Художества Евгении Васильевой оценили по достоинству?

Экс-чиновница Минобороны, осужденная за мошенничество, избрана почетным академиком РАХ.


© Фото Instagram Евгении Васильевой

Весть об избрании почетным членом Российской академии художеств Евгении Васильевой, чье имя прочно связано с уголовным делом о крупном мошенничестве с имуществом Минобороны и не менее скандальным УДО, вызвала понятное возмущение — у общества и у художников.

Все знакомые, причастные к искусству, единодушны в том, что это — безобразие, хотя рутинное. При этом, во-первых, никто не хочет сей эпизод официально комментировать — «мараться об это» (а может, так иначе портить отношения с РАХ). И во-вторых — «при всем, при том, при этом» — все понимают разницу между все-таки действительным членом и почетным.

Почетными членами РАХ, как следует из устава, могут быть избраны «выдающиеся деятели зарубежной и российской культуры и искусства, а также лица, которые своей активной благотворительной и спонсорской деятельностью вносят значительный вклад в развитие Академии и российской культуры в целом».

При этом на сайте РАХ можно прочесть: «Васильева Евгения Николаевна. Статус: почетный член. Специализация: художник». И далее, в пояснении: «Юрист, художник, искусствовед… Персональные выставки… работы представлены…»

С одной стороны, какой-то совсем уж катастрофы не произошло. Васильева избрана почетным членом, а почетный член художником быть не обязан. Сам институт «почетного членства» для того и задуман, чтобы своеобразно благодарить и привечать людей, оказавших ценные услуги данному высокому собранию. Элементарная логика вещей воленс-ноленс заставляет предположить, что столь состоятельная дама, как Васильева, оказала услуги РАХ, конечно же, «благотворительной и спонсорской деятельностью».

«От почетного членства порой бывает и реальная польза, — заметил в данной связи художник, член-корреспондент РАХ. — Не так уж давно нас хотели с Академией наук слить, как это произошло с медицинской и сельскохозяйственной академиями. У нашего президента Зураба Церетели не хватало веса, чтобы этому противостоять. Так наш почетный член Иосиф Кобзон пошел по высоким кабинетам и отстоял нашу самостоятельность».

Тем не менее, почти все опрошенные художники полагают, что случай с Васильевой — «ужасный и позорный». Даже если Васильева «промеценировала» Академию художеств, ведь остается вопрос: а что это за денежные средства, и откуда они взялись? Скандал с имуществом Минобороны пока не забыт.

Но, как выясняется, избрана Васильева хоть и почетным членом, но как художница. Она себя позиционирует именно так (и в таком качестве предлагает обществу себя воспринимать), и академия с этим позиционированием вполне согласна. Ну, а картины ее — что ж, в наше время всякий может хоть в интернете посмотреть и убедиться. Понятно, что мастеров резца и кисти, иные из которых «по сто лет у мольберта стояли в очереди в Академию и не достоялись», это возмущает.

«Картины г-жи Васильевой я видел, — высказал в данной связи мнение знакомый из Академии наук. — И мог бы сказать, что глубина падения Академии художеств превосходит нашу. Но если она только почетный академик — что ж, в каком-то смысле это нормально. У нас в Академии наук почетных членов сейчас нет — но в истории-то они были. А, скажем, институт почетных профессоров процветает: в МГУ среди них числится и Александр Григорьевич Лукашенко, как это недавно выяснилось на злобу дня, и много еще кого интересного можно найти.

Вот и в списке почетных членов РАХ смешаны как действительно художники и скульпторы, предствители других искусств (но все-таки искусств) — например, актер Олег Басилашвили, поэт Илья Резник или шахматист Анатолий Карпов, а также иные известные деятели — экс-министр иностранных дел Александр Бессмертных, экс-вице-президент Александр Руцкой, экс вице-мэр Москвы (а ныне депутат Госдумы) Владимир Ресин, экс-губернатор Дмитрий Аяцков, космонавт Валентина Терешкова. И кого еще там только нет (вплоть до президента Путина).

Может быть, стоило бы развести их по разным табелям да прописать, кто и за что избран — за художества или что иное. Меценат — пусть и будет меценат, в конце концов, дело хорошее, и соловья баснями не кормят, и дареному коню в зубы… А то сплошное недоразумение получается. И это в лучшем случае.

Леонид Смирнов


Читайте также Оперная премия «Онегин» пройдет в Петербурге в офлайн-формате

Лучше плохой мир, чем война с Турцией

10 лучших портретов академика Российской академии художеств Евгении Васильевой