Дистант в вузах подчеркнул социальное неравенство

Как высшая школа прошла стресс-тест удаленкой, и к чему готовиться в следующем году, рассказали ректоры ведущих университетов страны.


© СС0 Public Domain

На заседании Общественного совета при Минобрнауки обсудили аналитический доклад «Уроки „стресс-теста“. Вузы в условиях пандемии и после нее», разработанного по инициативе министра Валерия Фалькова экспертной группой ректоров ведущих вузов страны. «Это не итоговый документ, а скорее приглашение к дискуссии. К сентябрю появится подробный доклад, который будет освещать все аспекты ситуации, в которой мы оказались», — отметил глава профильного министерства. Однако определенные выводы по итогам двух месяцев удаленки сейчас уже можно сделать.

Председатель Комитета по образованию Государственной Думы РФ Вячеслав Никонов:

«Никакого плана перехода ко всеобщему дистанту сейчас нет. Это были экстренные меры, которые в значительной степени себя оправдали. Тем не менее, был сделан огромный рывок в этом направлении, во многом — необратимый. За несколько недель был достигнут больший прогресс, чем за многие годы. Мы не знаем, пригодится ли нам этот опыт через какое-то время. Вероятнее всего — да, потому что коронавирус никуда не делся. При этом спрос и предложение онлайн-образования выросли. Мы должны быть готовы и дальше совершенствовать то, что удалось сделать в период пандемии.

Безусловно, нужно обеспечить школы, вузы и отдельных учащихся инструментами для дистанта. И хотелось бы, чтобы это осуществлялось на основе импортозамещения, чтобы подтолкнуть отечественный софт. Деньги на это нужны большие, поскольку дистант дороже оффлайн-образования.

Мы ставили цель привести широкополосный интернет в каждую школу. Мы ее не достигли. Теперь речь идет о том, чтобы интернет был во всех населенных пунктах. Это тоже дорогостоящая, но обязательная часть развития системы образования, не только в условиях пандемии. Нынешняя система образования, некоторые ее курсы, могут осуществляться только в условиях широкополосного интернета.

Много основ мы заложили в самом законе „Об образовании“, который в период пандемии не пришлось серьезно менять. Но корректирующие шаги потребуются и дальше».

Председатель Комитета Совета Федерации РФ по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова:

«Уже сейчас мы внесли предложения в концепцию бюджета, чтобы предусмотреть финансовые ассигнования на разработку и внедрение отечественных цифровых образовательных платформ в вузах и колледжах, поскольку в период пандемии приходилось использовать скайпы и зумы».

Ректор РАНХиГС Владимир Мау:

«Пандемия обнажила проблему неравенства между сильными и слабыми вузами, между студентами — в части доступа к компьютерам и интернету. Налицо стратегический риск поляризации вузов. The New York Times недавно написала, что традиционное контактное образование будет очень дорогим, а массовое университетское — очень дешевым. Не думаю, что это то, к чему мы хотим прийти. Мне кажется, напротив, в среднесрочной перспективе дистант может сократить неравенство так же, как ЕГЭ.

Пандемия показала, что система образования готова к качественным изменениям. Другое дело, что долгосрочные последствия для качества образования при переходе в онлайн не просчитаны.

Важно понимать, что дистант — не заочное образование, это нечто совсем другое. Хорошее дистанционное образование обойдется вузам дороже традиционного, поскольку на старте требуются серьезные вложения. При этом для студентов оно будет более дешевым, потому что можно не ехать в столицы, учиться дома.

Серьезные проблемы требуют серьезных средств. И к слабым вузам это относится даже в большей степени, чем к ведущим. Сейчас важно обеспечить сбалансированное развитие образовательной сети в сотрудничестве, а не в условиях конкуренции. Тем более, конкурировать между собой предлагается государственным вузам.

На развитие цифровой образовательной среды тоже нужны большие деньги. Вузы, получившие этот опыт, могли бы распространить его на системы СПО, школ. По нашей оценке, системное улучшение онлайн-образования требует 45 млрд рублей. Эти деньги можно было бы выделить из средств федеральной программы по улучшению цифровой среды».

Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов:

«В онлайне тяжелее учиться тем, кто не успел приобрести опыт учебы в аудиториях. Так, 90% первокурсников столкнулись с трудностями самоорганизации и концентрации при самостоятельном изучении материала. Им сложнее отвечать на вопросы преподавателей. Поэтому в новом учебном году важно предусмотреть аналоговые занятия с первокурсниками по развитию навыков самостоятельного обучения.

При этом две трети студентов в целом по России удовлетворены организацией дистанта. Из них 32% предпочли бы онлайн очному формату. Однако больше 40% студентов отмечают как проблему нехватку общения с однокурсниками и очных дискуссий с преподавателями. Проектную и практическую работу тоже нельзя перевести в онлайн без снижения эффекта. Мы должны усилить и интенсивнее использовать лабораторную базу, создавать симуляторы. Важно продумать новый дизайн лабораторных занятий и обеспечить полную загрузку лабораторных мощностей.

