«Царство псевдостабильности, консерватизм с усталым лицом»

Российское выборное законодательство устроено таким образом, чтобы местные элиты оставались у власти, где новичкам от оппозиции не место, считает лидер партии «Новые люди» Алексей Нечаев.


© Павел Бедняков, МИЦ "Известия"

Складывается впечатление, что парламентские партии давно поделили политическое пространство и всеми правдами и неправдами стараются оберегать насиженную поляну. Такое мнение о готовящихся в сентябре выборах высказал лидер партии «Новые люди» Алексей Нечаев на пресс-конференции в «Известиях».

«Меньше месяца осталось до выборов в городские думы и законодательные собрания регионов. В целом мы — прагматичные романтики, и оцениваем результаты выдвижения и регистрации наших кандидатов как умерено оптимистичные. Наши люди и партийные списки зарегистрированы в 12 регионах из 13, в которых в сентябре будут проходить выборы. Для партии, которая появилась в стране только 1 марта, это хороший результат», — отметил Нечаев.

И все же в ряде регионов одномандатников и списки от партии до выборов не допустили, что еще раз показывает неготовность системы к конкуренции, считает он. Во всех 13 регионах «Новые люди» собрали в совокупности подписи 300 тысяч человек.

По его словам, в Новосибирске на выборы зарегистрировали партийный список кандидатов в областное заксобрание, но не допустили ни одного одномандатника. На выборы в городской совет депутатов зарегистрировали только троих кандидатов по одномандатным округам, а 33 получили отказ. В Воронежской области избирком отказался зарегистрировать списки и в заксобрание, и в региональную думу, дав допуск только четверым одномандатникам в области и шести — по городу. «Новые люди» сейчас активно судятся за право допуска их кандидатов на выборы в регионе. В Рязанской области зарегистрировали только областной список кандидатов и одного одномандатника, еще 13 получили отказ. В Самаре в регистрации отказали 78 кандидатам.

«Картина во всех регионах разная. Но из шести областей, в которых в сентябре состоятся выборы, в пяти по чистой случайности партийные списки „Единой России“ возглавляли губернаторы. А в Томске, к примеру, список единороссов возглавлял директор крупнейшего местного завода. Как говорится: „Один раз — случайность, два — совпадение, три — закономерность“. Везде, где мы видим, что представители „Единой России“ сидят в администрации, кандидаты и списки партии „Новые люди“ серьезно порезаны. Мы, конечно, огорчены, что из почти 600 кандидатов на выборы разного уровня зарегистрировали только 452. Но если раньше у нас была „эпоха сердитых горожан“, сейчас наступает „эпоха сердитых кандидатов“», — отметил Нечаев.

По его словам, многие из «забракованных» кандидатов судятся, чтобы отстоять свои права. В Самаре таким образом одного из кандидатов удалось восстановить.

«В Липецке Юлия Соловьева собрала нотариально заверенный список подписей, но даже в нем нашли три „поддельных“. Казалось бы, у нас есть закон о нотариате, но избирком доверяет почему-то не нотариусу, а МВД. Становится понятно, какое место в стране отведено гражданским людям и какое — силовым. Мы судимся, надеемся, что удастся восстановить и этого кандидата», — подчеркнул лидер партии.

По его словам, в Белгороде кандидаты собрали 20 тысяч подписей, чтобы сдать половину. После проверки в них нашли 9,5% брака. «По старому законодательству 10% — допустимо. Но сейчас процент брака снизили до 5. Нам как бы намекают: новичкам здесь не место, старые партии уже поделили пространство, чтобы никто не влез на их насиженную поляну. Но я считаю, что не в интересах страны, чтобы такие вот князьки решали, как людям жить. Мы видим, к чему это приводит», — отметил Нечаев.

Как подчеркнул в свою очередь кандидат от партии «Новые люди» в депутаты Белгородской областной думы Алексей Стоян, там, где власть на всех уровнях старается оградиться от новшеств, и возникает большое количество сторонников оппозиции. «Еще в мае нас поддерживали 500 человек, но уже к июлю 5 тысяч стояли под нашими флагами», — заметил он.

