Дистанционка обнажила проблемы образования

Родители, увидев, что реально происходит в современной школе, пришли от этого в ужас, и проблема не в дистанте, считает педагог Александр Адамский.


© Стоп-кадр видео

Родители столкнулись не с дистантом, а с реальной школой — в том виде, в котором она существует сегодня. Все их претензии к дистанционному образованию скорее касаются системы в целом. Существует ли альтернатива школьной удаленке в условиях пандемии, как использовать это время с максимальной пользой, рассуждает кандидат педагогических наук, доцент Московского городского педагогического университета, научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика», главный редактор интернет-издания «Вести образования» Александр Адамский. Полную версию разговора смотрите на Youtube-канале «Росбалта».

— Дистант не нравится никому: ни учителям, ни родителям, ни самим школьникам. Можно ли от него отказаться?

— Для меня сложившаяся ситуация — аналог войны. Меры, которые нам стоит предпринимать, и наша реакция на эти меры, должны быть соответствующими. Мы получаем большой поток информации о тяжелой ситуации с учителями. Очень многие заболевают, не редкими стали смертельные случаи педагогов от коронавирусной инфекции. Учителя, особенно начальных классов, говорят, что идут в школу как в красную зону. Есть информация о том, что дети как бессимптомные переносчики становятся серьезным фактором распространения коронавируса. Это косвенно подтверждается тем, что в регионах, где вводится карантин в школах, снижается заболеваемость взрослых. На этом фоне митинги против дистанта у меня вызывают тревогу. Я отношусь к нему как к вынужденной мере, к которой мы все не готовы, но альтернативы которой сейчас не существует.

— То есть, дистант — способ защитить не только детей, но и учителей, многие из которых в возрасте 65 плюс?

— Учителя сейчас наиболее видны как жертвы коронавируса там, где дистант не ввели. Тот факт, что так много учителей заболевают коронавирусом, говорит о том, что дети их инфицировали. Они хоть и не болеют сами, но переносят COVID-19, являются источником инфекции.

Другой вопрос, что мы все были не готовы к переходу на дистанционное образование. Только сейчас начинает стабилизироваться нормативная база. Но главное — методики. В онлайн были перенесены оффлайновые способы обучения. И протесты против дистанта, на мой взгляд, это скорее протесты против ситуации в традиционной школе, которая до пандемии была невидимой. Родители столкнулись не с дистантом, а с реальной школой в том виде, в котором она существует сегодня. Им показали, что происходит сегодня в школе, и многие пришли от этого в ужас.

Почему взвыли родители? Во-многом из-за гигантского объема домашнего задания, который лег на их плечи.

— Но ведь и раньше детям много задавали на дом.

— Да, раньше тоже были домашние задания, но функции контроля лежали на учителе. В такой ситуации, когда контроль со стороны учителя ослабел, эту функцию автоматически подхватили родители. Многие оказались недовольны таким образованием. Но ирония заключается в том, что даже если они добьются отмены дистанта, проблема традиционной школы никуда не уйдет.

Я соглашаюсь, что перенос говорящей головы в Интернет — это не цифровое обучение. И онлайн это работает еще хуже, чем в традиционном оффлайн формате. Но я не вижу альтернативы.

— Можно ли при всех минусах дистанта извлечь из него хоть какую-то пользу? Что может дать удаленка такого, чего не может школа в традиционном формате?

— Действительно, сложившаяся ситуация позволяет ребенку научиться тому, что в офлайн обучении невозможно. Во-первых, это умение управлять своим временем. Столкнувшись с удаленкой, многие взрослые, поняли, что не умеют этого делать. Это выбило нас из колеи и для многих обернулось серьезным стрессом. Фабрично-заводской способ управления временем освободил человека от такого планирования. В результате, ситуации временной неопределенности его угнетают, в том числе, физически. Дистант должен тем и отличатся от школы, чтобы человек мог планировать свое время, сам строить свой день. Например, с биологией у меня все в порядке, я не буду тратить на нее время. А вот математику нужно подтянуть, посидеть подольше, порешать задачи, еще раз прочесть теорию. На это времени нужно больше.

Во-вторых, развитие самооценки. В школе ребенок полностью делегирует функцию оценивания учителю. Но если я длительное время нахожусь в ситуации, когда меня кто-то оценивает, я разучаюсь делать это сам. Человек, который не может оценить себя сам, подвержен влиянию чужого мнения и становится легкой добычей разного рода манипуляторов. Дистанционный формат же в большей степени позволяет ученику самому оценивать, насколько он способен ответить на тот или иной вопрос.

В-третьих, навыки работы в информационном пространстве, клавиатурная грамотность, умение работать с популярными инструментами. Все эти вещи поспособствуют самореализации ребенка в будущем.

Анна Семенец

В проекте «Росбалт» об образовании «Учись с talkОМ» вместе с историками, педагогами, психологами, карьерными консультантами обсуждаем, чему и как учиться в современном мире. Еще вчера профессию выбирали на всю жизнь, а сегодня уже в 30 лет можно обнаружить, что полтора десятилетия учебы прошли вхолостую: от школьной программы в голове остались лишь «жи-ши» и таблица умножения, а специальность, указанная в дипломе, уже безнадежно устарела. Впопыхах люди начинают подыскивать новую нишу, разбираясь в профессиях, о которых к окончанию школы еще не слышали, а система образования продолжает готовить к новому миру по старым схемам. Если нельзя изменить систему, то, может, пора менять свой личный подход к обучению? Вместе с экспертами попробуем разобраться, как в этом непредсказуемом мире учиться с толком.


Читайте также Первая за осень петербургская школа полностью ушла на дистанционку

Из-за гололеда до утра субботы в Москве объявили «желтый» уровень опасности

На востоке Москвы начинают заселять по реновации новостройку на улице Константина Федина