Будущее за «солдатами Урфина Джюса»?

Парламентские выборы никак не повлияют на курсы внешней и внутренней политики: в России завершается «ковка» новой управленческой элиты.


Правительство «расщепляется» на кусочки, каждый из которых теперь подчинен непосредственно президенту. © FreeImages.com Content License

Год назад в России была объявлена конституционная реформа, которая является стержнем осуществляемых в стране в стране политических трансформаций. Первые итоги преобразований обсудили в ходе круглого стола в Сахаровском центре (признан иноагентом в России).

«Ничего принципиально нового не произошло, — отметил заведующий кафедрой конституционного права ВШЭ Михаил Краснов. — Власть как была персоналистской, так и осталась».

По словам Краснова, в России «была типичная конституция полупрезидентской или смешанной республики», предусматривающая «два ключа от правительства — один у парламента, другой у президента». Но фактически президент и раньше владел правительством полностью. Ни разу Госдума не объявила вотум недоверия правительству: две попытки такого рода закончились ничем.

«Так что парламентские выборы на курс внешней и внутренней политики как никак не влияли, так и влияют», — констатировал эксперт.

Профессор права Елена Лукьянова отметила, что последние 20 лет в стране шла постепенная «модернизация законодательства». Поправки 2020 года просто закрепили все то, что вносилось в жизнь указами Конституционного суда и подзаконными актами — сдвиг власти в президентскую сторону. Сегодня полномочий у президента, по оценке Лукьяновой, уже больше, чем в классической президентской республике — это полномочия из разряда монарших (в абсолютной монархии, конечно).

«Но и это не главное, — высказала мнение Лукьянова. — Главное — Как это все делалось. Открыт ящик Пандоры несконституционных изменений Конституции. А мы еще не все увидели. Знающие люди говорят, что ягодки впереди». В качестве «первой ягодки» эксперт отметила снятие возрастных ограничений для чиновников. «В молодости мы уже видели гериатрическое руководство страной», — напомнила Лукьянова, имея виду Брежнева, Черненко и их окружение.

Среди шагов власти, свидетельствующих о, по ее мнению, о правовом нигилизме, Елена Лукьянова выделила то, как в субъектах РФ «голосовались все поправки разом», а также прописанную отныне «возможность для власти не исполнять решения международных судов».

Как рассказал социолог, заместитель директора «Левада-центра» (признан в России иноагентом) Денис Волков, большинство российских граждан приветствовало «социально-экономические» поправки (в частности — насчет пенсий). И под это ожидаемо проглотили поправки политические.

Правда, тут есть важное исключение: гвоздь программы, поправка об «обнулении» президентских сроков, все-таки расколола российское общество. По данным майских опросов, 44% выступали за поправки, и целых 32% — против. Однако из тех, кто собирался голосовать, расклад был совсем иной: 55% за и лишь 25% против.

«И здесь лишь часть ответственности стоит возложить на власть, — подчеркнул Волков. — Вместо того, чтобы провести яркую кампанию „нет“, проявилось отсутствие солидарности, характерное для нашего общества».

Ведущий круглого стола политолог Николай Петров особо выделил такую меру, как «расщепление правительства на кусочки, каждый из которых теперь подчинен непосредственно президенту». Это и «комиссия Козака», курирующая всю деятельность государства за рубежом, и ВЭБ, который займется развитием экономики, и обновленный Госсовет, и силовой блок во главе с Совбезом, и госкорпорации, которые тоже выведены из-под подчинения правительству.

Политолог также предсказал, что в ближайшее время все важное заберут из регионов и сделают федеральными территориями (но, вероятно, уже после выборов). А также будет образован Арктический федеральный округ, судя по тому, что в «сменной части госсовета» два северных губернатора, из Архангельской области и Республики Коми.

Президиум Госсовета, по оценке Петрова, очень сильно отличается от прежнего: в него дополнительно введены 18 губернаторов, возглавляющих комиссии. «Тульский губернатор, президентский охранник Дюмин отвечает за промышленность, а другой президентский охранник, ярославский губернатор Миронов, — за молодежную политику, — считает Петров. — Они в этом абсолютно некомпетентны». По версии политолога, это некая «последняя стадия ковки кадров»: президентский охранник, замминистра и ряд других лиц на 3-4 года назначены возглавлять регионы, а теперь введены в президиум Госсовета. «На выходе мы получим образцовых „солдат Урфина Джюса“, которые станут новым поколением российской управленческой элиты», — высказал мнение эксперт.

Леонид Смирнов


Читайте также Депутат Госдумы, вступившийся за женщину, которую полицейский пнул в живот, передумал

Соловьев назвал «хорошо подготовленной провокацией» инцидент в Петербурге, где женщину пнул в живот омоновец

Стилиста Пугачевой и Киркорова убил инородный предмет в неподходящем месте