Закон против принудительного дистанта

Если власти или администрации школ решат отправить детей на удаленку, они должны обеспечить их компьютерами и спросить согласия.


© СС0 Public Domain

Министр просвещения Сергей Кравцов уже заявил, что 1 сентября дети вернутся за парты и уроки будут проходить в традиционном формате. «Очень хотелось бы с ним согласиться. Мы надеемся, что к сентябрю пандемия остановится. Но никто не гарантировал, что не будет второй волны. В Бразилии еще первая не закончилась, в Израиле и Китае принимают повторные меры по усилению карантина. Все будет зависеть от эпидемиологической ситуации. Конечно, мы выступаем за то, чтобы дети могли учиться очно, в полноценном режиме. Но многие профильные эксперты утверждают, что в октябре—ноябре, когда традиционно наблюдаются вспышки респираторных болезней, нас ждет и вторая волна коронавируса. Точного прогноза дать невозможно. Может быть так, что 1 сентября дети начнут учиться в живом режиме, а потом снова вернутся на время к дистанционному формату», — заявил первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин на пресс-конференции в НСН.

Возможно, в школах введут скользящий график начала уроков, чтобы учащиеся как можно меньше пересекались. В случае, если у кого-то из учеников обнаружат коронавирус, класс закроют на карантин, а вот всю школу — вряд ли, считает Смолин.

По словам парламентария, в действующем законодательстве возможность дистанционного обучения для школ уже предусмотрена. Изначально, принимая закон «Об образовании», в этом смысле ориентировались больше на вузы, но о школах тоже не забыли. Для того, чтобы это стало возможным, в стране должна быть создана цифровая образовательная среда.

К слову, с 1 сентября в 14 регионах страны начнется эксперимент по созданию той самой ЦОС. Значит ли это, что в пилотных регионах, которые с сентября начнут внедрять у себя ЦОС, некоторые школы могут полностью перейти на удаленку? «Теоретически, законодательство позволяет это сделать, но пока, насколько мне известно, тот самый экспериментальный проект трактуется по-разному. Он имеет, как у нас водится, общий характер. Директора, которые в нем участвуют, объясняют, что согласились на это в надежде получить компьютерную технику, которой остро не хватает. Родители опасаются, что учителей заменят компьютерами. Я так не думаю. Пока я не видел серьезных проектов, которые предполагали бы принудительный перевод школ на дистанционку. Но, понимаете, в любом нововведении есть возможность его использования и во благо, и во зло», — отметил парламентарий.

Еще в конце мая Олег Смолин вместе с депутатом Сергеем Казанковым внести в Госдуму законопроект о защите прав родителей и школьников на случай, если государственные чиновники или администрации школ захотят принудительно отправить всех на дистанционное обучение. Как рассказал «Росбалту» Смолин, документ содержит две принципиально важные вещи. Первая: если учебное заведение или чиновники захотят перевести учащихся на удаленку, сначала они обязаны спросить родителей, согласны они или нет. И вторая: в особых случаях, как это было с пандемией коронавируса, когда дистанционное образование становится необходимостью, федеральные или региональные власти обязаны обеспечить школьников необходимой техникой и высокоскоростным интернетом. «Даже в благополучном Санкт-Петербурге в разгар пандемии губернатор Беглов обращался к жителям с просьбой поделиться вторыми и третьими ноутбуками со школьниками, чтобы они могли учиться дистанционно. А теперь представьте себе даже не далекую глубинку, а Подмосковье, обычную семью из четырех человек, где мама и папа работают удаленно, а дети дистанционно учатся. Конечно, у многих не хватает техники на всех, и мы считаем, что при переводе детей на удаленку государство обязано помочь», — подчеркнул Смолин на пресс-конференции.

Будет ли принят законопроект, зависит от воли правительства. «Мы не исключаем, что его притормозят как раз из-за того, что мы требуем обеспечить семьи и школы в случае перехода на дистант компьютерами и высокоскоростным интернетом. Это вопрос политической воли, естественно», — полагает депутат.

По его словам, в штатном режиме, без пандемии, цифровизация должна соответствовать уровню и возрасту детей. «В начальной школе вводить ее нужно крайне осторожно, в основной она может быть представлена несколько шире», — полагает парламентарий.

По его словам, скоро родитель сам сможет выбирать, как учиться ребенку — очно или дистанционно. «Уже сейчас часть родителей переводит детей на домашнее обучение. Такая форма прописана в законе „Об образовании“. Правда, там не прописаны компенсации. В Москве, к примеру, они есть, а в регионах — нет», — заметил депутат. Однако дистанционный формат даст больше возможностей родителям, которые по тем или иным причинам хотят учить детей дома. Особенно если будет возможность заниматься по урокам любого учителя.

Что касается аттестатов, по словам Смолина, они не будут различаться по форме обучения. Однако, по мнению парламентария, ситуация, в которой в российских школах вообще откажутся от очных занятий, невозможна. «В школах технологии должны быть не заменой, а помощником учителя», — убежден депутат.

При этом он обратил внимание, что Россия осталась единственной из развитых стран, у которой нет ни одного цифрового университета. «Мы теряем мозги и деньги. Только у Coursera около 50 млн слушателей. Школьники со способностями сейчас легко получают приглашения в иностранные вузы, а студенты выпускных курсов — в зарубежные компании. Так происходит в Корее, в Индии, по всему Евросоюзу. Понятно, что закрыть интернет мы не можем. Единственный вариант — создавать собственные электронные вузы», — отметил Смолин.

Анна Семенец


Читайте также Минпросвещения: «Дистационки» не будет

Дистант в вузах подчеркнул социальное неравенство

Биолог объяснила рост «коронавирусной» статистики в Петербурге