По словам кандидата, законодатели сильно усложнили задачу сборщикам, решив, что человек сам своей рукой должен заполнять бланк подписи, оставлять свои паспортные данные. «Это вызывает недоверие людей на улицах. Поэтому, если они все же подписываются, значит доверяют. Но у всех разный почерк, и не каждый может писать разборчиво. Тем не менее, мы собрали 60 тысяч подписей по региону. Притом что население в городе — около 400 тысяч человек, это почти 20%. Наш избиратель — активная молодежь. Люди 30-35 лет со своим делом, с перспективами, со своим видением. Молодое рабочее поколение, которое игнорирует выборы в принципе. Нам удалось их привлечь, но нас не допустили, не дали пройти. Хотим призвать, чтобы вопросы решались в рамках правового поля», — отметил Стоян.

Член Общественной палаты РФ Артем Кирьянов, который модерировал пресс-конференцию, согласился, что технологии, которые используются на выборах, не всегда чисты. «Действительно, не все пишут грамотно и разборчиво, а потом выясняется, что Вадимовича назвали Васильевичем и подписи признают недействительными», — проиллюстрировал он.

В Воронеже ситуация другая. «У нас не зарегистрировали партийные списки, но пустили на выборы четверых кандидатов в областную думу и шестерых кандидатов в городскую.  

Ключевая проблема — строительное лобби. В областной и городской думах максимальное количество представителей девелоперов и застройщиков, а у нас, в свою очередь, много проектов, направленных на сохранение леса и против точечной застройки. Понятно, что нас не хотят туда пускать. Мы, конечно, судимся. Но правящая партия проникает во все ветви власти, даже суды принимают решения, которые нужны исполнительной власти», — рассказал кандидат от партии «Новые люди» в депутаты Воронежской областной думы Сергей Борисов.

Тем не менее, партия уже собрала больше 15 тысяч активистов. «Они остаются с партией, и мы продолжаем воплощать в жизнь проекты, которые вели до этого», — заметил Борисов.

Однако, по словам Нечаева, особой разницы между правящей партией и вторыми и третьими в списках нет. Это хорошо видно на примере Новосибирска, где на посту мэра города уже шесть лет находится коммунист.

«Мне отказали в регистрации как кандидату-одномандатнику, но я осталась в партийных списках, и их нам удалось защитить. Мы собрали 50 тысяч подписей. Это колоссальная поддержка. Я в своем городе — лидер мнений. Веду соцсети и регулярно получаю сообщения от подписчиков, которые спрашивают, как присоединиться к активу и чем помочь. На деле мы видим реальный интерес и поддержку людей», — рассказала кандидат от партии «Новые люди» в заксобрание Новосибирской области Светлана Гердик.

И тем не менее, партии так и не удалось зарегистрировать на грядущие выборы ни одного одномандатника в регионе. К примеру, избирком не засчитал подпись, поскольку первую букву человек обвел дважды, расписывая ручку на весу.

«Мэр-коммунист ничем не отличается от партийных из ЕР. Вторые партии ведут себя так же. Дело не в партийной принадлежности. Действующее законодательство не позволяет новичкам от оппозиции не зависеть от воли местных чиновников», — считает Гердик.

По словам Кирьянова, закостеневшая конструкция парламентской оппозиции делает все возможное, чтобы ничего не менялось.

«У нас впереди первые выборы. Этим летом мы увидели, что в регионах есть запрос на обновление, перемены. Уже сегодня наш актив насчитывает 120 тысяч сторонников в 12 регионах. Все устали от нынешних элит. Царство псевдостабильности, консерватизм с усталым лицом. Время этой эпохи заканчивается», — считает Нечаев.

Лидер партии «Новые люди» отметил количество препонов, которые необходимо преодолеть для регистрации на выборах. «Я считаю, на любых рынках конкуренция полезна, в том числе старым элитам. Административные барьеры и фильтры на муниципальных выборах, сбор подписей — зачем такая система недопуска? Я знаю ответ, вы, думаю, тоже. Конкретные люди не хотят конкуренции, местным властям тоже удобно, когда схема взаимодействия отлажена. Но чем больше держать крышку над кипящим котлом, тем сильнее он рванет. Мы новых людей привлекли в политику, но система говорит — нет. Барьеры, фильтры, запреты — боюсь, что так система дозапрещается», — заключил Нечаев.

Ася Никитина