От «вора в законе» до дела об убийстве Калмановича

Трем фигурантам расследования предъявят обвинения в устранении владельца женского баскетбольного клуба «Спартак», «заказчик» не установлен.


© Стоп-кадр видео

ГСУ СКР по Москве завершило следственные действия по делу об убийстве владельца женского баскетбольного клуба «Спартак» Шабтая Калмановича. Обвинения будут предъявлены трем фигурантам. Доказательства того, что они могли иметь отношение к расстрелу, строятся в основном на телефонных биллингах. «Заказчик» не установлен.

Как рассказал источник в правоохранительных органах, на этой неделе ГСУ СКР начало предъявлять обвинения в окончательной редакции фигурантам дела. Статьи УК 105 (убийство) и 222 (незаконное хранение оружия) инкриминировали Али Белхороеву. В ближайшее время такая же участь ждет Батыра Тумгоева, который сейчас находится в лазарете СИЗО «Матросская тишина» с коронавирусом. Ему еще добавится обвинение в разбое (статья 162 УК Ф), совершенном почти 20 лет назад. Следствие считает, что Тумгоев с сообщниками отобрал Mercedes у бизнесмена. Правда, по этому эпизоду истекли сроки давности. Также расстрел Калмановича инкриминируют Багаудину Костоеву, который отбывает 11-летний срок за разбои.

По версии следствия, Костоев являлся непосредственно стрелком. А Тумгоев и Белхороев ему помогали (Тумгоев, в частности, следил за бизнесменом и координировал действия сообщников).

Источник, знакомый с ситуацией, отмечает, что все доказательства следствия строятся исключительно на биллингах (соединениях) телефонов, которыми в те времена могли, как предполагается, пользоваться обвиняемые. Эти телефоны «засветились» у офиса Калмановича и на месте его расстрела. Один номер оперативники «довели» до трассы, где он исчез (преступник избавился от трубки). В свое время это место прочесали десятки полицейских, трубка была обнаружена. Причем с внутренней стороны крышки телефона нашли отпечаток пальца. Однако экспертиза показала, что отпечаток не принадлежит никому из обвиняемых. Чей он — установить не удалось.

«Оперативникам за 10 лет не удалось найти машину преступников, само оружие, из которого стреляли (это был армянский пистолет-пулемет), свидетелей, видевших киллеров, прояснить мотив преступления, определить заказчика и т. д. Тумгоева и Белхороева взяли под арест, а потом уже стали искать доказательства их вины, — высказывает мнение источник, знакомый с ситуацией. — Главную ставку следствие делало на отпечаток на трубке, но не сложилось. И тогда на Тумгоева, Белхороева и Костоева начали оказывать давление, пытаясь убедить признать вину. Их постоянно пытались „прицепить“ к другим старым делам, пугали обвинениями по „свежих“ громким делам и т. д. Ничего не помогло. И по итогам имеем дело, где доказательства — только биллинги. Но дело все равно хотят попытаться передать в суд, иначе Тумгоева и Белхороева нужно выпускать на свободу».

Сведения о возможной причастности к убийству Калмановича Батыра Тумгоева и Али Белхороева у оперативников появилась еще в 2018 году. За подозреваемыми установили наблюдение, но потом Тумгоев отбыл в Дубай. Он вернулся, но когда было сыщики собрались его задержать, вновь улетел. Правда, на этот раз не в теплые края, а в Салехард. Оказалось, что он отправился туда, чтобы потом добраться до колонии в поселке Харп, где отбывает наказание его близкий друг, «вор в законе» Хамзат Аушев (Хамзат Ингуш). Когда Тумгоев прибыл в ИК и подал документы на свидание, его уже встречали столичные сыщики. Они надели на Тумгоева наручники. В Москву его доставляли с настоящими приключениями: сначала вели 2 км до парома через реку, а после переправы почти 40 км везли по бездорожью, где машина постоянно застревала. В это же время был задержан односельчанин Тумгоева Али Белхороев. Костоев и так находился в колонии.

По данным ГСУ СКР по Москве, 2 ноября 2009 года Костоев из серебристого автомобиля «Лада-Приора» открыл огонь из армянского пистолета-пулемета «К6-92» по машине, в которой Калманович выехал из своего офиса на улице Сергея Макеева, чтобы встретиться с помощником президента РФ Александром Абрамовым. Преступление было совершено на Смоленской набережной Москвы.

Согласно версии следствия, к громкому преступлению имели отношение и участники банды Аслана Гагиева — Аслан Торчинов (Счес), Георгий Дзагутов (Жоха), Тамерлан Дзабитов (Худой), Фидар Ватаев и Эрик Таутиев (Труп).

Алан Торчинов отвечал за снабжение «Семьи» (так Джако называл свою группировку) оружием, боеприпасами, автотранспортом, решение различных вопросов с органами власти в Северной Осетии. У него было несколько складов с автоматами Калашникова, снайперскими винтовками, пистолетами-пулеметами «Скорпион», «Узи», «К6-92», пистолетами ПМ, АПС, Глок, ТТ, также имелись приборы для бесшумной стрельбы, гранаты Ф-1 и РГД-5. Шабтай Калманович, как установили эксперты (оружие найдено не было), был застрелен именно из армянского «К6-92». И, опираясь на исследования специалистов и оперативные данные, следователи полагают, что пистолет-пулемет был из арсенала Счеса.

Материалы в отношении Тумгоева, Белхороева и Костоева выделены в отдельное производство из общего расследования об убийстве Калмановича, работа по которому будет продолжена.

Александр Горячев


Читайте также Медики рассказали о главном признаке коронавируса у пожилых людей

Путин отправил в отставку «вечного» замглавы ФСБ

А теперь Казахстан?