Минпрос обещал подумать об отмене ЕГЭ

Из экзамена, который большинство детей не могут сдать без репетиторов, нельзя «сотворять кумира», считает депутат Госдумы Олег Смолин.


© Фото Евгения Шабанова

Комитет Государственной думы по образованию и науке не поддержал во вторник законопроект фракции «Справедливая Россия», который предлагал ограничить сферу Единого государственного экзамена. Как рассказал корреспонденту «Росбалта» первый заместитель председателя комитета от партии КПРФ и сторонник законопроекта Олег Смолин, аналогичные инициативы оппоненты ЕГЭ вносят, а Дума отклоняет уже много лет. Однако на этот раз у инициативы даже появилась некоторая надежда на будущее.

— Олег Николаевич, что за законопроект вам не удалось сегодня продвинуть?

— Произошло то же самое, что уже происходило много раз. Начиная с 2009 года, когда ЕГЭ в России стал обязательным, мы много раз вносили законопроекты о переводе его в добровольный режим. До сих пор такие законопроекты Думой отклонялись.

Законопроект «СР», который рассматривался сегодня, разводит два понятия: аттестация за школу и экзамен для поступления в вуз. В качестве экзаменов для поступления в вуз, ЕГЭ предлагалось сохранить, а в качестве итоговой аттестации по школе — упразднить. Фактически это применялось в прошлом году и будет применяться в этом.

Представитель министерства просвещения на сей раз высказался в том духе, что надо посмотреть и подумать — и тогда, может быть, ведомство пересмотрит свое, до сих пор отрицательное отношение к этой идее. Сегодня же (с подачи министерства) и наш комитет решил, что «пока рано».

— Не все, возможно, поймут, зачем «эти два понятия разводить».

— Прежде всего, далеко не все выпускники школ даже в наши дни собираются в высшие учебные заведения. Сейчас 52% детей после девятого класса идут не в старшую школу, а в профобразование (и многие из них идут туда именно потому, что хотят избежать ЕГЭ). Из тех же, кто оканчивал в 2020 году 11-й класс, около 10% отказались сдавать ЕГЭ. Это тоже более ста тысяч ребят.

Я поддержал законопроект по одной простой причине: считаю, что мы не можем делать из ЕГЭ кумира. На основании уже многолетнего опыта я считаю, что вреда от ЕГЭ все-таки оказалось больше, чем пользы.

Что касается коррупции в системе образования, то я вам напомню, что когда ввели ЕГЭ, в первый и второй год, по данным МВД, коррупция увеличилась в полтора раза. Сейчас, я думаю, благодаря колоссальным усилиям, коррупции стало меньше. Но появилась другая ее форма — через репетиторство.

Абсолютное большинство детей не сдают ЕГЭ без репетиторов. Я встречался недавно со старшеклассниками в Москве. В ответ на мой вопрос, кто готовится или собирается готовиться с репетиторами, подняли руки практически сто процентов.

А ведь если брать всю страну в целом, репетиторы доступны далеко не всем. Более того, по социологическим данным, первые две «верхние» социальные страты из 10 тратят на образование детей раз в пять больше, чем «нижние» две страты. Таким образом, равных возможностей, которые были обещаны нам ЕГЭ, разумеется, нет. А если учесть, что значительная часть репетиторов — это вузовские преподаватели, которые готовят в свой вуз, другая часть — школьные учителя, то хрен получается немногим слаще редьки.

Но, пожалуй, самое печальное в том, что ЕГЭ приводит к формированию «флюса» (вспоминая Козьму Пруткова). Ребята готовятся только по паре предметов — и в итоге вопиющая безграмотность по части общего образования.

Поэтому и нужно диверсифицировать выпускные и вступительные испытания. Мы много раз вносили законопроекты о том, чтобы у выпускников было право: хочешь — ЕГЭ, хочешь — традиционный выпускной экзамен. Причем, мы считаем, что это должно быть не только применительно к школе, но и применительно к вузу. Перевести ЕГЭ в добровольный режим. И те, кто будет поступать не сразу после школы, тоже должны иметь выбор: сдать либо ЕГЭ, либо вступительные.

— Усложняет ли это общую схему выпуска и приема?

— Эта общая схема действовала в России с 2002 по 2009 год. И ничего, действовала. А потом еще несколько лет она действовала в Крыму — и тоже ничего особенного не происходило. Кстати, отчасти эта схема действовала в стране в прошлом году, когда часть ребят не стала сдавать ЕГЭ.

Единого универсального выхода из положения нет. Мы предлагали несколько версий. В том числе — добровольность ЕГЭ. Или же введение обязательных элементов устных экзаменов по гуманитарным предметам. Потому что ЕГЭ, как отмечал и сам председатель нашего комитета Вячеслав Никонов, не учит детей читать, писать и говорить.

В том числе мы предлагали отказаться от стандартизированных экзаменов. По математике, собственно говоря, в основном это и произошло: ЕГЭ по математике максимально приближен к контрольным работам. Что касается истории, обществознания и литературы, они очень плохо поддаются стандартизации, поэтому мы предлагали устную часть. А по литературе мы вообще предлагали выбор: сочинение либо литература устно. Мы хотели поменять саму идеологию экзамена, которая позволила бы не стандартные тесты выполнять, а показывать творческие способности тем, у кого они есть.

Перевод ЕГЭ в добровольный режим особенно важен, как ни странно, для двух категорий юных граждан. Первая категория — это выпускники с особыми талантами. Напомню, даже Виктор Садовничий признавал, что ЕГЭ бы он не сдал. Когда он сдавал математику, поступая в МГУ, то одного раздела совсем не знал, но так блестяще отвечал другие, что ему поставили пятерку, и мы сейчас имеем Садовничего.

Вторая категория — это те, кому, вообще говоря, высшее образование в срочном порядке не необходимо. Так, боясь ЕГЭ, очень многие сельские школьники уходят в систему профобразования, и старшие классы в сельских школах пустеют, закрываются. И, как мне говорил лучший руководитель хозяйства одного из районов Омской области: «Сколько бы я ни платил людям, я их не удержу, они уедут туда, где есть полная средняя школа».

— Но если у нас появятся две разных категории поступающих, будет ли обеспечено их равноправие?

— Свои проблемы, конечно, есть. Но и положительный опыт тоже есть. Например, ребята с инвалидностью имеют право сдавать выпускные и вступительные как в форме ЕГЭ, так и в форме классического экзамена. Кстати, очень многие из них выбирают ЕГЭ, чтобы не сдавать две серии экзаменов. Есть вузы, которые массово обучают инвалидов, и принимают и после ЕГЭ, и после вступительных. И нормально учат студентов.

Беседовал Леонид Смирнов


Читайте также Школьники рассказали, какие предметы им не нужны

Разработчик программ для людей с нарушениями речи выпустил музыкальную композицию

Полицейского из Самары заподозрили в «сливе» информации по делу об отравлении Навального