Конечно, никто не будет целиком переходить в онлайн, но конференционная система занятий в ряде случаев позволяет вовлечь в них удаленные кампусы, отдаленные университеты. Это не обязательно цифровой курс. Это может быть и традиционный курс, где читаются лекции. Просто его участники собраны из нескольких городов».

Координатор рабочей группы при Минобрнауки, ректор ТГУ Эдуард Галажинский:

«Мы можем констатировать, что при чрезвычайной перегрузке, которая в два-три раза превосходила обычную занятость, система резко нарастила компетенции, пусть и вынуждено. Сегодня мы неожиданно получили совершенно новый ресурс для развития высшего образования.

В то же время, два месяца дистанта обнажили социальное неравенство в доступе к образованию. Отсутствие гаджетов заметно усилило поляризацию внутри системы. Часть вузов старалась поддерживать своих студентов, предоставляя компьютеры и бесплатный Wi-Fi в общежитиях. Однако большинство вузов, как выяснилось, тоже не имеют достаточной цифровой инфраструктуры, чтобы полноценно работать в удаленном формате.

Что касается студентов, семантический анализ более 2,7 млн их сообщений показал, что организация учебного процессе и бытовые условия вызывают у них меньший негатив, чем самочувствие и личные качества. Неспособность студентов самоорганизоваться, особенно на младших курсах, ставит под вопрос переход на новый формат.

Иногда кажется, что онлайн-образование — это перевод знаний в другой формат, в цифру. Но пандемия показала, что для этого нужна новая дидактика, новые способы удержания мотивации, вовлечения, интерактивности. Резко вырос запрос на тьютерство».

Ректор СПбГУ Николай Кропачев:

«Стала очевидной необходимость разработки и реализации новой модели образовательного процесса, которую можно назвать комбинированной. Мне и моим коллегам этот вывод был очевиден задолго до пандемии. Мы понимали необходимость развивать дистант, и активно это делали. Именно те курсы, которые мы разработали до коронавируса, позволили другим вузам страны, перейти в онлайн. То есть, мы понимали необходимость дистанта и раньше. Стало ли это очевидным для студентов и преподавателей? Почти 100% преподавателей крупных вузов считают, что на полный дистант переходить не стоит, и эти системы — онлайн и оффлайн — должны развиваться параллельно. С каждой неделей пандемии количество сторонников дистанта будет уменьшаться. Она становится более тяжелой, занудной, а желание общаться со студентами — сильным».

Ректор МГИМО Анатолий Торкунов:

«Нужно готовится к разным вариантам начала учебного года. Мы получили сообщения от 20 партнерский вузов за границей о том, что они не собираются в сентябре отказываться от дистанта и вывозить студентов в аудитории. Нам тоже нужно подготовить техническую базу и преподавателей к работе онлайн.

Если раньше все онлайн-образование было скорее хобби, то сегодня это исключительно важно. Главное, чего не хватало студентам и преподавателям — горизонтального общения. Важно продумать, как продолжать работу со студентами, которые не смогут вернуться в столичные вузы — и из регионов, и из других стран. Для них важно чувствовать вовлеченность в жизнь университета, и мы должны решить этот вопрос.

Сейчас мы разрабатываем учебные планы на следующий год по двум вариантам. Первый предполагает, что с сентября мы всех студентов выводим в аудитории, при этом один из дней оставляем в онлайне. В настоящий момент мы как раз определяем, что оставить в дистанте. Возможно, занятия иностранными языками. Второй вариант — продолжение работы в режиме онлайн. Нам нельзя быть излишними оптимистами».

Ректор ИТМО Владимир Васильев:

«Пандемия показала, что у нас не только студенты, но и вузы оказались технически совсем не готовы к быстрому переходу в дистант. Мы знаем, что вузы не могли быстро наладить коммуникацию, не имея групп в соцсетях. Не все студенты были обеспечены ноутбуками. Процент их оказался достаточно высоким. Конечно, вузы старались помочь. Но мне кажется, это знак, что пришло время делать мобильные предложения».

Научный руководитель московской школы «Сколково» Андрей Волков:

«Если посмотреть статистику, только 10% вузов искали новые решения самостоятельно, 70% обменивались и копировали опыт других, остальные 20% просто сидели и ждали. И это еще оптимистичная оценка. Свою позицию они объясняют так: к нам же придут и проверят. То есть, с одной стороны, мы просим нестандартных смелых решений, с другой стороны, у нас довольно стандартизованные проверки. Поэтому, я считаю, важно поменять саму логику контрольно-надзорной деятельности».

Анна Семенец


Читайте также В Сети собирают подписи против массового увольнения преподавателей в ВШЭ

«Почту России» опять требуют наказать

Почему РПЦ проигрывает мятежному младостарцу Сергию