Ники» и «Белого слона» (за фильм «Лето»), лауреатом классической премии BraVo, почетным доктором Университета Париж-Нантер. Ассоциация театральных критиков (АТК) объявила Серебренникова человеком года, а его спектакли гремели на театральных подмостках России и зарубежья.

Острота ситуации усиливается тем, что Кирилл Серебренников имеет ярко выраженные оппозиционные взгляды и известен крайне жесткими высказываниями  в адрес российской власти. Это дает многим основания подозревать, что власть расправляется с наиболее неугодными в культуре. Со стороны оппозиционно  настроенных фигур можно услышать мнение, что в сложившейся обстановке свободомыслящий режиссер вообще не должен иметь никаких дел с государством и не брать у него ни копейки.

Известная в том числе и оппозиционными взглядами актриса Лия Ахеджакова эмоционально заявила: «Я родилась, когда расстреляли Мейерхольда и в лагерях сидел величайший ученый Королев и еще сотни и тысячи невинных ученых, режиссеров, писателей, деятелей культуры. В течение моей жизни появился Солженицын — выпустили наконец. В течение моей жизни травили Эфроса, клали на полку произведения лучших наших кинорежиссеров. Что с нами происходит?! Почему мы пришли к тому, что министерство культуры, которое должно защищать людей культуры, стало оборотнем и травит деятелей культуры?!»

На заседании 22 июня Кирилл Серебренников произнес пространную речь, так называемое последнее слово, в котором еще раз подчеркнул свою невиновность, а также рассказал об идеях, которые лежали в основе «Платформы», и о свободе художественного высказывания, продиктованной «надеждой на изменения».

«Мне жаль, что «Платформа» стала роковым моментом в судьбе для моих товарищей по судебным разбирательствам. Мне совершенно не жаль, что годы жизни я посвятил развитию искусства в России, пусть это и было связано с трудностями, с преследованиями, с клеветой. Я никогда не делал ничего во вред живых существ, я никогда не совершал нечестных поступков. Я работал в Москве, в России много лет, я поставил много спектаклей, я снял несколько фильмов, я старался быть полезным людям моей страны. Я горжусь каждым днем, который я посвятил своей работе в России. В том числе и теми днями, когда я делал проект «Платформа»», — заявил режиссер.

Леонид Смирнов

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Деньги от штрафов, назначенных фигурантам дела «Седьмой студии», вернут в бюджет

Суд признал виновной бухгалтера Масляеву, давшую показания на Серебренникова

Прокурор просит освободить от наказания бывшего бухгалтера «Седьмой студии»